Вы здесь

Суд сказал свое слово!

Суд сказал свое слово!

Многочисленные обращения граждан - вкладчиков Северо-Кавказского банка Сбербанка России, противоречивая информация в прессе и, наконец, принятое Ленинским районным судом города Ставрополя решение по вопросам правомерности уменьшения Сбербанком России в одностороннем порядке процентной ставки по детским целевым вкладам побудили меня взяться за перо.

Сберегательный банк России является самым крупным и наиболее благополучным банком в нашей стране. В последние годы успешно развиваются и обретают доверие людей другие коммерческие банки, но все же большинство граждан пока еще предпочитают доверять свои сбережения Сбербанку России (уж слишком сильна инерция доверия), и поэтому этот банк по праву неофициально называют народным банком. В Сбербанке России в лице его территориальных подразделений и, в данном случае, в Северо-Кавказском банке трудятся тысячи высококвалифицированных специалистов, благодаря которым этот банк еще пользуется доверием у значительной части населения и получает по результатам своей деятельности весьма большую прибыль. И это замечательно, хочется и на будущее пожелать трудолюбивому коллективу Северо-Кавказского банка успехов в их нелегком труде и хороших заработков.
Что касается руководства этого банка (председатель правления банка Гаврилов В.В.), то здесь разговор иной. До 1 марта 1996 года действующим законодательством предоставлялась возможность уменьшения банком процентной ставки по договорам детского целевого вклада, если условие о праве уменьшения банком процентной ставки содержалось в конкретном договоре, и вкладчик (вноситель вклада) был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке. Поэтому, если договор детского целевого вклада был заключен до 1 марта 1996 года, в котором содержалось условие, предоставляющее банку право изменять в одностороннем порядке процентную ставку, и вноситель вклада был с этим условием ознакомлен в надлежащем порядке, то в этом случае действия банка по уменьшению размера процентной ставки являются правомерными.
В соответствии с п. 3 ст. 838 части второй Гражданского кодекса РФ, вступившей в действие с 1 марта 1996 года, был введен запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок по срочным договорам банковского вклада. Поэтому по срочным договорам банковского вклада, в том числе и детским целевым вкладам, заключенным после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем изменении банком размера проценов было включено в договор банка с гражданином. Такое условие является ничтожным на основании ч. 3 ст. 838 и ст. 168 Гражданского кодекса РФ, что подтверждается Обзором законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ, утвержденным Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2004 года, а также письмом заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.М. Жуйкова от 01.12.2003 г. № 1475-7. Гражданский кодекс РФ является после Конституции России самым важным и значимым законом в нашей стране, следовательно его требования должны выполняться неукоснительно всеми гражданами России и, в первую очередь, руководителями всех рангов, тем более руководителями учреждений и организаций и в целом организациями, деятельность которых связана с обслуживанием граждан и выполнением определенных обязательств, согласно заключенным договорам. Однако руководство Северо-Кавказского банка почему-то считает, что ему дозволено нарушать Гражданский кодекс РФ, и что требования этого Закона в части запрета в одностороннем порядке уменьшать размер процентной ставки по договорам детских целевых вкладов можно проигнорировать, а на позицию и разъяснение Президиума Верховного суда РФ по данному вопросу ему можно просто не обращать внимание.
Иначе чем объяснить тот факт, что при заключении после 1 марта 1996 года с гражданами банковских договоров по детским целевым вкладам банком в договоры включалось условие, предусматривающее право банка на одностороннее изменение размера процентной ставки. Можно предположить, что это делалось ошибочно, возможно, работники банка недостаточно грамотны, не читали Гражданского кодекса и поэтому не знакомы с ч. 3 ст. 838 ГК РФ. Конечно же, это не так, я отмечал, что в Северо-Кавказском банке работают грамотные и высококвалифицированные специалисты.
Наоборот, проблема с выплатой Сбербанком процентов по детским целевым вкладам, по моему мнению, явилась следствием того, что руководители центрального аппарата Сбербанка России и его территориальных подразделений ошибочно считали себя самыми умными и самыми хитрыми, поэтому и случилось так, как говорится, горе от ума.
После вступления в действие ч. 3 ст. 838 ГК РФ, т.е. после 1 марта 1996 года, когда банк был уже не вправе в одностороннем порядке уменьшать процентную ставку по срочным вкладам, в том числе и детским целевым вкладам, Сбербанку было необходимо прекратить прием детских целевых вкладов, как это сделали другие банки, потому что этот вид вклада был выгоден для банка лишь при условии возможности понижения им в одностороннем порядке процентной ставки. Однако Сбербанк этого почему- то не сделал, т.е. допустил ошибку, и продолжал прием детских целевых вкладов на прежних условиях, без учета всех и вся в том, что детский целевой вклад якобы не является срочным вкладом, а значит Сбербанк по-прежнему может уменьшать процентную ставку по этому виду вклада.
Не получилось, не убедили. И только в марте 1998 года банк прекратил прием детских целевых вкладов, т.е. допущенная ошибка была исправлена банком с большим запозданием. Но это, как говорится, внутренние дела Сбербанка.
А тем временем в период с марта 1996 года по март 1998 года тысячи граждан, уверенных в том, что банки теперь не вправе уменьшать процентные ставки по договорам детских целевых вкладов, спокойно вносили целевые вклады на своих детей или внуков в подразделения Северо-Кавказского банка Сбербанка России, при этом надеясь и радуясь тому, что через 10 лет (срок действия банковского договора) их дети или внуки, достигшие шестнадцатилетнего возраста, будут иметь финансовую поддержку в виде дохода, начисленного на определенный денежный вклад в соответствии с процентной ставкой, предусмотренной в банковском договоре.
В то время, конечно же, никто не думал о том, что вносителям этих вкладов, их детям и внукам вместо ощущения радости придется через десять лет стать просителями и участниками унизительных судебных разбирательств и потратить немало сил и здоровья для того, чтобы эта надежда сбылась.
А ведь случилось именно так, поскольку повсеместно в подразделениях Северо-Кавказского банка в нарушение Гражданского кодекса РФ неоднократно уменьшался размер процентной ставки по договорам детских целевых вкладов, заключенных после 1 марта 1996 года, что являлось недопустимым. В качестве примера поделюсь личным опытом.
Мною 17 октября 2006 года в соответствии с договором был открыт целевой детский вклад на имя моей внучки в дополнительном офисе № 130 Северо-Кавказского банка Сбербанка России (ранее филиал № 8076/01 Ленинского отделения Сбербанка России). Согласно договору банк обязан был начислять доход из расчета 85 процентов годовых. Однако, мне стало известно (ознакомился с состоянием лицевого счета) о том, что в период действий договора банк в одностороннем порядке неоднократно изменял в сторону уменьшения процентную ставку, снизив до 16 процентов, что являлось грубым нарушением ч. 3 ст. 838 Гражданского кодекса РФ и ненадлежащим выполнением банком своих договорных обязательств. Я обратился в банк с письмом, в котором просил устранить допущенное им нарушение законодательства, восстановить процентную ставку и выполнять свои обязательства согласно договору. Казалось бы, надо было извиниться и сделать все по закону, однако я получил отрицательный ответ за подписью заместителя председателя Северо-Кавказского банка Н.И. Щендригина. С юридической точки зрения такой ответ, как говорится, не выдерживает никакой критики, но хорошо зная позицию руководства Северо-Кавказского банка по данному вопросу, другого ответа я не ожидал. Встретился с председателем Северо-Кавказского банка господином Гавриловым В.В., ознакомил его с правовой базой по данной проблеме, показал обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ, в котором четко сказано, что по детским целевым вкладам банки не вправе уменьшать размер процентов даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком, убеждал в том, что банк обязан восстановить процентную ставку, не доводя дела до судебного разбирательства, и не только по моему вкладу, а это следует сделать по всем договорам детских целевых вкладов, заключенных после 1 марта 1996 года, однако, он остался при своем мнении и на своей позиции. А его позиция заключается в том, что добровольно банк восстанавливать процентную ставку и выплачивать надлежащий доход по договорам детских целевых вкладов не будет, несмотря на явное нарушение закона, а вкладчики, которые с ним не согласны, пусть обращаются в суд. Такая позиция, на мой взгляд, попахивает цинизмом, однако она для банка выгодна. Ведь явно просматривается расчет на то, что многие вкладчики не станут обращаться в суд по разным причинам: большинство не знает действующего законодательства, а следовательно, не знает о нарушении их законных прав; некоторые поверят вежливым разъяснениям работников банка. Мол, если в договоре записано, что банк вправе изменять процентную ставку, и ты этот договор подписал, значит обращаться в суд бессмысленно; многим просто слабое здоровье или отсутствие денег не позволяет вступить в судебные тяжбы. Некоторые рассуждают так, что, мол, Сбербанк мощный и богатый, у него армия юристов, поэтому бесполезно с ним вступать в борьбу, а кое-кто просто не верит в справедливость решений судебных органов. Ну, а если кто и обратится в суд, то еще, мол, неизвестно в чью пользу будет принято решение, т.к. не всякий судья сможет разобраться в многочисленных инструкциях Сбербанка. Так что в суд и только в суд.
Поскольку позиция председателя Северо-Кавказского банка Гаврилова В.В. была непоколебима, я был вынужден обратиться в суд с иском о понуждении банка восстановить процентную ставку по договору целевого вклада на имя моей внучки. С большим опытом правовой работы мне не трудно было в суде доказать обоснованность своих требований и убедить суд в незаконных действиях руководства Северо-Кавказского банка. Вместе с тем, надо отдать должное представителям Северо-Кавказского банка, участвующим в судебном процессе и отстаивающим интересы банка, которые, если так можно выразиться, активно изобретали всевозможные причины и поводы для того, чтобы суд отклонил мои требования. Так, они пытались убедить суд, что я ненадлежащий истец, а значит в иске надо отказать, мол, пусть сама внучка обращается в суд. Это абсурдное заявление, поскольку стороной по банковскому договору являюсь я, а ведь требовать надлежащего выполнения договора в период его действия могут только стороны договора. Конечно же, такое заявление судом было отклонено. Затем они заявили, что договор детского целевого вклада якобы не является срочным, поэтому Гражданский кодекс в части запрета уменьшения процентной ставки на него не распространяется.
Такое заявление является еще более абсурдным - ведь в материалах судебного разбирательства находился обзор судебной практики Верховного Суда РФ, в котором четко указано, что именно по детским целевым вкладам банки не вправе уменьшать процентную ставку по договорам, заключенным после 1 марта 1996 года. Это заявление также было отклонено судом. И, наконец, совсем интересно: представителем банка был заявлен встречный иск о признании банковского договора незаключенным. Это в то время, когда договор подписан обеими сторонами и действовал в течение десяти лет. Здесь, как говорится, комментарии излишни. Вместе с тем, представителей Северо-Кавказского банка по-человечески можно понять, поскольку они следовали позиции своего руководства, хотя бы что-то им надо было придумать, дабы не прогневить своего руководителя. И все же, я думаю, им нелегко было озвучивать свои аргументы, т.к., мне кажется, что делали они это против своего внутреннего убеждения - уж слишком явно были неправомерными действия банка в этом случае.
Судом было принято единственно правильное решение, в котором отмечено, что включение в договор условия, предоставляющего право банку в одностороннем порядке изменять процентную ставку в течение срока хранения вклада в силу ст. 838 ч. 3 ГК РФ незаконно и согласно ст. 168 ГК РФ является ничтожным, т.е. не порождает никаких прав и обязанностей.
Ленинский районный суд города Ставрополя решил обязать Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ (ОАО) в лице Северо-Кавказского банка Сбербанка России восстановить по детскому целевому вкладу, открытому мною 17.10.1996 года, процентную ставку - 85 процентов годовых, действующую при заключении договора, до окончания действия договора. Это решение суда вступило в законную силу. Суд сказал свое слово. Теперь не должно быть у многочисленных граждан-вкладчиков никаких сомнений в том, что действия Северо-Кавказского банка по уменьшению процентной ставки по договорам детских целевых вкладов, заключенных после 1 марта 1996 года, являются незаконными. В связи с чем хотелось бы надеяться, что в дальнейшем руководством этого банка будут приняты меры по недопущению нарушений действующего законодательства и обеспечению надлежащего выполнения своих договорных обязательств.
Жизненная ситуация иногда может позволить нарушить какую-то инструкцию или регламент, но закон ни в коем случае, т.к. он непременно накажет своего нарушителя. И тем более грешно исправлять свои ошибки ценою нарушения закона и при этом за счет законных доходов вкладчиков. Я предостерегал председателя Северо-Кавказского банка от создания судебного прецедента по данной проблеме, но он не прислушался, на что-то надеялся.
Прецедент создан, так, может быть, теперь будет неповадно вынуждать вкладчиков банка обращаться в суды, если их просьбы и требования явно подлежат удовлетворению в досудебном порядке. Ведь недостаточно продуманная, я бы сказал, ложно патриотичная позиция по данному вопросу обернулась не выгодой для Сбербанка, а скорее наоборот. Ну, а если... не уважаются вкладчики банка, которые в трудное для Сбербанка время вложили в банк свои денежные средства, надеясь получить для своих детей и внуков доход в размере, обещанном банком при заключении банковских договоров, то надо пожалеть хотя бы своих сотрудников, управляющих отделений, заведующих допофисами и специалистов, непосредственно находящихся в контакте с гражданами-вкладчиками, ведь именно им в первую очередь приходится нелицеприятно объясняться с гражданами и как-то выгораживать и оправдывать неправомерные действия банка по уменьшению процентной ставки по детским целевым вкладам, ссылаясь на указания сверху. А это делать всегда очень тяжело, да и неприятно. Что касается сомнений граждан-вкладчиков Сбербанка в объективности рассмотрения судами подобных споров, то они напрасны. Если требования граждан основаны на законе и подтверждаются необходимыми доказательствами и материалами, а само исковое заявление написано грамотно и убедительно, то суд всегда примет законное и правильное решение. Не секрет, что бывают и судебные ошибки, от этого никто не застрахован, однако этого бояться не следует. Ведь судебная практика свидетельствует о том, что судебные ошибки, как правило, в вышестоящих судебных органах исправляются, только для этого надо всегда иметь терпение и настойчиво, со знанием дела и без лишних эмоций защищать свои законные права и интересы. Для этого и существует судебная система. Если мы живем в правовом государстве, то всем нам надо быстрее избавляться от правового нигилизма и более доверчиво относиться к судам, ведь это единственные органы, где можно реально защищать свои права и интересы.

Н.В. ТЮТЮННИКОВ,
заслуженный юрист Российской Федерации.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет