Вы здесь

ПАРЕНЬ С СЕВЕРА НА ЮЖНОМ ПЕКЛЕ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Полемические заметки о губернаторе Владимирове и не только

Окончание. Начало в № 7 от 20 февраля 2019 года

БЮДЖЕТ РАСТЕТ, ДОЛГИ СНИЖАЮТСЯ

Ежу понятно, что самый серьезный рычаг управления в руках власти - деньги. В бюджете нашего края денег всегда не хватало. Хотя именно при Владимирове он устойчиво растет, впервые перевалил за сто миллиардов рублей и составил на текущий год 108 миллиардов (доходная часть). Хотя уже фигурирует цифра 113 миллиардов. Также впервые за последние годы бюджет профицитный, более чем на полтора миллиарда рублей. То есть на эту сумму запланировано меньше расходов.

Конечно, такой бюджет открывает больше возможностей. В крае реализуются десятки программ социального развития. Непременное условие их реализации на территории - участие деньгами самого муниципалитета, привлечение внебюджетных средств, вплоть до денег населения, как в программах местных инициатив. Это условие появилось уже при Владимирове. Надо сказать, что именно при нем программы местных инициатив стали развиваться очень широко, дошли чуть ли не до каждого поселения.

Нашего губернатора часто критикуют за то, что долги края выросли именно при нем чуть ли не вдвое, до 38 миллиардов рублей. Возник этот долг, если уж быть до конца справедливым, хотя и при нем, но уж точно не по его вине. Майские, 2012 года, Указы Президента потребовали значительно увеличить зарплаты бюджетникам. При этом денег, как водится, никто не дал. Посоветовали изыскивать внутренние резервы на местах. А их особо не было. Пришлось краевому минфину идти в банки за кредитами. Кстати сказать, такая же картина была в большинстве субъектов страны, все разом влезли в долги. И не вылезут, судя по сообщениям СМИ, из них до сих пор. Новый, прошлого года майский Указ Президента профинансирован Центром уже на 95 процентов. Так что повторения пройденного не будет.

Чудес не случается, такие большие долги, как сейчас у нас, за короткий срок вернуть невозможно. Хотя подвижки есть, в прошлом году долги края сокращены на 6 миллиардов. В том числе и потому, что коммерческие кредиты заменены на более дешевые деньги минфина страны. Тут команда Владимирова постаралась, сполна воспользовалась предложенными Москвой возможностями реструктуризации кредитов. Почти 2 миллиарда на возврат долгов заложено в бюджет и на текущий год. Так что тенденция позитивная и, будем надеяться, долговременная.

Вообще, использование федеральных денег в социальном развитии края по схеме софинансирования вышло при Владимирове совсем на иной уровень. Всего один пример по Ставрополю. Его Юго-Западный район стал в свое время синонимом спального района. Жилье строилось рекордными темпами, а объекты соцкультбыта оставались с советских времен. Но за последние пять лет, то есть именно при Владимирове, здесь построены крупнейшая и современнейшая поликлиника, две школы, три детских сада... Занимались этим и наши депутаты в Государственной думе, и строительный бизнес. Но без координирующей роли краевого правительства во главе с губернатором, согласитесь, вряд ли что получилось бы.

ПОИСК ТОЧЕК РАЗВИТИЯ

Владимиров вообще-то производственник. До перехода во власть управлял крупным, из нескольких тысяч человек, производственным коллективом, добывал нефть и ворочал миллиардами рублей. Поэтому знает, что булки на деревьях не растут, прекрасно понимает, как территория богатеет и чем живет. И за какую ниточку дернуть, чтобы богатела быстрее.

Резонно, что он чуть ли не с первых дней на губернаторстве нацеливает свою команду на поиск новых точек роста экономики, на привлечение инвестиций, широкое использование средств государственной поддержки.

Помню, как носились при Гаевском с черной металлургией на Ставрополье, строили тот же «Ставсталь» в Невинномысске при региональном индустриальном парке. Не пошло, предприятие в рынок не очень вписалось, попало под процедуру банкротства, несколько раз уже меняет хозяина. Это я к тому, что не всякие инвестиции ведут к развитию территории.

При Владимирове об индустриальных парках не забыли. Добавился даже новый - технопарк «Мастер» в Ставрополе. Все в порядке с инвестициями, за последние несколько лет их поступило на 150 миллиардов рублей. Создаются или планируются с участием правительства и новые производства на действующих предприятиях, тех же гигантах химии в Буденновске и Невинномысске. Но теперь складывается впечатление, что все разговоры, вся инвестиционная политика власти - более приземленная, что ли, более реальная. Все крутится вокруг вложений в развитие сельскохозяйственного производства, в переработку. Что у нас вообще-то беспроигрышно. Край-то на самом юге страны, аграрный. Да и момент более чем удачный: государство находится под внешним давлением, провозгласило политику импортозамещения, продукция аграрного сектора имеет высокий спрос. Центр к тому же выделяет щедрые субсидии в АПК, почему бы и не воспользоваться ими для развития края?

Владимиров, как говорится, поймал волну. Тут у него не отнять, знает его правительство, где в Москве какая дверь открывается. В целом только на текущий год Ставрополью выделено Центром субсидий в аграрный сектор почти на 4 миллиарда рублей. Это очень большие деньги. Достаточно сказать, что раньше ничего подобного не было. Вызывает улыбку, что минсельхоз края сегодня больше всего озабочен тем, как эти огромные средства освоить. Любой, кто приходит с инвестиционным проектом, дорогой гость в министерстве.

А всего сейчас в аграрном секторе края реализуется инвестиционных проектов на 23 миллиарда рублей. Комплекс по производству баранины, перерабатывающие предприятия, молочные комплексы, крупнейшая утиная, козья фермы... Все, оказывается, можно у нас развивать. И получать на все господдержку.

И такое уже не первый год. Именно при Владимирове у нас на Ставрополье фактически создана чуть ли не с нуля новая крупная отрасль - производство овощей закрытого грунта. До 2013 года в крае было всего несколько гектаров теплиц. Сейчас - уже под двести гектаров. Через пару лет будет уже под триста. В нескольких районах построены и строятся крупнейшие тепличные комплексы на десятки гектаров. Производится 70 тысяч тонн овощей в год, и мы вроде как выращиваем целых 19 процентов от всех тепличных овощей России. Планируется - 140 тысяч тонн.

Второе похожее направление, и также с нуля - промышленное плодоводство, разбивка садов интенсивного и сверхинтенсивного типа. Оно, правда, только начинает развиваться. Да так бурно и интересно, что привлекло внимание первых лиц страны. Путин и Медведев даже специально приехали в прошлом году в край, лично познакомиться с садами на шпалерах. В минувшем году получены первые неплохие урожаи плодов. Закладываются новые сады, в том числе - на приусадебных участках граждан. И это ставропольское ноу-хау, которое горячо поддерживает губернатор. У нас десятки тысяч частных подворий, так что за ним большое будущее.

РВАНУЛ НА «2500» И МНОГОМУ НАУЧИЛСЯ

Разумеется, не все у Владимирова идет в том же сельском хозяйстве гладко. Хотя он, похоже, умеет извлекать уроки из ошибок.

В этом плане показательна история с так называемой земельной реформой. И не столько провозглашением самой реформы показательна, сколько тем, как губернатор вышел из ситуации, в которую сам себя по простоте душевной загнал. И которая, будем надеяться, очень многому его научила.

Понятно, что марка края - рекордные урожаи зерновых. И естественно, что новый губернатор в тему роста урожайности, как говорится, въехал с первых дней. Среди председателей хозяйств в ходу разговоры, что возможность пайщикам выделиться с землей - абсолютное зло. До Владимирова на Ставрополье действовал закон, по которому минимальный размер выдела из земель коллективно-долевой собственности сельскохозяйственного назначения составлял 30 гектаров. Поскольку средний размер земельного пая у нас десять гектаров, достаточно было троим их владельцам объединиться, чтобы выйти с землей. Фермерствовать на ней или просто передать ее другому арендатору. А на период 2015 - 2018 годов как раз пришлись массовые перезаключения договоров аренды, подписанных ранее на десять лет. Момент, когда люди могли выделиться, своего рода Юрьев день. И процесс пошел. То тут, то там стали разгораться выделенческие скандалы. Собрания, суды... Крупные хозяйства, скупердяйничающие в расчетах с пайщиками, небрежно относящиеся к ним, стали терять землю. На этом фоне краевая дума вдруг принимает закон об увеличении минимального размера выхода до 2500 гектаров. Владимиров, разумеется, был в курсе и не возражал.

Но в крае совершенно неожиданно для молодого губернатора поднялась самая настоящая буза. Люди сразу разобрались, что теперь, чтобы выйти с землей, надо было собраться вместе 250 собственникам. Что в условиях, когда арендаторы «окучивали» каждого пайщика, было попросту нереально. Пайщик с землей реально закабалялся за крупным арендатором. Фермерские объединения, структуры малого бизнеса, просто пайщики проснулись и ринулись на защиту своих прав. Съезды, собрания, статьи и передачи в СМИ, коллективные жалобы во все адреса, вплоть до Президента... Крайним оказался Владимиров, поскольку он откровенно поддержал закон. И теперь только ленивый не вытирал о него ноги. Надо сказать, яростная защита людьми своей паевой земли оказалась неожиданной для всего политического актива края. Пайщик никогда не рассматривался как субъект политики. А тут вдруг забузил так яростно, что до Москвы дошло.

К чести молодого и, надо думать, честолюбивого руководителя, Владимиров смог признать свою ошибку, отступить, выйти на думу с собственной законодательной инициативой и отменить злосчастную норму в 2500 гектаров. Предложил норму выдела еще меньшую, чем была до этого - всего один пай. И ее депутаты утвердили.

Конечно, в производстве зерна земля более эффективно используется крупными хозяйствами. Даже научно доказано, что зерноводство рентабельно при площади возделывания не менее двух тысяч гектаров. Мелким фермерам не светит. Тут и председатели, и Владимиров были правы на все сто. Но в данном случае абстрактная экономика столкнулась с конкретными правами собственников земли. Губернатор, пусть и с запозданием, понял, что права важнее. Ведь он, как ни крути, продолжение власти Президента на вверенной территории, а Президент - гарант прав граждан. Отказавшись от вроде как эффективной инициативы, губернатор выбрал сторону народа. А это дорогого стоит.

У затеи под названием «2500» были и положительные последствия. Шум вокруг земли реально поднял за несколько лет и арендную плату, и саму стоимость земельного пая в среднем по краю вдвое. Сегодня уже не новость, что на пай при аренде дают по 4-5 тонн зерна в год, а за сам пай при покупке платят собственнику и 400, и 500 тысяч рублей. Основное наше богатство - земля - стало приносить людям больший доход.

Это был, назовем его так, побочный эффект губернаторской ошибки. И очень даже положительный эффект.

МУСОРНАЯ РЕФОРМА

Из не совсем гладкого - и мусорная реформа, на которой Владимиров также набил шишки. И, наверное, тоже извлек уроки.

Напомню, что наш край частично вступил в реформирование системы сбора и переработки коммунальных бытовых отходов первым. Еще в 2018 году, хотя вся страна только с нового года в нее вступила.

Министерство коммунального хозяйства края, похоже, повелось на сказки наших «мусорных королей» и реально отдало одному из них, как единому оператору, половину края. Хотя и на конкурсных началах отдало, но так составило задание, что простые смертные из отрасли даже подойти к тендеру не смогли. Оператор этот сразу стал действовать как монополист: и выдавил из отрасли десятки малых предприятий, которые там уже работали не первый десяток лет, занимались сбором и переработкой твердых бытовых отходов, имели коллективы, производственную базу, и цены на прием ТБО взвинтил до небес.

Последовал, естественно, скандал. Не меньший, если не больший, чем во время земельной реформы. Накаленные собрания в структурах, занимающихся защитой малого бизнеса, разгромные статьи в СМИ, многостраничные коллективные обращения наверх... Надо сказать, губернатор среагировал быстро. Первым шагом назад стало разделение уже разыгранного тендера на определение единого оператора - на два. И вошедшую в реформу только в этом году Кавминводскую зону разбили в итоге на две. Потом и с ценами чуть отыграли.

Конечно, пока трудно сказать, к чему приведет реформа. В фанфары бить тем более рано. Мы тут в самом начале. Но то, что она еще потребует внимания губернатора, разрешения возникающих проблем - это безусловно.

По большому счету, первым заметным ее результатом должен стать пуск крупного мусороперерабатывающего завода. Чтобы мы от складирования ТБО перешли к их реальной переработке. Иначе зачем тогда было все начинать. Пока же про завод даже разговоров не ведется.

Как мы теперь понимаем, не арестами едиными живет руководство края. Они, если случаются, всего лишь досадные эпизоды среди большой работы.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.7 (3 голоса)

Комментарии

Пора уже команде губернатора подбить итоги, что им сделано

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
14 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.