Вы здесь

СЕВ ПОДКРАЛСЯ НЕЗАМЕТНО

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Похоже, что к приходящей внезапно зиме у нас добавились и полевые кампании. Падают, как снег на голову. В частности, нынешняя осенняя посевная.
Ошарашены – но бодримся
Буквально позавчера, в понедельник, мы узнали от губернатора Владимира Владимирова из его выступления на еженедельном рабочем совещании в правительстве края, что некоторые горюче-смазочные материалы подорожали аж на 45 процентов. И львиная доля роста – в последние месяцы. Аккурат к посевной кампании. И что ошарашенное таким поворотом дела наше краевое правительство, тем не менее, держит вопрос на контроле, и даже обратилось аж к министерству сельского хозяйства страны с просьбой принять меры. А само обещает помочь селянам в закупке ГСМ, в то числе через увеличение государственной поддержки сельхозпредприятий. Из бюджета Российской Федерации, разумеется. В этом году из запланированных 4,7 миллиарда рублей они якобы уже получили 4,5 миллиарда.
Насчет 45 процентов – не знаю, период не обозначен, но что солярка всего за год подорожала на 28 процентов – это правда. Стоило дизельное топливо – а именно оно главный двигатель тянущих сеялки с дисковыми культиваторами тракторов и другой задействованной в посевную кампанию техники – на 4 сентября прошлого года 46 рублей за литр. На эту же дату в этом году – 59, а кое-где и за 60 рублей. По бензину, как это ни странно, рост значительно меньший. Остается только догадываться, почему. Санкции, вывоз топлива ограничен и должно быть, по логике, наоборот. Остается предположить, что российская армия стала потреблять «дизеля» больше, ведь боевые действия идут. Танки, РСЗО, БТР и БМП, КамАЗы – все на нем. Сначала – фронту, военным, они ждать не могут, гражданке потом. Известное правило. Подтверждают его и перебои с поставками. Именно дизтоплива в последние месяцы все чаще нет на заправках.
Конечно, посевная кампания сорвана не будет. Засеют колосовыми озимыми все 2 миллиона гектаров. И дело тут даже не в государственной поддержке. Руководители хозяйств мужики тертые, считать умеют, все, и в первую очередь топливо, запасают впредь. Не случайно они как свою трудовую доблесть расценивают не столько высокие намолоты, сколько покупку задешево крупной партии топлива или там удобрений. Задешево в их понимании – это когда процентов на пять ниже, чем купил сосед. И когда предугадал, что завтра рынок преподнесет очередной сюрприз, и успел.
Есть, конечно, и те, кто работает с колес, типа мелких фермеров, но они на селе сегодня погоды не делают.
Но потому запас таковым и называется, что его надо пополнять. Сразу после расходования, иначе будут проблемы уже в следующую, весеннюю полевую, кампанию. А то и в жатву. Когда цены могут прыгнуть еще выше. Так что на горючку по бешеным ценам хозяйства все равно потратятся уже в этом году. Что в свою очередь ляжет на себестоимость выращенных в будущем году зерновых. А также мяса, молока, яиц – всей продукции животноводства. Да и на сам хлеб тоже.
То есть сегодняшний рост цен на горючку запустит очередной и явно нешуточный виток цен по всей цепочке нашего многоотраслевого сельскохозяйственного производства.
Имитация озабоченности
Не так явно, во всяком случае, без эмоций при обсуждении темы на рабочих совещаниях у губернатора, страдают от роста цен на бензин рядовые автолюбители. Но явление это есть. Да и не только на бензин рост. Почему про машинное масло никто ничего не говорит? Сегодня если ты поменял масло в двигателе за 8 тысяч рублей, то уже счастлив. В фирменных автосалонах на треть больше отдашь. А ведь эта замена, если машина не новая, через каждые десять тысяч километров. То есть при более-менее активной езде – раз в квартал. Не зря уже расходы на содержание личного автотранспорта занимают вторую строчку в структуре наших семейных трат.
Регулярный рост цен на топливо регулярно же порождает у народа вопросы: почему это происходит, и до каких пор будет продолжаться. Это же черт те что: у нас в стране чуть ли не самые большие запасы нефти, чуть ли не самая большая ее переработка, мировой бензоколонкой страну погоняют, а бензина с соляркой не докупиться. В ходу у народа даже теория заговора. Якобы цены на бензин специально поднимают, чтобы ограничить возможности граждан, которые перед ними открыла автомобилизация. Нечего бедным кататься да зарабатывать на этом, пусть по домам сидят.
Как отвечают на эти совершенно справедливые претензии народа власти, мы уже хорошо знаем. Имитацией озабоченности, и не более того. Губернаторы – держим на контроле и сигналим выше по вертикали. (Не знаю, как вас, читатель, а меня это успокаивает. Не спят ведь наши судьбодержатели, сигналят, и это уже хорошо!) Антимонопольщики из ФАС уверяют, что проверяют регулярно, но ничего крамольного в действиях поставщиков и продавцов горючки не находят: все в пределах допустимого, никто из них своим монопольным положением на рынке не злоупотребляет. Те же, кто вроде как защищают права потребителей, то есть наши с вами права, в эту тему вообще не лезут: акулы империализма, а именно нефтяники, им явно не по зубам.
Ну а сам президент Владимир Путин в понедельник же заявил, что не надо допускать взрывного роста цен на топливо. Не надо, так не надо.
Виновато государство
Сами же нефтеакулы в один голос утверждают, что они ничего от этого роста цен на нефтянку не имеют. А накидывают цены, когда уж совсем уходят в минус, когда уже есть нечего. Мол, не они тут крайние, а государство. Доля налогов и сборов в розничной цене на топливо аж 60 процентов, а то и выше. Треть стоимости одного литра приходится на налоги на добычу полезных ископаемых и на дополнительный доход. 21 процент – акцизы (в прошлом году только акциз на бензин принес в казну 420 миллиардов рублей). 20 процентов – налог на добавленную стоимость. Остальное – стоимость самой нефти, затраты на переработку, доставку как сырья, так и готовой продукции. Чистая наша прибыль, сокрушаются акулы, всего 5 процентов. И это в то время, когда на другие виды розничных товаров она значительно выше. При производстве молока, к примеру, или там хлеба – 13 процентов.
В общем, цифрами подтверждают, что государство в лице его правительства и других структур виновато в росте розничных цен.
Есть в этих вроде как убедительных объяснениях известная доля лукавства. Одно дело пять процентов от миллиона. Совсем другое – от миллиардов и миллиардов. Именно такими объемами финансовых средств ворочают нефтяники. Опять же почему рост цен на топливо наблюдается именно в периоды наибольшего спроса, какой являются сельскохозяйственные кампании? Ежу понятно, что действие это рукотворное. Горючка растет в цене как к севу, так и к жатве. И еще к периоду массовых отпусков. Но это уже из граждан вытаскивают бабки.
И еще. Больше всего заставляет сомневаться в искренности оправданий нефтяников их баланс. У той же «Роснефти», крупнейшего нашего оператора на нефтяном рынке, выручка за прошлый год увеличилась на 3,2 процента. Только в развитие производства компания вложила 1,1 триллиона рублей. Объем реализации нефтепродуктов увеличился на внутреннем рынке на 6 процентов, и достиг рекордных 41,1 миллиона тонн. Чистая прибыль составила 813 миллиардов рублей. Правда, почти на 8 процентов сократилась по сравнению с предыдущим годом, но все же обеспечила высокие дивиденды. Доходность акций составила почти 5 процентов.
Так что слезы нефтяников сродни слезам крокодильим.
Хочешь дешевого бензина? Бузи!
Но государственные структуры даже не пытаются это лукавство разоблачить, и тем более наказать монополистов за их шалости. Да и в том, что они перекладывают на него свою вину, само государство не видит ничего для себя опасного. И даже особенно не оправдывается, и тем самым, по сути, признает, что крайнее именно оно. Изредка, правда, как большую новость, успокаивает тем, что законы рынка все выровняют, и когда-нибудь цены пойдут вниз. А в качестве универсального успокоительного сообщает своим гражданам, что на треклятом Западе, и особенно в растреклятой Америке, цены на бензин-керосин-машинное масло еще выше. Что мы покорно проглатываем. И на том успокаиваемся. Ведь не каждый способен перевести галлоны в литры, и доллары в рубли. Тем более, что курс валютный меняется быстрее, чем набор высоты истребителем поколения 5+. Не успел до середины досчитать – начинай сначала.
Правда, особо знающие аналитики сообщают, что государство с 2018 года, после известного самого мощного всплеска цен на топливо, ввело так называемый демпферный механизм. Который особо не афиширует. Смысл его в том, что правительство разрешает нефтяникам продавать за рубеж свои продукты по рыночным ценам. Но внутри своей страны – по ценам, согласованным с кабинетом. Если стоимость нефти растет, а цену на бензин правительство поднимать не разрешает, то оно же компенсирует нефтяникам упущенную выгоду. Если же цена на нефть падает, то все наоборот, нефтяники платят дополнительные налоги. Смекаете, в чем суть? А в том, что богатые при таком раскладе всегда останутся богатыми, правительство им плечо подставит. Вот только вопрос, почему оно не подставляет свое плечо нам, рядовым покупателям бензина?
Какие экспортные цены считать высокими, а какие низкими, определяет правительство. И меняет их в зависимости от ситуации на рынке и, внимание, настроений в обществе! (Так что хочешь снижения цен на бензин – бузи, как говорится, в натуре показывай плохое настроение общества! Авось услышат.). Вроде весь механизм демпфера свелся к тому, чтобы цены на топливо росли не более чем на 8 процентов в год. Близко к скорости инфляции.
Но не к действительности. И скачок цен на дизель за год на 28 процентов, о котором мы говорили выше, это наглядно подтверждает.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
11 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.