Вы здесь

ДОШЛО ВЕСЕЛИЕ ДО ТОЧКИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

В начале декабря 2021 года председатель СК России Александр Бастрыкин отметил низкий процент оправдательных приговоров в нашей стране. Так, в минувшем году в суды были направлены 73 тысячи уголовных дел в отношении 82 тысяч обвиняемых, оправдано же было менее одного процента подсудимых. Что, по версии Бастрыкина, говорит о профессионализме следователей и высоком качестве предварительного следствия. Мол, доказательная база настолько веская и аргументированная, что не оставляет и тени сомнения в виновности преступников. Так ли это на самом деле?

В конце декабря Промышленным судом города Ставрополя был вынесен приговор Сергею Шестопалову. 42-летний ставрополец обвинен по статье «Убийство». Дескать, именно он в ночь с 4 на 5 февраля 2020 года нанес более 40 ножевых ранений своему приятелю Глебу Р. и, оставив умирать, ушел спать домой. Прокурор просил для подсудимого 12 лет лишения свободы. Суд дал 8 лет. Хотя, казалось бы, откуда снисхождение, если речь идет об убийстве с особой жестокостью, да еще и с отягчающим вину обстоятельством в виде алкогольного опьянения?

 Может потому, что ни мать убитого, ни сам судья так и не смогли поверить в то, что не отличавшийся физической подготовкой и пьяный вусмерть парень смог в одиночку справиться с физически развитым и превосходящим его по силе другом? Как и помимо логики было и много других нестыковок в этом оперативно раскрытом следователями СО по Промышленному району г. Ставрополя СУ СК РФ преступлении. Оттого и обвинительный приговор звучал, словно извинение перед самим осужденным. Мол, понимаем, что все шито белыми нитками, но сидеть придется, коль довелось оказаться не в то время и не в том месте. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Мы пили, пили и еще пили…

 Сергей и Глеб были знакомы давно. Не то, чтобы дружили, но хорошо общались. Вот и в этот раз, случайно пересекшись на улице и узнав, что у обоих не ладится с трудоустройством, договорились вместе сходить в Центр занятости. Днем 4-го февраля парни как раз и направлялись искать работу, когда Глеб предложил заскочить к знакомым, взять в долг полторашку спирта. Почали бутылку прямо на улице. Но до Центра все же дошли. И, переписав имеющиеся вакансии, решили идти в гости к Глебу.

 Пока шли, тоже пили. Пили возле «Солдата», и в сквере на Крепостной горе пили, не закусывая и не запивая. Денег не то, что на закуску, на сигареты не было. В общем, развезло Сергея знатно. Воспоминания о сквере - единственное, что помнит ясно. Как и разговор с приятелем о том, что Глеб встречается с девушкой, а та принесла в его квартиру наркотические вещества, которые они вместе с дамой сердца решили попробовать. Только достали наркоту, как на квартиру нагрянул наряд полиции. Причем один из сотрудников настоятельно рекомендовал девушку в назревающее уголовное дело не вмешивать, и взять вину на себя. Вот Глеб в очередной раз и просил совета у Сергея, как лучше поступить, а после настойчиво звал в гости, опасаясь оставаться один.

 А дальше картинки: как поднимались по лестнице, его шатало, как очнулся ночью лежа на спине и пытался сфокусировать взгляд то над включенной лампочкой, то над склонившимся над ним силуэтом, но все расплывалось в пьяной мутной дымке. Видел вроде бы даже друга, который почему-то лежал на нем, и снова темнота. И неподдельное изумление, когда, проснувшись утром 5-го февраля, обнаружил, что находится не в квартире приятеля, а в собственной! А тут еще мама Глеба звонит, мол, сын не с вами? Дозвониться ему не могу. Не смог и Сергей. как и их общий друг Алексей Н., с которым ставрополец встретился после полудня, чтобы восполнить пробелы вчерашнего кутежа.

Ведь, как после будет рассказывать на суде данный свидетель, в 17:00 товарищи заходили к нему, но пробыли недолго. И когда в 21:00 он снова созванивался с ними, те уже были дома, играли в карты и ссорились. Но это будет в суде. Тогда как во время личной встречи единственное, о чем поведал Сергею Алексей, что ему тоже звонила мама Глеба и рассказывала, дескать, вчера ее сын подрался с хулиганами в парке «Победы» и даже получил ножевое ранение, заступившись за девушку. «Парк. Ночь. Девушка…», - пытался хоть что-то вспомнить Сергей, предполагая, что такие приключения уж точно должны были отложиться в памяти, но ни-че-го. Поэтому приятели еще раз набрали Глебу, но телефон молчал.

Решив, что друг отсыпается, тоже разошлись по домам. И в суете повседневных хлопот Сергей уже и думать забыл о пьяном загуле, когда под вечер 9-го февраля к нему в дом нагрянули сотрудники полиции, предложив проехать вместе с ними. Причина задержания? 8-го февраля в своей квартире найдено тело зверски убитого Глеба Р. Вы - главный подозреваемый.

 

День пьянки. Он же день убийства?

Так и не дозвонившись до сына в последующие несколько дней, 8-го февраля 2020 года мать убитого Глеба Р. обратилась в Промышленный отдел полиции Ставрополя с заявлением о его пропаже. Мол, сотовый телефон в квартире звонит, а трубку никто не берет. Выехав на место и вскрыв квартиру, полицейские вместе со спасателями обнаружили кровь в комнате, разбросанные вещи, битую посуду, разорванные игральные карты и исколотого ножом мужчину. Вследствие чего и было возбуждено уголовное дело в отношении неизвестного лица по статье «Убийство», и начат обход соседей.

Те же хором твердили, что ничего не слышали. Ни вчера, ни в минувшие дни. Зато всплыла роковая ночь 4-го февраля, о которой рассказывали Алексей Н. и мама погибшего. Собранные же воедино, их показания логично дополняли друг друга, вырисовывая неприглядную картину заурядной пьянки с трагичным финалом.

Вот 4-го февраля в 9 вечера приятели играют в карты, на повышенных тонах о чем-то спорят, ссорятся. Вот телефонный звонок Глеба своей матери в 22:36, где он рассказывает, что его ранили в плечо ножом хулиганы в парке. Но хулиганы ли и в парке ли? Ведь как потом будет установлено следствием, куртка у парня не была порвана. Учитывая, что дело происходило в феврале и в мороз, сам собой напрашивается вывод, что ранение все же было получено не на улице, а в квартире.

Причем в собственной квартире. На что указывает и биллинг телефонов с их месторасположением, и следы крови в прихожей и зале, которые впоследствии вытерла мать Глеба. К слову, иного беспорядка тогда она не обнаружила. Зато видела пьяного вдрызг Сергея, спящего на кровати сына. «За все время моего присутствия Шестопалов ни разу не проснулся и не разговаривал с нами», - расскажет свидетель. Обработав рану, она уедет и уже из дома позвонит сыну в 23:58. Это и будет последний разговор Глеба и матери, после которого тот перестал выходить на связь. А значит, все ясно как божий день, и вот он убийца на блюдечке с голубой каемкой?

Во всяком случае, версия с причастностью к убийству Сергея Шестопалова с первых же дней стала у следствия основной и доминирующей, спустя всего два дня с начала розыскных мероприятий ставропольцу уже было предъявлено официальное обвинение. И как горько замечают родственники осужденного, вместо того, чтобы разбираться в обстоятельствах смерти Глеба и расширять круг подозреваемых, дальше сотрудники правопорядка с пылом занимались лишь поиском улик, доказывающих вину Сергея. Не чураясь при этом подтасовывать вещественные доказательства, изымать те, что напрямую указывали на его невиновность, как и игнорировать иные события того дня, явно не вписывающиеся в их версию событий.

Ведь, как следует из обвинительного заключения, 4-го февраля в период времени с 23:58 до 03:48 между приятелями возникла ссора. После чего, находясь в нетрезвом состоянии, Сергей Ш. схватил на кухне нож и буквально изрешетил своего друга. Шея, горло, ноги, тело. Шансов выжить у последнего просто не было. Глеб погиб на месте.

«Но вот в ночь ли с 4-го на 5 февраля?», - не соглашаются с версией следствия родные Сергея и адвокат Ольга Тришкина. И в качестве доказательства приводят выводы судмедэксперта, где черным по белому написано, что при осмотре трупа Р. Г., кроме проникающих колото-резанных ран, от которых пострадавший скончался, на его теле была обнаружена поверхностная резаная рана груди и области правого плечевого сустава (та самая, о которой говорила мать погибшего). И ее процесс заживления дает основание считать, что та образовалась в срок за 1-2 суток до момента наступления смерти. Другими словами, если ранили Глеба в плечо 4 февраля ночью, и рана стала уже затягиваться, то умер он как минимум ночью 5-го февраля, а то и 6-го. Что логично укладывается в выводы медэкспертизы, но совсем не укладывается в версию следствия о причастности к убийству их главного и единственного подозреваемого.

Между тем, доводы адвокатов о более поздней смерти Глеба Р. косвенно подтверждают и показания матери погибшего. Вот как последняя описывает помощь, которую оказывала сыну ночью 4 февраля. «Я обработала рану спиртом, после чего мы зашли в зал, нашли вату и положили слой ваты и марли на рану и заклеили пластырем в виде нескольких полосок от живота к груди и от левого до правого плеча». Кроме того, мать отмечает, что уезжая от Глеба, она видела, как сын одел батник с воротником в коричнево-оранжевую полоску. А теперь, читатель, выписка из протокола осмотра тела погибшего, который обнаружен в КРАСНОЙ ФУТБОЛКЕ, и повязка на теле у него выглядит совершенно иначе. Она представляет собой белое х/б вафельное полотенце, сложенное в два слоя, поверх которого наложена марля, сложенная в 2-3 слоя, и между ними слой белой гигроскопичной ваты.

 

В дело просится третье лицо…

Итак повторимся, заживающая рана, совсем другая повязка, иная одежда на погибшем. Казалось бы, данный набор нестыковок, если не в корне рушит версию о причастности Сергея Ш. к преступлению, то должен был хотя бы сподвигнуть следствие более внимательно отнестись к его показаниям о неком силуэте, который тот дважды видел в ту ночь.

К тому же и опрошенная в ходе следствия знакомая Глеба, Мария К., рассказывала, что 4-го февраля примерно в 17:40 она созванивалась с другом. И, по его словам, он находился возле «Дома Торговли» в компании двух мужчин, с которыми пил вчера, 3-го февраля, и собирается продолжить веселье сегодня, коль уж имеются две бутылки водки. Один из незнакомцев - бывший боксер. А теперь вопрос на засыпку, если предположить, что одним из собутыльников Глеба все же был пьяный в стельку Сергей, кто был третьим на этой «вечеринке». И куда неустановленный «боксер» делся после?

 Как и не стали следователи разбираться и с показаниями соседки Глеба по лестничной клетке Н. Р, которая рассказала, что за двое суток до 9-го февраля примерно с 23:00 до 00:30 минут она слышала, как на протяжении около одной минуты неустановленное лицо пыталось закрыть замок в квартире, где жил убитый. Учитывая, что Глеб по версии следствия был убит 4-го февраля и с утра 5-го февраля не выходил ни с кем на связь, кто был в его квартире 7-го февраля и почему уходил ночью? И не тот ли это таинственный инкогнито, с кем недолго до смерти у Глеба был… анальный половой акт, о чем во время суда было сказано скупо и крайне нехотя.

Хотя, казалось бы, это ли не прямая улика для установления истины по делу, способная не только дать конкретный ответ на зависший в воздухе вопрос «а был ли третий», но и доказать, что Шестопалов не лжет, говоря, что спал мертвецким сном! Словом, это могло стать триумфом следствия, а стало же невнятными отговорками, дескать, в результате исследования были случайно уничтожены следы спермы на тампоне, поэтому и взятые на экспертизу срезы тампона ничего не показали. Хотя, что они могли показать, если, как отмечает адвокат Сергея Шестопалова, несмотря на предъявленное обвинение, образцы биологического материала ее подзащитного не были переданы следователем эксперту для сравнения ДНК.

Однако поразительная забывчивость! Или все же нежелание открывать для себя ящик Пандоры, дабы не породить иные сомнения? Например, в предвзятости показаний того же Алексея Н., одного из основных свидетелей, на ком строится обвинительный приговор. Тогда как его показания о вечернем звонке приятелям в 21:00 и то, что он слышал, как Сергей ссорится с Глебом, опровергаются банальным телефонным биллингом. Согласно которому, последний раз Алексей созванивался с приятелями в 20:15, причем телефон погибшего Глеба находился на улице Фроленко, а Сергея Шестопалова на улице Доваторцев. Так как же они могли играть в карты и ссорится, тем более в 9 вечера? Любопытно? Жаль, что подобная любознательность следствию оказалась чуждой, когда на веру были приняты и показания Алексея, что 5-го февраля на детской площадке Сергей сам признался ему, что «заеб…шил Глеба».

И сделал это, видимо, тем самым кухонным ножом, оный следствие продемонстрировало в качестве орудия преступления. Даже если на рукоятке ножа не найдено ни капли человеческой крови, а есть только смазанные следы погибшего Глеба, подозреваемого Сергея и опять-таки неустановленного третьего лица, чья тень снова и снова мелькает в этой истории. Но чье присутствие так не хочет замечать следствие, выставляя в качестве главной улики нестиранную одежду Сергея, где возле воротника и кармана было найдено несколько малюсеньких пятнышек крови убитого.

Повторюсь, мельчайших! И это при сорока-то ножевых ранениях! Как и активной борьбе убитого с убийцей.

Когда, судя по результатам экспертизы, Глеб не просто лежал и смотрел, как его убивают. Он защищался, оборонялся, тоже нападал на убийцу, что сопровождалось массивной кровопотерей. А, следовательно, и на одежде Сергея должно быть куда больше следов, как и под ногтями должен остаться эпителий убитого, но…

 

Улики теряются, улики меняются?

Тем и уникален данный случай! Когда вслед за испорченными срезами тампона и не проведенным анализом ДНК, из уголовного дела была утеряна и другая вещественная улика - подногтевое содержимое Шестопалова! Зато в материалах следствия появился ключ от квартиры Глеба, найденный якобы в квартире подозреваемого. Но найденный ли?

- Мало того, что в протоколе обыска квартиры Шестопалова отсутствуют указания, в каких местах обнаружены изъятые 15 ключей, но и в каждом из этих предметов не отражены их индивидуальные признаки (размер, форма, цвет, материал, из которого изготовлены). Фотосъемка также не применялась, - недоумевает адвокат Ольга Тришкина от подобной работы следствия.

Данные нарушения не просто противоречат всем нормам и правилам УПК РФ, но и порождают сомнения в непредвзятости и объективности процесса. И сомнения становятся сильнее, когда, по словам, родственников, во время обыска 15 изъятых ключей были помещены в пакет черного цвета и запечатаны. Тогда как на анализ к эксперту вещдоки попали упакованными в конверт белого цвета. Кроме того, ключ, якобы найденный у Шестопалова дома, вдруг оказался удивительно похож на ключ, который описывала как свой хозяйка квартиры, где жил Глеб, и который следствие чуть ранее изъяло у нее. Совпадение? Но почему тогда из оставшихся 14 образцов аналогичного собрата больше не нашлось?

 - Я уверен, что моего сына просто сделали козлом отпущения в этой трагедии,- сжимает кулаки отец Сергея.

 В конце декабря сторона защиты подала апелляционную жалобу в суд на приговор и пытается его опротестовать. Семья осужденного надеется, что масса нестыковок в данном деле все же сподвигнет правосудие к тому, чтобы досконально разобраться во всех обстоятельствах происшествия, когда на все вопросы будут даны исчерпывающие ответы, сомнения устранены, третьи лица найдены. А пока этого нет, Сергей находится в местах лишения свободы как наглядный пример того, что статистика, приведенная Бастрыкиным, не врет, хоть и подрывает веру в справедливость.

А еще заставляет задуматься о том, как же права народная мудрость гласящая, что пьянство - спутник беды. Когда этой истории могло бы и не быть, если бы здоровые мужики не бухали, а занимались спортом, заводили семьи, стремились покорить жизненные вершины, а не опуститься на самое дно. Да, двигаться вперед очень сложно. Куда проще принять на грудь и забыть на короткий срок о жизненных неурядицах, почувствовать себя королем. Пусть даже это королевство кривых зеркал, где в пьяном угаре искажается правда и кривда, добро и зло, честь и бесчестие. Искажаются реальные эмоции, мысли, чувства, выводя на первый план самое низменное и дикое, что есть в нас. «От опьянения два шага до преступления», - это тоже народная мудрость. Правда, о ней мы почему-то забываем, предпочитая альтернативную версию: «веселие на Руси есть пить, без пития Руси не быть». И как результат - нелепая смерть Глеба, искалеченная жизнь Сергея, черные от горя родственники обоих мужчин.

Право, что с этим делать, не понятно. Пить или не пить - это личный выбор каждого из нас, выбор внутренней культуры. И государственными запретами на продажу спиртного, «сухими» законами зеленого змия не искоренить. Воспитать человека и читать ему моральные нравоучения, когда он вдоль лавки лежит, уже поздно. «Ежегодно во время праздников гибнут от девяти тысяч человек. Одной из основных причин смерти является огромное количество крепкого спиртного и последующее развитие событий», - говорится в исследовании Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии МЗ РФ. Вот такая страшная статистика российского одичания. И если начинать борьбу за трезвое поколение, то начинать ее нужно как раз с детского возраста - с организации досуга, спортивных секций, кружков по интересам, запрете алкогольной рекламы и пропаганде здорового образа жизни. Что собственно сейчас и предпринимает государство. Теперь шаг за нами: в бездну или обратно из нее, чтобы таких вот трагедий было как можно меньше. Ведь жизнь у нас одна, и дана она не для того, чтобы вот так невнятно прожить ее.

И все-таки хотелось бы, чтобы в ней царило правосудие и справедливость, основанные на фактах и веской доказательной базе, а не потому, что ты оказался в не нужном месте в не то время и не в том состоянии.

Марина Кандрашкина.

Имя и фамилия пострадавшего изменены.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Статья отражающая нашу действительность.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
8 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.