Вы здесь

МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ

Сегодня уже невозможно представить свою жизнь без сотовых телефонов, компьютеров, электронных книг и MP3-плееров, социальных сетей, SMS-сообщений и self-фотографий. Поколение XXI века - это поколение замкнутого пространства, светящегося монитора и коротких сообщений в виде набора согласных букв. У этого поколения другие потребности и другие возможности, новые идеалы и новые горизонты, новый мир.
Обычно когда мы хотим посмотреть да посравнить век нынешний и век минувший, то обращаемся к таким выражениям, как: «А помните, наши деды...» Но на самом деле время летит быстрее, а мир вокруг нас развивается гораздо динамичнее. И если вы хотите увидеть, как сильно изменилась планета и ее население, достаточно вспомнить события не далее чем десятилетней давности. Еще в мои незабвенно счастливые лицейские годы с родителями мы созванивались по проводному телефону, а бабушке я писала бумажные письма и отправляла их в конвертах с марками. А знакомо ли нынешнему поколению то чувство, когда ты находишь в почтовом ящике конверт, настоящий, не нарисованный на экране, пахнущий бумагой и воздухом многих километров, отделяющих вас от адресанта? Да и мы, дети Советского Союза, многие ли из нас помнят, что такое телеграммы, что значит открыть письмо (и не кнопкой Enter), достать свернутые листы с неровным почерком и, местами, смазанными чернилами? Думаю, что нет. А ведь речь не о каменном веке и не о временах Пушкина, когда Татьяны Ларины выводили каллиграфическим почерком письма, решавшие их судьбу.
Сегодня письменное общение - это нечто само собой разумеющееся, временами способное заменить даже разговорную речь. Муж может писать сообщения жене из спальни на кухню. Нередко мне приходилось наблюдать, как парни с девушками, встречаясь в кафе, обговаривали заказ... и доставали телефоны. Или премилые пары, сидящие на лавочках, закинув ногу на ногу, с огромными смартфонами и наушниками. Напротив фонтан, рядом голуби, подними голову - голубое небо. Но все это не существует, пока ты не увидел его на экране пропущенным через несколько фильтров. Живое общение становится неуютным, некомфортным и даже бессмысленным. Негде поставить «лайк», вырвавшееся слово не поддается команде Delete, нельзя закрыть диалог и некуда отправить селфи. Ты сидишь на свежем воздухе под сенью деревьев, понимаешь, что тебе не нужно стучать пальцами по клавиатуре, и сказать, оказывается, нечего. Максимум, на что был бы способен сегодняшний Отелло, - это швырнуть в Дездемону планшетом, Ромео никогда бы не признался в любви, потому что Джульетта заходила в Сеть 15 минут назад, а с утра признания звучат не столь романтично, да и спать охота. Как бы «обогатилась» литература, если бы Одиссей имел возможность присылать фотоотчет с мест своих злоключений, а похищенная Людмила прислала Руслану свой новый адрес, который осталось бы просто внести в навигатор.
Внешний мир остается для разработчиков новых приставок, ультратонких телефонов, сверхбыстрых процессоров, новых рецептов фастфудов и саундтреков для наушников. Внешний мир остается для слабого зрения, сколиозов и избыточного веса. И это не удивительно. Ведь в маршрутке мы не можем расстаться с электронной книгой, а в театре проверяем, не пришло ли нам сообщение. В виртуальной реальности мы играем в футбол onlinе, а не во дворе, ведем войны и выстраиваем собственные фермы. Там мы можем быть кем угодно - Юлием Цезарем, Цицероном, Клеопатрой, Одуванчиком - главное, не стесняться в выражении своей фантазии. В этом параллельном, придуманном, мире мы блистаем своей, напополам с поисковой системой, эрудицией, имеем тысячи друзей, с которыми ни разу не встретимся. В этом мире мы знакомимся, влюбляемся, проживаем жизнь и расстаемся, нажав Delete, выручающий в любой непонятной ситуации. В Интернете мы имеем доступ ко всей информации мира, но занимаемся перепостом многочисленных высказываний ни о чем из случайно выбранных источников. Наши отцы, встречая друг друга на улицах, говорили: «О! Дружище, сто лет тебя не видел...», нам досталась усеченная форма: «Сто лет тебя не слышал...», наши дети, очевидно, скажут (хотя, скорее всего, напишут): «Сто лет тебя не читал...» Впрочем, и само слово «читал» будет носить уже совершенно другой смысл.
Еще несколько лет назад люди ждали писем, была романтика, была интрига. А если письмо пришло, значит автору это действительно важно. И ведь доставали из конвертов практически готовые рассказы, а не короткое и чисто символическое «спс» или «все норм, короч давай».
В своем письме Анатолию Мариенгофу Сергей Есенин писал из Америки: «О себе скажу (хотя ты все думаешь, что я говорю для потомства)...». Мариенгоф сохранил переписку, и сегодня она действительно является для нас бесценным наследием. Впрочем, как и труды многих ученых и поэтов, написанные еще на пергаменте, или письмена на непонятном языке, высеченные в камне. Сегодня, впрочем, язык не менее непонятен. Чтобы почувствовать себя участником вавилонского столпотворения, достаточно послушать профессиональный сленг геймеров, драйверов, да и что уж там, обычных школьников, часами зависающих в Сети. Это, конечно не говорит о том, что уже не может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов современная земля рождать. Но вот разглядеть сегодняшнего Платона в бескрайних просторах Интернета так же сложно, как осколок некогда существовавшей кометы среди многотонного космического мусора. Да и сохранить, а особенно передать грядущим поколениям все литературные творения, созданные человечеством за последние несколько лет и повисшие на нитях Глобальной паутины, представляется сомнительным. Ведь каждый год, а то и чаще, в борьбе за покупателя десятки компьютерных фирм выпускают все более совершенные гаджеты, и мегасовременные сегодня носители уже завтра станут безнадежно устаревшими и нечитаемыми. Это уже не говоря о том, что в новом эфемерном мире, созданном в несуществующей реальности, не то что информацию - даже человека можно удалить одним кликом. И если рукописи не горят, то слова, зашифрованные сложными кодами и измеряемые битами, даже не существуют.
В XXI веке мы воздвигли целую цивилизацию на песке, состоящем из триллионов единиц информации. Мы стали сюжетом для картин сюрреалистических художников, где целые города повисают в воздухе, не имея опоры. С одной стороны, эта фантастическая архитектура, висящая на Всемирной паутине, достойна искреннего восхищения. Но, с другой, прельщая человека своими неограниченными возможностями, виртуальная реальность вызывает привыкание и затягивает все глубже и глубже, превращая праздно гуляющего прохожего в наемного гастарбайтера, кирпич за кирпичом сооружающего новые города виртуальности. В реальной жизни без таланта строителя, конечно, тоже не обойтись. Вопрос только в том, что там, за тонкой гранью монитора, мы строим иллюзию безопасной, вечной жизни, протекающей в стенах огромного паноптикума. Здесь нас ждет реальный мир с его теплом и холодом, запахами и звуками. Мир, который можно потрогать собственной рукой, если снять ее с мыши. В реальном мире много трудностей, но за их прохождение можно получить реальную награду, а не мифические бонусы, услышать настоящий смех вместо смайлов, увидеть настоящих друзей вместо аккаунтов и сделать лучше настоящий мир. Мир, в котором мы живем.
Светлана ЛАЗЕБИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет