Вы здесь

ПУСТЬ РАБОТАЮТ В САДУ, ПРИУЧАЮТСЯ К ТРУДУ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Стартующий послезавтра новый учебный год в наших школах новый теперь и в смысле изменения требований к трудовому воспитанию детей. Они внесены в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Соответствующий закон принят Государственной думой, одобрен Советом Федерации и подписан Президентом В. Путиным еще 4 августа.
Обязаны трудиться
Школьников с 1 сентября теперь можно и нужно привлекать к общественно-полезному труду. В стенах школы, разумеется.
Закономерен вопрос: а раньше что, всего этого в законе не было? Удивительно, но это так. Раньше детям все было нельзя. Более того, трудовое воспитание в школах могло быть признано нелегальным и привести к штрафу в размере от 30 до 300 тысяч рублей. На директора, на классного руководителя, на школу в целом как учреждение. Прокуратура за этим строго следила. А мы еще удивляемся, почему наши дети вырастают белоручками, не способными к какому-либо физическому труду. И более того – зачастую презирающими этот труд.
Теперь, с выходом нового закона, будут способными и не презирающими? Будем надеяться. Ведь теперь по новому закону трудовое воспитание – обязанность школы и всего ее коллектива. И слово обязанность здесь самое главное.
Более того, поддержка чистоты и порядка в учебном заведении закреплена и за школьниками как обязанность. Под этим понимается высадка деревьев или цветов на пришкольной территории, оформление школьной площадки или класса к мероприятию, создание театральных костюмов, помощь в музее или библиотеке и прочее. Из что называется абсолютно новых новшеств – школа теперь должна стать инициатором добровольческих акций и добровольческого движения как такового. Добровольческое движение – примета нашего времени, и хорошо, что оно начинается со школы.
И все это направлено на формирование у обучающихся трудолюбия и базовых трудовых навыков, чувства причастности к конкретным делам и уважения к результатам труда. Как своего, так и чужого.
Наконец, самое главное: теперь не требуется, как раньше, получение согласия родителей на привлечение обучающихся к труду, если оно за рамками учебной программы. То есть в случаях, перечисленных выше. Так что в преддверии субботника по озеленению или какого иного мероприятия классной теперь не нужно будет собирать бумажки от родителей. В качестве некой охранной грамоты, поскольку в случае чего, например, ученик ножку подвернул или один другого лопатой задел, она будет крайней.
Хотя, как рассказывают сами педагоги, они и до того не собирали. Просто субботники носили добровольный характер. Если родители были против, то не пускали ребенка. Не пришел – и нет управы. И никто ничего с этим поделать не мог. Педагоги просто закрывали глаза, делали вид, что ничего не произошло. С соответствующим разрушающим «воспитательным эффектом» для остальных. А что может быть более разрушающим для становления личности, чем безнаказанность?
Тете Маше дворничихе не конкуренты
Речь не о том, подчеркивали разработчики закона (среди них, кстати, и наш депутат в Государственной думе Ольга Казакова), что дети должны теперь заменить собой технический персонал – уборщиц или дворников. Речь об элементарном – дежурствах в классе, столовой или раздевалке. Об обязанностях убрать за собой посуду, выбросить мусор в урну. И опять же об обязанностях участвовать во всех сопряженных с трудом мероприятиях, которые проводит школа. И об обязанности руководства школ проводить эти трудовые мероприятия.
Однако радоваться и бить в литавры по поводу того, что школьники теперь все сплошь и рядом будут получать трудовое воспитание, навыки практической работы, рано.
Наверняка теперь оживится и трудовая практика, детей в ее ходе станут активнее обучать забить гвоздь, сделать скворечник или там стул со столом. Девочек – готовить еду, шить и вышивать. И в субботниках участвовать, в трудовых олимпиадах. По сути, вернется советский опыт. Но вот цитата из новшеств в законе: «Привлечение обучающихся к труду, не предусмотренному образовательной программой, осуществляется в соответствии с требованиями трудового законодательства».
Размытость этой фразы уже стала предметом спекуляций от защитников «счастливого детства» на тему, что она отдает детей на откуп руководству школы. Будто бы оно, это самое руководство, спит и видит, чтобы детей лишний раз помордовать. Или даже нажиться за счет их рабского труда. В интернете уже даже появились защитники этого самого «счастливого детства», прежде всего из числа жаждущих гонораров юристов, всегда готовых оказать чадолюбивым папашам и мамашам соответствующие услуги за соответствующее от них вознаграждение.
Но мы в данном случае не об этом. А о требованиях трудового законодательства к детскому труду. Они как были, так и остались, никто пока не собирается их пересматривать. Чтобы хоть как-то совместить с ними новации в трудовом школьном воспитании.
В соответствии с Трудовым кодексом и уточняющими федеральными законами о защите детства, профессиональная ориентация и профессиональное обучение начинаются в Российской Федерации с 14-летнего возраста. Во всяком случае, только с этого возраста муниципалитеты обязаны их наладить. До этого ребенка заставлять трудиться (а какая без этого профориентация?) нельзя. Работать заставлять (или разрешать привлекать к труду) с 14 до 15 лет можно только 2,5 часа в сутки. На работу же по трудовому договору можно принимать ребенка только с 16 лет. С 15 – только в исключительных случаях, на легкий труд и только если ребенок уже получил общее образование. Да и то – с согласия одного из родителей.
Общее образование у нас получают в 16 лет, среднее – в 18. Не в последнюю очередь по причине этих строгих ограничений дисциплина «трудовое обучение» повсеместно в школах заменена на «технология». То есть, в последние десятилетия не руками учили что-то делать, а именно пилить, строгать, гвозди забивать, что дает ничем не заменимые практические навыки, а теорию техпроцессов изучали. Разумеется, чисто поверхностно. Робототехника и все такое звучное-вкусное для неискушенных детских ушей.
После принятия вышеупомянутого закона в Минобразования страны начали говорить о возвращении в школы уроков труда. И назвать дисциплину вроде как «труд и технологии». Чтобы, значит, и нашим и вашим. Только вот процесс этот будет не такой и простой. Материальная база трудового обучения в виде мастерских и прочего по большому счету в наших школах потеряна. Об этом вам расскажет любой педагог. Ни помещений не осталось, ни соответствующего оборудования. Не говоря уже о том, что в городских школах не сохранилось пришкольных земельных участков, и тем более садов с цветниками на них. Уж больно лакомая городская земля для застройщиков.
Про учителей, так называемых «трудовиков», которые на все руки да еще и с педагогическим талантом, и говорить не приходится. Вы их теперь днем с огнем не сыщете.
Не прокатит Ванюша на тракторе…
Отдельная тема – трудовое обучение в сельских школах.
Да, на селе дети ближе к земле, к подсобному хозяйству, и их в большинстве случаев не надо в школе учить держать молоток. Там сама жизнь этому учит. Но зато именно сельская школа всегда была более профессионально ориентирована. Дети уже в ее стенах понимали, чем станут заниматься во взрослой жизни.
Было время, когда эта профессиональная ориентация у нас сплошь строилась на ученических производственных бригадах. Они являлись своего рода ее вершиной. Если кто не знает, напомню: Ставрополье даже родоначальник ученических производственных бригад в стране. Первая еще в 1954 году, в прошлом столетии у нас появилась. Скоро семидесятилетие можно праздновать. В станице Григорополисской Новоалександровского района, в колхозе «Россия». И долгое время гремела на всю страну.
Такие бригады имели свою землю, некоторые и по сто, и даже по двести гектаров, летние лагеря, где подростки жили летом, свою технику. Получали профессию – работали на тракторах, комбайнах. Пахали, сеяли, пропалывали, молотили… Разумеется, с помощью взрослых, под их контролем, но с непосредственным участием детей все было организовано. Жили ребята по сути коммуной, именно там формировались лидеры, выявлялись и перевоспитывались бездельники… Весь руководящий костяк в сельхозпредприятиях края прошел школу ученических производственных. Венцом всего этого труда был полученный урожай. И доход от его продажи, который сами дети распределяли.
Сейчас же ученические производственные бригады фактически остались только на бумаге. Их земельные участки, если они были муниципальными, повсеместно в соответствии с земельным законодательством повыставляли на конкурсы. Еще где-то лет пятнадцать назад. Естественно, наши бригады детские не смогли в них победить, предложить лучшие, чем, к примеру, фермеры, условия. Если земля была в собственности сельхозпредприятия, то руководитель пять раз подумал, прежде чем оставить ее за ученической бригадой. Налог то с нее никто не отменял. Ну а раз нечего бригадам обрабатывать, не стало и техники. Или растащили, или продали по дешевке, или сгнила. Опять же к помещениям, где дети жили летом, надзорные службы стали предъявлять требования как к гостиницам. По пожарной безопасности, охране, санитарии и прочему. Хозяйствам реально стало накладно их содержать целый год, чтобы летом дети пожили там всего три месяца.
Но самое главное, что создавало и до сих пор создает неразрешимые проблемы – уже упомянутые нами ограничения в трудовом законодательстве по возрасту. Нельзя до 16 лет на трактор или там комбайн, и все. Даже помощником комбайнера. А после этого возраста желающих сесть за штурвал не так уж и много. Воспитывать ведь надо, по народной мудрости, пока дитятко поперек лавки лежит…
Лишь первый шаг
Да, как это ни грустно звучит, сегодня ученических производственных бригад в их первоначальном виде, по сути, в крае нет. Осталась лишь пародия на них. И каких-либо предпосылок для возрождения пока не наблюдается.
Несколько лет назад с вопросом выделения той же самой земли для таких бригад достучались до президента Путина. Он вроде поддержал, дал поручение проблему изучить и разрешить. Эксперты собирались, обсуждали. Признали – нецелесообразно. А может – невозможно, поскольку земля уже вся расхватана. Вопрос с тех пор так и не разрешен. А ведь будь он разрешен, и все остальное бы сдвинулось. Земля – основа, та самая первичная база, на которой можно возродить все ученические производственные бригады.
В общем, вступающие с 1 сентября поправки в закон об образовании это, как в таких случаях бывает, лишь первые ласточки в решении запущенной проблемы трудового воспитания в наших школах. Первый шаг к его возрождению. За ним должны последовать и следующие, и прежде всего на законодательном фронте.
Иначе можно было и не начинать.
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.