Вы здесь

ОШИБКА РЕЗИДЕНТА

ОШИБКА РЕЗИДЕНТА

«Ведомости» уже много раз писали о попытках некоторых наших чиновников прибрать к рукам украинскую собственность - санатории «Украина» в Ессентуках и им. Семашко в Кисловодске. Первый почти довели до банкротства. Но успели за бесценок продать только хоздвор. Спохватившийся хозяин - государство Украина перевел оставшийся спальный корпус на правах филиала в состав единственного сохранившегося на Кавминводах украинского юридического лица - санатория им. Семашко. Этот теперь уже головной санаторий вообще пытались закрыть - как юрлицо, по мнению Кисловодской налоговой инспекции, неправомерно зарегистрированое. С иском о признании недействительной записи о регистрации в 1992 году нового предприятия (а перерегистрация тогда проводилась по стране повсеместно) она обратилась в арбитражный суд. Но и это еще не все. Против руководителя санатория им. Семашко В. Товканя, кстати, единственного, кто противостоял «приватизации» собственности Украины, завели уголовное дело. Одним из его эпизодов следствие как раз рассматривало неправомерную перерегистрацию Товканем предприятия.

Уголовное дело, в конце концов, рассыпалось, не дойдя до суда. Постановление прокуратуры о его возбуждении было отменено на стадии следствия. И не в последнюю очередь потому, что Арбитражный суд Ставропольского края не согласился с требованием налоговой инспекции. Решением его апелляционной инстанции перерегистрация признана законной, определен статус СКУ «Санаторий им. Семашко» «как юридического лица, созданного в форме учреждения - резидента РФ».
И горшком назвали, и в печку поставили
Резидент - так резидент. Звучит чудно, как-то по-шпионски, но - в пользу санатория. Тут как раз тот случай, что хоть горшком назови, только в печку не ставь - решили в здравнице. Но «в печке» наши герои все же оказались.
Уже через месяц стало понятно: положительное, на первый взгляд, судебное решение та же налоговая инспекция пытается превратить в самый разрушительный для предприятия инструмент.
Судебное решение было вынесено апелляционной инстанцией 12 ноября 2004 года. А уже почти через месяц, 10 декабря, фактически на его основании Кисловодская налоговая инспекция приняла «дополнительное решение № 1827» о взыскании с санатория полутора миллионов рублей доначисленных налогов на прибыль, штрафов и пени. Не закрыли, так оберем до нитки?
Запомним этот номер решения - 1827. Именно вокруг него будут теперь разворачиваться все события. Тут надо пояснить, что дополнительное решение потому и называется таковым, что оно дополняет основное. Основное же решение налоговая инспекция вынесла за два с половиной месяца до того - 25 августа. После тотальной проверки санатория по результатам работы в 2001 - 2003 годах. Она проводилась как бы последним аккордом после всей вышеописаной возни вокруг санатория. Такое ощущение, что и налоговики вольно или невольно участвовали в операции под кодовым названием «Хапнем украинскую собственность». Но это к слову.
Как водится в таких случаях, налоговики доначислили кругленькую сумму: вместе с пени и штрафами больше двух миллионов рублей. Итоги выездной налоговой проверки оформили, как и полагается, «Решением о привлечении к налоговой ответственности № 956» за подписью зам. начальника городской инспекции Н. Афанасова.
Для предприятия, даже и имеющего более чем тридцатимиллионный годовой оборот, два миллиона сумма ощутимая. И руководство санатория было намерено отстаивать свои права. Тем более, что львиная доля притязаний налоговиков - 1135 тысяч рублей являлась доначислением налога на прибыль. Ну, например, бухгалтерия санатория отнесла на затраты стоимость проведенных ремонтных работ и установленного оборудования, что, по мнению инспекции, было для учреждения незаконно, уменьшило облагаемую базу налога на прибыль и привело к уменьшению его начисления. Этот и другие подобные ему примеры говорят лишь о разном подходе бухгалтеров и налоговиков к налоговому законодательству, и не более.
Вот и вышло, что санаторию отстаивать свои права в связи с уже названным дополнительным решением № 1827 от 10 декабря 2004 года пришлось уже в куда большем объеме. Как следует из этого документа, решение суда о признании санатория юрлицом - резидентом РФ налоговики истолковали в свою пользу и применительно к итогам этой проверки чуть ли не удвоили сумму взыскания. Дело в том, что они проверяли здравницу как нерезидента РФ, юрлицо другого государства с другим режимом налогообложения. Раз суд признал санаторий резидентом РФ и сказал тем самым, что он работает по законодательству российскому, значит, и налоги он должен платить российские - решили налоговики. И... пересчитали их задним числом все.
Читатель, конечно, удивится, но налоговое бремя для предприятий-иностранцев у нас меньше, чем для предприятий российских. Наверняка тут отражение нашего шапколомания перед Западом. На момент проверки для наших предприятий налог на прибыль был 35 процентов (сегодня - 24), а для зарубежных - всего 20 процентов. Ввиду такого расхождения налоговики досчитали еще 1 386 тысяч рублей налога на прибыль! Все это и оформили тем самым приснопамятным решением № 1827, уже за подписью руководителя инспекции В. Морозова - о внесении изменений в предыдущее решение по той же самой налоговой проверке.
Общая сумма начета по двум решениям перевалила за три миллиона. С учетом пени и штрафов, которые составляют в общей сложности сорок процентов от доначисленной суммы.
Промежуточная ничья
Для человека, хотя бы немного представляющего налоговое законодательство, принятие двух решений по итогам одной проверки - нонсенс. Этого по закону не может быть, не говоря уже про здравый смысл. За одну провиность, как известно, дважды не секут.
Руководствуясь именно законом, возмутившись такой кричащей несправедливостью, за которой виделось явное преследование, руководство санатория им. Семашко обращается в суд с исковым заявлением о признании незаконым частично первого решения о взыскании 1 135 тысяч рублей и полностью - второго на 1 386 тысяч рублей. Налоговая инспекция в свою очередь обратилась в суд со встречным иском...
Сначала суд назначил проведение судебно-бухгалтерской экспертизы, затем - комплексной бухгалтерской финансово-экономической экспертизы. Их выводы не совпали с выводами налоговой инспекции. В итоге суд в июне прошлого года почти полностью удовлетворил требования санатория. Признал недействительным решение № 956 в части доначисления налога на прибыль. Что касается второго решения, то суд признал его полностью недействительным. При этом он сослался на статьи 100 и 101 Налогового кодекса, которые «не предусматривают возможность внесения изменений либо вынесения дополнительного решения к уже принятому налоговым органом решению по результатам выездной налоговой проверки». Таким правом в соответствии со статьей 140 НК наделен только вышестоящий налоговый орган, чего в кисловодском случае не было. И первое, и второе решение, как уже указывалось выше, подписано руководителями Кисловодской инспекции.
Казалось бы, правда восторжествовала. Однако налоговая инспекция не успокоилась, подала апелляционную жалобу.
Подправили Налоговый кодекс
И тут начинаются чудеса: та же апелляционная инстанция, которая признала санаторий резидентом и, казалось бы, бросила ему в тот момент спасательный круг, 13 марта этого года отменяет судебное решение первой инстанции и признает правоту налоговой инспекции. Это значит, что украинскому санаторию им. Семашко надо теперь выплатить в российскую казну свыше трех миллионов рублей дополнительных налогов, пени и штрафов.
Решения судов - чтение не для слабонервных. Перед тем надо тренировать и логику, и психику. Читаешь первое - вроде убеждает. Все выводы убедительно аргументированы нормами права. Во втором - на те же нормы права выводы прямо противоположные... Поневоле голова кругом пойдет.
Вторая, апелляционная инстанция вроде не отрицает, что дополнительное решение налогового органа о внесении изменений в собственное решение противоречит закону. Цитирую: «Действительно, Налоговый кодекс не предусматривает возможности внесения изменений в решения налоговых органов». Казалось бы, чего еще? Ну и поставьте точку, раз «не предусматривает». Но судьи апелляционного суда видят в Кодексе то, чего не видим мы, грешные. Читаем дальше: «Однако ответчик (налоговая инспекция - ред.) привел принятый им ненормативный акт (решение - ред.) в соответствие с вступившим в законную силу судебным актом и налоговым законодательством». Вы чего-нибудь поняли? Если НК не предусматривает внесение изменений, то разве можно «привести в соответствие» без внесения изменений? По-моему, запятую внесли - уже изменения. А тут документ на пять страниц. В конце концов, решение налогового органа - не школьное сочинение, которое можно переписать с разрешения Марьи Иванны, а серьезный юридический документ, «ненормативный акт», как его называет сам суд.
Апелляционная инстанция, очевидно, чувствует слабость своих доводов и дальше слово в слово повторяет доводы налоговой инспекции. Ну, прямо содрали по тексту налоговиков: «Кроме того, в ст. 100 и 101 НК РФ отсутствует запрет на изменение ненормативных актов в случае обнаружения обстоятельств, возникших после проведения проверки».
Запрет-то отсутствует, но я что-то не помню, чтобы и в других статьях НК на все, что кому-то взбредет в голову, был прописан запрет. В названной же статье дан исчерпывающий перечень того, какие решения выносит налоговая инспекция по результатам выездной проверки: 1) о привлечении налогоплательщика к ответственности; 2) об отказе от привлечения к ответственности; 3) о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля. Все! Никаких других вариантов и даже скрытых возможностей вынесения дополнительных решений тут не предусмотрено. Нет даже словесных оборотов типа «и другое», «и тому подобное», за которыми, при желании, можно спрятаться.
Вообще, толковать НК вольно - нельзя. Это вроде как аксиома. И не только для судей. А тут, получается, можно? Да и как быть с фундаментальным положением налогового законодательства, что все сомнения в его прочтении толкуются в пользу налогоплательщика? В нашем случае НК истолкован судом явно в пользу налоговой инспекции.
Тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать
Что дальше? Решение апелляционной инстанции открывает путь к взысканию трех с лишним миллионов рублей с санатория. Конечно, таких денег у него нет. Начнется описание имущества? Если вспомнить, что аналогичный спальный корпус санатория «Украина» в Ессентуках оценили в два с половиной миллиона рублей, то становится грустно. Нет гарантии, что кисловодскую украинскую собственность оценят выше.
Конечно, руководство санатория им. Семашко не согласилось с решением апелляционной инстанции и подало кассационную жалобу. Ее будет рассматривать окружной арбитражный суд в Краснодаре. Конечно, осталась хоть малая, но надежда.
Но - очень и очень малая. Санаторий располагается в очень хорошем месте в городе-курорте, в центре, прямо у вокзала. Уж очень аппетитный кусок. И в этом залог его неспокойной жизни.
Хотя нам, рядовым отдыхающим, по большому счету без разницы, чья это собственность. Вот только думать, что санатории принадлежат народу - не надо.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет