Вы здесь

КРАЙ НЕ ЗАМЕТИЛ ПОТЕРИ БОЙЦОВ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

С минувшей среды по социальным сетям начал гулять страшный видео ролик с кладбища в Михайловске: сюжет с 25 свежими, заваленными траурными венками могилами десантников. Об этом говорили водруженные над ними знамена ВДВ.

Ни траура, ни информации о похоронах

А потом пришел и ролик из столовой нашего 247 десантно-штурмового казачьего полка, где на столах стояли фотографии в траурных рамках, горели красные лампады, лежали аккуратно свернутые тельняшки с беретами на них. В том числе – и фото командира полка. Лица взрослых, сильных мужчин чередовались с совсем юными, еще и не успевшими толком пожить… Фотографий реально было вдвое больше, чем могил на кладбище в Михайловске, мы насчитали их 56. Это значит, что захоронения появились не только здесь.

Смотреть эти видео ролики без кома в горле, а то и без непроизвольно подступающих слез, невозможно. Невозможно тем более, что захлестывает горе и возмущение, что не понимаешь: как такое и совсем рядом прошло тихо и незаметно? Почему все спрятали?

Ведь телевизор наш, как государственный, так и местный, и в этот день, и в дни следующий и следующий, как бы отвлекая, трещал о другой, причем единичной, смерти – известного политика, по большому счету партийного и государственного функционера. На пустом месте лепил из него икону для поклонения. Из слов и предсказаний, пусть и удачных, ее лепил, а не из дел. О наших же похороненных павших, занимавшихся опасным, конкретным и важным делом освобождения Донбасса и в целом Украины ребятах – ни слова. Да и власти молчали. Ни траур краевой не был по ним объявлен, ни дата и место похорон не обнародованы. Кто они, из каких мест, где, при каких обстоятельствах погибли, героически или случайно, наконец, отомщены ли они – широкая общественность из официальных источников не узнала и не знает до сих пор.

Что там первое на войне гибнет, правда? Так оно и есть в нашем горьком случае.

Ведь наверняка многие ставропольцы пришли бы поклониться и попрощаться. И не испугаться, это не про нас, а наоборот, сплотиться перед этим нешуточным вызовом. Проникнуться ненавистью к их убийцам, если хотите. И тем самым поддержать семьи, полк, да что там говорить – армию и всю свою страну поддержать в этой непростой для нее сегодняшней ситуации неожиданной, и уже очевидно, что кровавой, войны. И самим фактом своего участия в прощании сказать, что все мы с ними – и с солдатами, и с их семьями, и с полком, и со страной. Во всяком случае, со дня, когда видео ролики стали гулять по сетям, на аллею с захоронениями десантников приходят и приходят люди. Наверное, за горькой и отрезвляющей правдой приходят. В чем мы и убедились своими глазами.

 

Сарафанная правда победила

Из неофициальных источников известно, что погибшие это в основном ребята, положившие головы в Густомеле и других местах вокруг Киева в ходе первых дней специальной военной операции на Украине. Десантировались на важный объект - военный аэродром, попали под артиллерийский огонь. А потом героически удерживали его и удержали до прибытия основных сил. В телерепортаже на федеральном ТВ один из десантников об этом тогда сказал так: «Огонь был жесточайший, потери были большие, но мы аэродром удержали». И все. Никаких подробностей. Оставалось только догадываться, о каком подразделении шла речь. Соотносить со слухами и делать выводы, что наверное про наш полк.

На могилах даты смерти с 25 февраля по 12 марта. То есть, уже массовыми захоронениями на кладбище в Михайловске подтверждена распространенная в конце февраля и опровергнутая тогда же властями информация «сарафанного радио», что то ли пятьдесят, то ли шестьдесят человек из нашего полка погибли в первые же дни операции.

 

Замолчать приказано сверху

Вряд ли наши местные власть имущие наложили запрет на информацию о страшном грузе 200 из-под Киева. Не их это колокольня. Такая установка наверняка дана свыше. Поэтому похороны и стали только делом военных и семей. Без информирования общественности. Чтобы, как, наверное, «во благо» думают чиновники в высоких федеральных кабинетах, не будоражить эту самую общественность, не подогревать антивоенные настроения. Да и не подыгрывать украинским националистам, смакующим и разгоняющим в интернете тему якобы массовой гибели российских военных в ходе спецоперации.

Правда, жестокая и горькая, все равно вылезла. Запрет, как и бывает в нынешнее время тотальной открытости информации, не сработал. Он только дал основания для кривотолков, и принес больше вреда, чем пользы. Причем, кривотолков самых фантастических. На тему, что это уже новые чудовищные потери среди десантников. Ведь только разглядев даты на табличках, понимаешь, что это те, месячной давности, потери, о которых в народе уже известно. Хотя и из сарафанного радио. Просто тела привезли не все сразу. Но ведь не каждый из нас пойдет на кладбище, прочитает даты смерти, сделает соответствующие выводы.

Конечно, у чиновников федеральных властей свои подходы. Не исключаю, что они думают так: кто особенно отличился - награждены. Всем семьям погибших государством из бюджета оказана щедрая материальная помощь. Хотя и горько терять людей, но это на войне неизбежно. Все, проехали, вытерли слезы, надо двигаться дальше. К намеченным высоким и благородным целям.

Но это как раз тот случай, когда такие подходы не совсем понимаются на местах. Мы тут, в городах и селах, думаем не так, как предполагают они, которые в столицах. И выводы делаем совсем не такие, на которые они рассчитывают. И не только по поводу конкретной, описываемой сейчас, истории. Где недоумение вызывает факт утайки того, что наоборот, должно стать источником сплочения общества. Почвой для таких выводов являются, прежде всего, очевидные нестыковки и противоречия. Между тем, что пафосно говорится наверху по поводу спецоперации, и что спустя рукава делается на этом же самом верху. Во всяком случае, нелогично и непонятно для нас делается.

 

Безвестность – самое страшное для героев

С одной стороны, федеральные власти громогласно заявили, что страна специальной военной операцией борется за освобождение Донбасса, более того, проводит демилитаризацию и денацификацию всей Украины. За последним термином – страшная чума двадцатого, а теперь выясняется, что и двадцать первого века – нацизм с его жесточайшим и уродливейшим проявлением - фашизмом. То есть, сказали власти, мы сегодня продолжаем дело, начатое отцами и дедами. Дело святое, дело великое, оставшееся во всемирной истории как величайшая Победа в истории человечества. Отмечаемая как таковая уже скоро восемь десятилетий.

С другой – стыдливо федеральные власти умалчивают о страшной цене этой новой борьбы – человеческих жизнях. И самим этим замалчиванием как бы стыдятся затеянной операции. Ее неизбежной кровавой стороны. Не говоря уже о том, что оставляют в безвестности имена тех, кто уже в наше время положил свои головы в борьбе с этими самыми нацизмом и фашизмом. Хотя безвестность – это самое страшное для человека, борющегося за светлые идеалы. А то, что павшие ребята сражались именно за них – не тайна. Российское государство эти самые идеалы – борьбу с нацизмом и фашизмом в соседнем, вчера еще братском, государстве, их смертельную опасность для нашей страны – сформулировало, вложило воинам в головы. Они – а наши десантники все сплошь контрактники, то есть люди, добровольно вызвавшиеся Родину и все что с ней связано защищать, - ему поверили и пошли вперед. Тогда почему же оно, это самое государство, в лице федеральных властей, не делает должные в подобных случаях шаги к известности тех, кто не дошел до победы?

Это особенно возмущает на фоне того, что после месяца упорных боев наши войска, как сказал один из чиновников минобороны в ранге замминистра, «в качестве жеста доброй воли» добровольно оставили завоеванные под Киевом позиции, в том числе и Гостомельский аэродром. Выходит, потери наших десантников были напрасными? Но это же ужасно! И для семей погибших, и для полка, да и для всех нас. Нелишне напомнить, как руководство Украины на этот «жест дорой воли» ответило: фактически отказом от достигнутых промежуточных соглашений, кровавыми провокациями в Буче, в Краматорске и безосновательными обвинениями наших военных в жестокости к мирным гражданам. Обвинениями в фашизме нас самих ответило. Рьяно, кстати, поддержанных Западом. Это к слову о розовых очках, в которых продолжают пребывать чиновники наверху. Они так до конца и не понимают, насколько все на Украине серьезно. Что там действительно смертельная схватка с нацизмом. И что не политесы в ней главное, а жизни солдат и будущее всех нас.

Или вот такое. На всех телеканалах у нас взахлеб рассказывается об очередных экономических и не только санкциях в адрес России. Их количество в суммарном выражении уже вроде больше шести тысяч, превышает число официально объявленных погибших в специальной военной операции. Конечно, смерть экономики, отдельных предприятий процесс менее страшный для обывателя, чем гибель людей. Но негативный эффект от первого для страны в целом не меньший, если не больший. Тогда почему же про смерть экономики мы сладострастно смакуем, а про гибель людей – стыдливо молчим? И что уж если мы начали фильтровать информацию о войне с Западом, то не логичнее бы было не трубадурить день и ночь о санкциях с его стороны?

 

Понарошку не получится

Продолжать про нестыковки и противоречия вокруг специальной военной операции на Украине можно долго. Но вот самые главные из них. Федеральные власти, и прежде всего президент страны В. Путин, объявили, что нам коллективным Западом объявлена тотальная война. Пока еще экономическая, но, судя по размаху поставок оружия на Украину тем же коллективным Западом, да и по заявлениям его лидеров,– уже и горячая. И в то же время эти самые федеральные власти в постоянном диалоге с теми, кто войну объявил. То один начальник от Запада у Путина на проводе, то другой. Некоторые, как канцлер Австрии или премьер Венгрии, даже приезжают на встречи. Опять же они на все поставки нам наложили запреты, даже грузовики через границы не пропускают, а мы продолжаем обеспечивать их энергоресурсами, да и не только ими. Враг, которого мы же кормим? Чтобы у него были силы для продолжения войны с нами? Прямо мазохизм какой-то.

А с Украиной, с той самой, с которой у нас горячая война, и которую денацифицируем, даже переговоры «мирные» ведем. Ее же армия в это же самое время обстреливает свои же жилые кварталы и вокзалы, причем кассетными боеприпасами, убивая одним выстрелом десятки невиновных, прикрывается гражданским населением как живым щитом, пытает и зверски убивает пленных, в целях поражения целых территорий взрывает емкости с опасными химикатами… Проводит террористические акции и показательные убийства. С отрезанием головы нашего пленного серпом. Совсем как игиловцы в Сирии и Ираке. То есть Украина убивает, убивает и убивает. Своих, чужих – без разбору. С жадностью почувствовавшего кровь бешеного волка. Каждый день и час подтверждает, что в ней этот самый нацизм как глубоко поразившее и разложившее общество явление уже основательно прописался. Что она – в полном смысле слова нацистское государство. И что денацифицировать ее как бы понарошку - не получится. Придется идти до конца.

Трудно даже представить, чтобы И. Сталин и его окружение в Великую Отечественную вели переговоры с Гитлером. А ведь одной из главнейших задач той войны как раз и была денацификация Германии. В самом широком смысле этого слова.

Александр Емцов.

 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.9 (35 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
12 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.