Вы здесь

СЕМЬЯ ПАСЮРЫ ЛЖЕТ УЖЕ В ТОМ, ЧТО УМАЛЧИВАЕТ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Ответ на статью «Друг оказался враг» предпринимателя Алексея Тимченко. Печатается в порядке ст. 46 – «Право на ответ» Федерального Закона РФ «О средствах массовой информации»

«Человек лжет в том, что он умалчивает». Эта народная мудрость пришла в голову, когда читал статью «Друг оказался враг» в прошлом номере газеты «Ставропольские ведомости». Представший перед читателем пострадавшей и угнетаемой стороной С. Пасюра (а именно с его подачи она появилась), рассказал, что в его бедах виноват исключительно я, Алексей Тимченко, его в прошлом деловой партнер. А вот о том, какие его же неблаговидные дела к этому привели, причем о собственном в них прямом участии – ни слова. Причем дела эти его, по моему глубокому убеждению, не только неблаговидные с точки зрения элементарной порядочности и деловой этики, отношений между партнерами по общему делу, но и противозаконные. Что подтверждает возбуждение против Пасюры уголовного дела по довольно-таки серьезной 159 статье УК – мошенничество в особо крупных размерах группой лиц.
Друг – это сильно сказано
Но сначала о том, что в газете, на мой взгляд непосредственного участника, а во многом и творца всех событий, написано не совсем верно, или однобоко, с выгодой только для Пасюры. Потому как он в итоге предстает перед читателем белым и пушистым. А Тимченко – чуть ли не злодеем.
Во-первых, никакие мы с ним не друзья. Деловые партнеры – да. И не более того. Познакомились лет семь назад, когда Пасюра обратился с просьбой помочь выделить из хозяйства, тогда оно называлось СПК «Родина», принадлежащую ему паевую землю в размере 600 гектаров. Как он подчеркивал – вывести из колхозной кабалы. Процесс выделения не простой, требует юридических знаний, немалой организаторской работы, и сам он его, сколько ни пытался, не потянул. Я помог ему в этом.
Когда в 2018 году эти 600 гектаров перешли из коллективно-долевой собственности в полном смысле слова в частную собственность Пасюры, с выделением участка в границах, он же предложил создать для его обработки совместное предприятие. Тем более, что и я купил 605 гектаров своей земли сельскохозяйственного назначения.
Так появилось ООО «СХП «Бурукшун». С равным нашим участием в уставном капитале – по 50 процентов. Это чтобы никому не обидно было, а главное – чтобы все решения принимались единогласно, иначе устав не позволит. Руководителем стал я, поскольку 99 процентов своих средств вкладывал. К нашим 1200 гектарам прибавились свыше двух тысяч гектаров земли пайщиков – люди пошли к нам, привлеченные более выгодными для них условиями аренды, заключили договора. Общий договор аренды находящегося в коллективно-долевой собственности участка подписала Л. Пасюра – мать С. Пасюры. Ее уполномочили на это пайщики. Запомним, это важно для понимания дальнейших событий.
Сделка, мнимая, но в интересах развития
Всего в обработке хозяйства оказалось свыше 3500 гектаров земли. Четыре года работали динамично. Уже после второго года вышли на второе место в Ипатовском округе, стали намолачивать по 12 тысяч тонн зерновых. Но предприятию, чтобы развиваться, нужны инвестиции, то есть финансовые вливания. Прежде всего на закупку техники, развитие производственной базы. Первые годы я предоставлял технику из других своих хозяйств, но вечно такое продолжаться не могло. Комбайн – не легковушка, чтобы кататься туда-сюда. Надо было и «Бурукшуну» своей техникой обрастать, так эффективнее. Но все, что работает на полях, очень дорогостоящее, и на вырученные с одного или там двух урожаев средства их особо не купишь. Да посудите сами: цена одного нового комбайна сегодня около 20 миллионов рублей. Примерно такая же, а то и выше, – у энергонасыщенного трактора. А вся годовая выручка предприятия – 120 миллионов. Но ведь из них нужно и зарплату отдать, и за паи земельные рассчитаться, и топливо, семена купить под очередной урожай. Обратились в банки за кредитом. Отказ в одном, другом, третьем… Они стали увязывать с кредитованием всю мою группу компаний. Что было невыгодно.
Именно эта причина, а не то, что за мной чуть ли не с топором бегали кредиторы за долгами, как утверждает теперь Пасюра в СМИ, когда баламутит людей, стала поводом для того, чтобы я отдал ему рычаги управления «Бурукшуном», пересадил в директорское кресло. А также передал ему по мнимой сделке (хорошо, что он хотя бы мнимость этой сделки признал) свои 50 процентов доли в уставном капитале предприятия. Как теперь выясняется, на свою голову. Опять же после долгих уговоров передать именно ему, хотя поначалу у меня были естественные намерения переоформить долю на родственника. Пасюра же убеждал, что такого шага пайщики не поймут, да и как могу я сомневаться в его надежности. Тут уже было лукавство.
Такой формальный, подчеркиваю это еще раз, шаг позволил в итоге привлечь заемные средства Сбербанка, предприятие получило кредиты на пополнение оборотных средств.
Уже по итогам первого под руководством Пасюры 2022 года предприятием было получено, как он отчитался, 10 тысяч тонн зерновых, хотя было намолочено все 12 тысяч тонн. Я еще тогда заподозрил, что оприходован не весь урожай, и что мой партнер ведет себя со мной не честно. Да и до меня дошло, что в коллективе начали поговаривать: зерно потекло «налево». От людей ведь ничего не скроешь. Подогрела разговоры история с весовщицей, которую по ее версии убрали с должности только потому, что она отказалась подписывать липовые бумаги. Но доказать воровство я не смог, внедренная мною и успешно четыре года работавшая система электронного контроля за прохождением зерна «Бункер – весовая – ток – склад» оказалась при директорстве Пасюры полностью разрушена. Якобы по техническим причинам.
В 2023 году предприятие практически не получило доход. Чуть ли не весь хозяйственный оборот Пасюра пустил через свое КФХ. Зарплата пошла не через ведомости. Резко прекратились поступления налогов в бюджет. На что я лично обращал внимание главы села Савицкой. Расплывчатые туманные объяснения Пасюры, и чуть ли не открытым текстом: я тут хозяин, а ты – никто. Тут уже я потребовал свою 50-процентную долю назад. Напомнив, что сделка мнимая. Как и его руководство предприятием – мера вынужденная и временная.
Ответ просто ошарашил: долю не отдам. Тут же по селу были запущены слухи, что Тимченко мошенник и рейдер.
Обворовывают, как не обратиться в полицию
50 процентов доли в предприятии были оценены в 27 миллионов рублей, о чем и написано в статье, чисто условно. Реальная ее стоимость во много раз больше. А именно 321 миллион, то есть половина стоимости всего ООО «СХП «Бурукшун», которую специалисты в оценочном деле назвали в сумме 642 миллиона рублей. И следователь не с потолка ее взял при определении суммы моего возможного гражданского иска к Пасюре, как он утверждает сейчас, а именно на основании этой экспертной оценки. Она складывается из стоимости: а)находящихся в собственности и в аренде участков земли сельскохозяйственного назначения, б)зерновых токов, складов, мехмастерских, бытовок, навесов и других помещений, в)техники и г)незавершенного урожая на полях. Разделите 642 миллиона на два – получите 321 миллион.
Что остается делать человеку, если у него среди белого дня нагло отбирают такую огромную сумму? Если цивилизованно – то обратиться в полицию. Что я и сделал, написав в октябре 2023 года соответствующее заявление. И это не рейдерство, как подает Пасюра, а борьба за свою собственность законными средствами. И как показало дальнейшее развитие событий, я правильно сделал, поскольку именно следствие позволило раскрыть весь масштаб совершенных моим преемником на директорском посту, да и его матерью, что станет понятно ниже, изъятий активов из нашего совместного предприятия в свой карман. О которых я до того даже не подозревал. И теперь я их расцениваю как прямое хищение своей собственности, и надеюсь, что таковым его квалифицирует в дальнейшем и суд.
За шапку сухарей – себе любимому
Сельскохозяйственное предприятие без земли, да еще и растениеводческое, как «Бурукшун», – ничто. Его, считай, нет. Потому как земля основа всех производственных фондов и ключевая их составляющая, именно она дает урожай, главный источник дохода. Сколько ни накупи техники, какой современной она ни будет, сколько токов со складами ни настрой, без земли все это бесполезно.
Несомненно, это понимает и Пасюра. Поскольку за два неполных года директорствования успел вместе с матерью вывести из предприятия чуть ли не весь обрабатывавшийся хозяйством земельный клин. Вывел на себя, свою мать и свое КФХ! И это уже документально подтверждено.
Вот передо мной договор купли продажи земельных долей от 10 апреля 2023 года. От имени продавца СХП «Бурукшун» подписан директором С. Пасюрой. От имени покупателя – Л. Пасюрой, уже упомянутой ранее его матерью. Предприятие продало ей 12 земельных долей общей площадью 250 гектаров из находящихся в его собственности 400 гектаров земли сельхозназначения. Всего за 4 миллиона 900 тысяч рублей – по цене меньше 20 тысяч рублей за гектар. Мягко сказать, на порядок заниженной, в народе о таких сделках говорят – за шапку сухарей. Мне хорошо известно, что в регионе паевую землю скупают по цене 100–200 тысяч за гектар.
А вот еще один любопытный документик, тоже договор купли-продажи двойной земельной доли. Пайщица В. Сидорова – продавец, покупатель – С. Пасюра, физическое лицо, всего за 700 тысяч рублей он получает больше 20 гектаров пашни, меньше чем по 35 тысяч за гектар. Вся изюминка тут в том, что при мне, если пайщик надумал продать долю из той, что обрабатывало хозяйство, то я как директор оформлял сделку на предприятие и ставил участок на баланс. А тут она ушла в частные руки руководителя этого же самого хозяйства. В дальнейшем эта земля ушла из севооборота хозяйства семейству Пасюры.
Но все рекорды черных переделов земли бьют еще два красноречивых документа – «Договора уступки прав и обязанностей арендатора по договору аренды земельного участка», датированные августом 2023 года. По ним некая Ю. Яценко, получившая из рук директора С. Пасюры соответствующую доверенность, с согласия уже хорошо нам знакомой матери директора уполномоченной от пайщиков Л. Пасюры, передает КФХ С. Пасюра в полном объеме два участка коллективно-долевой собственности пайщиков площадью свыше двух тысяч гектаров для сельскохозяйственного производства. «Бурукшун после этого реально остался без земли.
Уступка сделана за какие-то крохи в финансовом плане. До перезаключения договора с пайщиками осталось восемь лет, и все это время земля будет приносить уже С. Пасюре, а не «Бурукшуну», ежегодно не менее 80 миллионов рублей при урожайности 4 тонны зерна с гектара и цене не меньше 10 тысяч рублей за тонну. Даже после вычета расходов и расчета с пайщиками по этому договору в распоряжении КФХ Пасюра останется не менее трети суммы.
На уведомлениях от Яценко Л. Пасюре как уполномоченной пайщиков та собственной рукой написала: «Уведомление получено 11.08.2023. Возражения относительно уступки прав и обязанностей арендатора по договору аренды отсутствуют». В чем и расписалась. В этой связи я не удивлюсь, если и она станет фигурантом уголовного дела. Ее уже допрашивают.
Самое удивительное состоит в том, что С. Пасюре удалось зарегистрировать договор уступки прав в Росреестре. Правда, у нас в крае ему в этом отказали. Потому как разглядели всю подноготную сделки. Самому себе фактически передать права пользования, такое закон не допускает. Но регистрацию договора уступки Пасюра все же провел, аж в Ростовской области. Там мало того, что залезли в чужую епархию, но и на все эти явные противоречия с законом закрыли глаза. Этим тоже сейчас занимается следствие
Весь размах передела С. Пасюрой земли показывает им же поданная в управление сельского хозяйства администрации Ипатовского округа справка. Из нее следует, что ООО «СХП «Бурукшун» под урожай 2024 года засеяло озимой пшеницей всего 300 гектаров, и 48 оставило под пар. А КФХ Пасюра – 1649 гектаров озимой пшеницей, горохом и подсолнечником, и еще 307 оставило под пар. Так что сам наш «герой» подтвердил, что в руководимом им хозяйстве из 3500 гектаров осталось в обработке всего 348 гектаров, а в его личном КФХ – без малого уже две тысячи. Как на дрожжах растет! Хотя год назад было наоборот. И эта справка убедительнее всего показывает, что мое обращение в полицию обоснованно.
Именно потому, что земля незаконно, как посчитало следствие, перешла из хозяйства в руки С. Пасюры и его семьи, оно ходатайствовало перед судом об аресте урожая на площади 2300 гектаров и поручило его убрать мне, как лицу, признанному потерпевшим от действий «партнера». Наложен арест и на объекты недвижимости, сельскохозяйственную технику, поскольку выявлены случаи и их переоформления на Пасюру и его семью. Эти действия правоохранителей целиком основаны на законе. А обращение самого Пасюры сразу в несколько СМИ – попытка ввести прежде всего пайщиков в заблуждение. Найти среди них своих сторонников, а то и поднять на протестные действия. Примеров именно такого развития споров за землю в крае достаточно.
Опасные игры
Чтобы ввести сельчан в заблуждение, Пасюра утверждает, что поля не убираются и зерно осыпается. Но по его же распоряжению заезды на поля несколько дней назад были перекопаны траншеями. Оправдывается, что это противопожарная распашка. В то же время, все наоборот, в случае возгорания пожарные машины не смогут на поле заехать. По-моему, это намеренные действия обвиняемого с целью воспрепятствовать исполнению решения суда.
Семья Пасюры подбивает людей выйти на поля, остановить обмолот. Не исключаю, что появятся охотники спровоцировать несчастный случай. Или поджечь поле. Загнанному в угол нужен резонансный скандал.
Если же смотреть шире, то перед нами попытка создать ложное общественное мнение, заставить граждан, мягко говоря, усомниться в справедливости судебного решения, в профессионализме, да и в честности правоохранителей. Которые всего лишь добросовестно и ответственно делают свое дело: выявили признаки мошенничества и теперь работают над документальным обоснованием преступления, собирают его доказательства. Одновременно путем принятия через суд обеспечительных мер охраняют мои права как потерпевшего, помогают вернуть мою законную собственность.
Пользуясь возможностью, хочу обратиться к пайщикам: не ведитесь на провокации. Каждый из вас в полном объеме получит арендную плату. Да многие уже ее и получили зерном, которое доставляется вам как раз в эти дни чуть ли не от комбайна в ходе проводимой под моим началом уборки.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.