Вы здесь

«НЕ ТРОЖЬТЕ МЕНЯ, А ТО ЗАВИЗЖУ И ОБГАЖУ»!

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Что и говорить, большой переполох вызвали мои письма губернатору под общим заголовком «Налог для Леонтьевой». Обнародованные факты расходования бюджетных средств и доходов ГУПов, больниц, учреждений образования края на массовую подписку газеты «Открытая» вызвали и возмутили не один десяток читателей. Это видно по откликам на статьи на сайте газеты st-vedomosti.ru.

Но сейчас я пишу не об этом. Мой рассказ - о реакции самой Леонтьевой на журналистское расследование.

Держи вора!

Что делает человек, когда его хватают за руку? Правильно, кричит «Держи вора!». Именно так и поступила Леонтьева, напечатав в «Открытой» свою статью «О ворах и свистунах».

В следующем номере газеты - и того больше. Целая подборка писем «читателей» о том, какой автор этих строк бяка, как много он сделал в своей жизни нехорошего и как мерзко он поступил, осмелившись зацепить светоч демократии и рупор гласности на Ставрополье и в его окрестностях, газету «Открытая» и ее главного редактора Л. Леонтьеву. При этом невооруженным глазом видно, что водила пером «читателей» сама Леонтьева. Ее обороты и клейма использованы. Так сказать, фирменный стиль письма проглядывает - высокомерный и лживый. Когда с ходу переходит на личности, передергивает, поливает и топчет того, кто посмел сказать слово против.

И, наконец, в последнем номере «Открытой» - статья «Прокуратура: защитница или охотница?» как своего рода венец всей истерики вокруг моих статей и проверок, в том числе прокурорских, логично последовавших за ними. Ведь речь шла о нецелевой трате бюджетных средств, а кто еще должен смотреть за ними, как не «око государево»?

Назвать все эти творения на страницах «Открытой» сгустком грязи, а их творца и вдохновителя - высокооборотистым генератором этой самой грязи, во всяком случае, в мой адрес, значит, ничего не сказать. Да я и не буду упражняться в ответных мерзких характеристиках. Я ведь журналистикой занимаюсь, а эта профессия ничего общего не имеет с обливателями помоями, какой давно, а в данных статьях и заметках тем более, показала себя Леонтьева. Оправдываться не собираюсь, люди знают меня таким, какой я есть. То, как я работаю и что я сделал в ставропольской журналистике за сорок с лишним лет, не разрушат примитивный леонтьевский слог и убогие ее придумки. Да и понимают нормальные люди, чего стоят леонтьевские оценки.

Так что - только по делу. И только по темам, которые касаются не меня одного, имеют общественную значимость. А с оскорблениями и клеветой будем разбираться в другом месте.

Все твари, все продажны?

Первое - о характеристике «ставропольского медийного сообщества как массово-продажного». Именно это, ни много ни мало, утверждает Леонтьева. Более того, подкрепляет такую оценку не кем-нибудь, а губернатором В. Владимировым. Якобы именно он дал ее на январском этого года праздновании Дня печати.

Прочитав такое, читатели могут подумать: ну и фрукт неблагодарный этот губернатор, пришел на празднование, и обругал всех присутствующих скопом? Что же он за человек бессердечный такой? Не торопитесь с выводами. Не надо верить Леонтьевой.

Я сам в отличие от Леонтьевой был на этом празднике, слушал выступление губернатора. Но его фразу: «Трудно ждать объективности от журналистов, поставленных в условия выживания» понял именно так, как она прозвучала. И не более того. После леонтьевской трактовки перезвонил коллегам - и они так же, как я, поняли. Во всяком случае, для нормального человека совершенно очевидно, что на массовую продажность СМИ даже намека не было. Скорее, от первого лица власти края прозвучало сожаление о том, что не может поддержать издания материально, и что понимает неизбежные в этой связи издержки в виде недостаточной объективности. Своего рода поддержка прозвучала, а не унижение. Но Леонтьева, хоть и не была там, но услышала прямо противоположное. И еще призывает губернатора не намекать, а рубить правду-матку, в нужном для нее понимании, разумеется.

Чем еще подкрепляет Леонтьева свой оглушительный, иначе не скажешь, вывод про «массовую продажность» ставропольских СМИ? Тем, что в 2009 году сразу четыре краевых издания напечатали объявление одной из юридических фирм, предложившей свои услуги тем, кто спорит в судах с газетой Леонтьевой. История, не стоившая выеденного яйца. Ежу понятно, что уж что-что, а рекламные объявления главные редакторы с лупой не просматривают, в тексты не вчитываются, по закону за содержание рекламы отвечает рекламодатель. Но Леонтьева раздула ее до космических масштабов, чуть ли не как провокацию и даже заговор против себя и свободы печати подавала. С разгромными статьями на коллег, с поддержкой себя, любимой, своими «читателями», с жалобами в УФАС. Этой надзорной структурой действительно, как сообщает Леонтьева, возбуждалось против изданий дело по факту недобросовестной конкуренции. Еще при В. Рохмистрове, друге Леонтьевой, своеобразно понимавшем свою роль на занимаемой должности руководителя УФАС. Но это половина правды. Она молчит о том, что краевой суд постановление УФАС отменил, и вся история закончилась бесславно для самой Леонтьевой. Ни недобросовестной конкуренции, ни тем более коррупции, да еще массовой, в журналистских кругах судом не установлено.

Что еще? Все. Ничего больше не приводит Леонтьева в подтверждение своего вывода. Да и в реальной жизни я что-то об уголовных делах в отношении своих «коррумпированных» коллег не слышал. Откуда же тогда громкий вывод о массовой продажности ставропольского медийного сообщества? А вот откуда: из больного Леонтьевского воображения. Да и из маниакального стремления сделать себя и свою газету единственным борцом с этой самой коррупцией, действующим кроме того в насквозь враждебном, в свою очередь коррумпированном, окружении. Что, очевидно полагает она, только поднимает цену и значимость ее борьбы.

Кричать про повальную коррупцию сегодня выгодно, тема благодарная. Но вот только читатель ждет фактов, а не наветов. С фактами же у Леонтьевой, как всегда, беда. Не журналист, а своего рода писатель-фантаст. К тому же - не интересный. Потому что злобный. А злоба и фантастика две вещи несовместные. Первая из подземелья, а вторая - с небес.

Удивляюсь, почему до сих пор журналистское сообщество края, в лице хотя бы президиума краевой организации СЖ РФ, не высказалось по поводу такой уничижительной оценки Леонтьевой своих коллег.

Изображение круговой осады

Еще один адресат леонтьевского гнева - государственные контрольные органы.

Из многословных ее статей можно сделать вывод, что она и ее газета просто в осаде именно из-за своих антикоррупционных расследований. Только успевает отстреливаться, а неприятель все и вся кругом. В роли этого злобного неприятеля, кроме автора этих строк, также УФАС, прокуратура края и даже УФСБ. И все вроде за то ее гнобят, что наступает она на хвост каким-то криминальным структурам. Более того, утверждает, что именно через автора этих строк, обнародовавшего массовую подписку, действует некая «криминальная прослойка». Чтобы, значит, с нею, Леонтьевой, стоящей на переднем фронте борьбы за правду, расправиться. При этом ни сами коррупционные структуры, ни кто за ними стоит, не называются.

Как тут не воскликнуть: и это журналистика?

Вполне допускаю, что я не все знаю из происходящего в крае. Тогда пусть читатели помогут: какой действительно громкий коррупционный факт вскрыли «Открытая» и Леонтьева, кого после этого через следствие и суд упрятали в места отдаленные? Мне таковые неизвестны. Зато я знаком с фактами со знаком противоположным, глубоко постыдными для газеты, которая называет себя борцом с коррупцией. Именно «Открытая»... защищала(!) на своих страницах обвиняемого в попытке получения 50-миллионной взятки главу администрации Ставрополя И. Бестужего. Его осудили, приговорили к восьми с половиной годам колонии и штрафу в 500 миллионов рублей. Кто забыл - покопайтесь в подшивке. Автор же этих строк, наоборот, вскрыл многие штучки Бестужего. Так через кого действует криминальная прослойка?

Забавляют и судорожные попытки Леонтьевой смешать с криминалом прокуратуру края, антимонопольщиков... Она, оказывается, святее Папы Римского: борется с коррупцией, а они, призванные быть гарантом законности, наоборот, потворствуют этим преступлениям, раз не выполняют ее наводки и установки. И в русле этого истеричная версия, что именно от контрольных органов я получил информацию о массовой подписке на «Открытую». И они часть этой коррупционной прокладки.

Как и откуда пришла ко меня информация про массовую подписку, пусть Леонтьева голову ломает. Остальным важнее, что сведения достоверны. Забавно, но если вчитаться в леонтьевскую писанину, она это обстоятельство как раз и не отрицает. Более того, гордится этим, объясняет как результат высокой оценки народом ее газеты как самой правдивой. Тогда чего пылить? Проглоти, раз поймали за руку, и гордо молчи в тряпочку. (Насчет признания «народом» можно поспорить. Подписывает не народ, подписывают руководители, и здесь большая разница).

Забавно также и то, что за правдой и справедливостью - в своем, разумеется, понимании, она бежит в те же государственные органы, на давление которых и коррумпированность жалуется. В Генпрокуратуру накатала «обширный материал о мощных коррупционных тенденциях в Ставропольском крае с участием высокопоставленных должностных лиц», где, фактически, просила себе защиту от законных действий контрольных органов. В УФАС обратилась с жалобой на мои статьи, как нарушающие коммерческую тайну, под которой она понимает данные о подписке на ее газету.

Не скажу, что я и сам, да и другие главные редакторы, в восторге от УФАС или управления Россвязьнадзора по краю, контролирующих содержание газет на предмет соответствия законодательству, прежде всего о рекламе, и возбуждающих соответствующие административные дела, заканчивающиеся штрафами. Приходилось и самому эти штрафы получать. Но никогда и мне, и коллегам (вменяемым, разумеется) в голову не приходило выдавать рутинное выполнение чиновниками своих обязанностей за целенаправленный наезд как на издание, так и на гласность с демократией в целом.

Так пристрастно работу контрольных органов трактует у нас только Леонтьева. Кстати, она даже обратилась во Всероссийский народный фронт с жалобой на наше УФАС. И ожидаемо получила ответ: оно действует в рамках своей компетенции, законов не нарушает. Так что и глас народа не на ее стороне.

Никакой коммерческой тайны не было, и нет

Обвинения Леонтьевой меня в нарушение коммерческой тайны ее издания требуют отдельного пояснения. Тем более, что они уже рассыпались.

Данные о тиражах никогда не были коммерческой тайной. Наоборот, по закону «О средствах массовой информации» тираж газеты обязательно (!) указывается в выходных данных номера. Да и расходы бюджетных предприятий, о чем как раз и шла речь в моих статьях, - а ГУПы, больницы с поликлиниками, вузы и техникумы как раз и являются таковыми - по бюджетному законодательству открыты для общественного контроля. Предприятие, конечно, может обозначить что-то коммерческой тайной. Но в таком случае оно обязано соблюдать определенные требования к ограничению ее распространения, должно установить порядок охраны информации и прочее, что прописано в специальном законе. Более того, за разглашение коммерческой тайны отвечает ее носитель. Каковым я, естественно, в отношении тайн «Открытой» не являюсь. Истина, известная прилежным первокурсникам факультета журналистики, им ее преподают, чтобы не боялись ввязываться в расследования. Леонтьевой это, выходит, не преподавали. Впрочем, удивляться провалам в ее представлениях о законности не буду. Давно уже в этом убедился.

Логично, что УФАС, куда Леонтьева обратилась с жалобой на меня, потребовало от нее же представить порядок охраны информации в ее редакции. Та его не представила. 14 марта Леонтьевой отказано в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, информация об этом вывешена на сайте ведомства. Не прорезал у нее номер.

Раз не веришь, Леонтьева, в объективность и некоррумпированность прокуратуры и УФАС, чего же тогда к ним же и бежишь за защитой? Или у тебя все понарошку? Крики - отдельно, правда - отдельно? Выскажу догадку, что за шквалом всех этих громогласных обращений и сигналов про коррупцию и прочее стоит банальное: «Не трожьте меня, а то завизжу и обгажу! И раз я назвалась борцом с коррупцией, то и отношение ко мне должно быть особое. Я и вне критики, я вне подозрений, мне, великой и особой, позволительно все, тем более такая шалость, как массовая подписка за счет бюджетных организаций»!

Скажи, на кого работает твой защитник, и я скажу, кто ты

В сонме глупых «заметок в поддержку» на страницах «Открытой» с прямыми оскорблениями в мой адрес выделяется одна, подписанная собкором Фонда защиты гласности в Северо-Кавказском федеральном округе О. Васильевой. Обличает меня, ни много ни мало, в доносе на своего коллегу. На том основании, что донос, по мнению «Новой газеты», (она для автора, похоже, образец журналистики, коим для меня уж точно не является) есть «передача властям тайных сведений».

Что тайного в том, что есть в бухгалтерской отчетности? Или в том, что напечатано в газете? Или что указывается в выходных данных газеты? По этой логике можно сделать доносчиками всех журналистов, кто пытается сообщить читателям более-менее конкретную информацию. Да и хороша «защитница гласности», которая сама разжигает вражду между журналистами.

Но здесь, похоже, собака зарыта в слове «властям». Статьи написаны в виде писем губернатору и потому восприняты представителем Фонда именно как информация ему лично.

Не знаю, что представляет Васильева как журналист. Громких ее материалов не читал. Но историю журналистики она точно не знает. Жанру публичных писем власти в России не меньше двух сотен лет. И она первая, кто обвиняет автора таких писем в доносительстве власти. Подобное более чем примитивное представление о журналистике исходит, по-видимому, из того, что российская власть для Васильевой и стоящим за нею Фондом - априори зло.

Это предположение логично вытекает из того, чем занимается Фонд защиты гласности в России, что он представляет из себя как структура и на что живет.

Лично как-то пришлось столкнуться с ним. Факт известный: мне три года назад в порядке мести за критические разоблачения сожгли машину. Вроде та же Васильева позвонила, долго расспрашивала, что да как, кого подозреваю. Результатом явилась короткая заметка о происшедшем на сайте Фонда. В ряду многих других. Прочитав их все сразу, я понял, что в России прессу и в целом демократию притесняют и мочат на всех углах и в каждом переулке, не страна, а исчадие ада. И что моя история лишь дополнила неутешительную картину.

На этом вся защита меня Фондом и кончилась. Ни заявлений от Фонда, ни интереса, как идет следствие, не говоря уже о какой-то помощи, не последовало. А недавно узнаю, что НКО «Фонд защиты гласности» признан иностранным агентом в России. Потому как его финансируют посольство Нидерландов, Европейская комиссия, Норвежский Хельсинкский комитет, ФридемХаус и Фонд Макартуров из США. Не удивительно, что защита гласности нашим Фондом ограничивается лишь сбором информации о нарушениях в сфере гласности. За что и платят иностранные спонсоры, широко используя эти факты в информационной войне против России. А «Открытая» охотно сотрудничает с ним. Сама, кстати, не гнушаясь методами и приемами этой информационной войны в виде передергиваний, шельмования неугодных и прямой лжи.

И вот люди, работающие в рамках такого Фонда и молящиеся на него, тщатся учить меня морали и журналистике. Напрасные старания. Я из своенравных учеников с «галерки», они таким учителям кнопки под откормленные на доллары задницы подкладывают.

А надо всего лишь продавать правду

Но вернемся к нашим баранам, то есть к Леонтьевой и ее «Открытой».

Как не истерит она, как не пытается перевести на меня стрелки и обвинить в аморальности, суть «Налога для Леонтьевой» ни ею, ни кем-либо другим не опровергнута.

По некоторым данным, сам губернатор вызвал засветившихся в неприглядном деле массовой подписки на «Открытую» министров здравоохранения В. Мажарова и строительства и дорожного хозяйства И. Васильева, и, извините за сленг, вставил им. Без всяких церемоний потребовав возместить в бюджет потраченные средства. Опять же сама Леонтьева кричит, что изложенными в статьях фактами заинтересовалась и начала их проверку прокуратура края.

Поэтому, не исключено, что весь пыл и страсть леонтьевской писанины направлены на то, чтобы: а) послать сигнал проверяющим, что она будет визгливо защищаться, то есть припугнуть; б) попытаться убедить своих клиентов сохранить подписку на «Открытую». То есть, ободрить. Мол, не все так плохо, и я засужу разоблачителя.

Однако, как мне известно, некоторые из ее массовых подписчиков уже отказываются продлевать договоры. Деньги, тем более такого рода, они суеты и гласности не любят. Подняв вселенский тарарам, Леонтьева подкосила и свои доходы.

Так что главная цель моей публикации - обнародовать нецелевое расходование бюджетных средств и попытаться поставить «Открытую» в равные конкурентные условия с остальными газетами края, начинает достигаться. Всего лишь. Я ведь ни на что другое не рассчитывал, и никаких других целей перед собой, вопреки утверждениям Леонтьевой, не ставил.

Ну а равные условия - это прежде всего продажа правды. Будет ее предлагать читателям Леонтьева и Ко - сохранится финансовый родник. Не сможет - иссякнет.

С правдой же, по моим наблюдениям, у нее не так ладно. Во всяком случае, в перечисленных статьях. Если и дальше будет потчевать читателей подобным варевом, то недалеко и до фиаско всего ее предприятия под вывеской «независимой» газеты.

Пока процветающего по далеко не конкурентной схеме.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 2.6 (171 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
12 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.