Вы здесь

НЕ ЕСТЬ, НЕ ОБИЖАТЬСЯ И ДЕКОЛЬТЕ ВСЕ ЗАПРЕТИТЬ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

МИНТРУД ОТРЕГУЛИРОВАЛ ВНЕШНИЙ ВИД И ПОВЕДЕНИЕ МЕДИКОВ

У хлынувшей в прошлом году на нашу страну пандемии коронавируса обнаружен еще один побочный эффект - лишенные обычного живого общения чиновники в этот раз нерастраченную энергию направили в русло законотворчества. К счастью, ничего «инновационного» или «опережающего европейский опыт» не придумали, ограничив творческий зуд корректировкой вроде как устаревших правил охраны труда в различных организациях. И теперь с 1 января 2021 года в стране действуют более 40 новых Правил по охране труда, 39 правил по промышленной безопасности, поправки в ТК РФ в части дистанционной работы и многое другое.

 Надо ли говорить, что в числе первых почувствовали на себе любовь и заботу властей медики. Вот уже более месяца они работают по усовершенствованному приказу от минтруда, состоящему из 30 страниц рекомендаций, носящих как общий характер для всех сотрудников медучреждений, так и частные правила для профильных отделений, регламентирующие глубину декольте, длину юбки, маникюр и даже поведение сотрудников. Но сначала об общем. То есть о том, что нельзя делать всем без исключения, чтобы исключить потенциальные риски, грозящие медикам чуть ли не на каждом шагу. К слову, перечень производственных вредностей в новых правилах охраны труда тоже занимает аж целых две страницы, когда законотворцы постарались учесть и впихнуть туда абсолютно все, начиная от рисков заражения, ночных смен, нервно-эмоционального выгорания, опасности пожаров и ДТП до падения снега и сосулек с крыш!

Итак, что же нельзя делать абсолютно всем медикам без исключения? Им строго запрещается пить, курить и есть на рабочем месте, хранить и применять лекарства без этикеток, с нечитаемыми наименованиями, в поврежденной упаковке, пробовать препараты на вкус и запах, пользоваться неисправными инструментами и оборудованием, медицинскими изделиями, не зарегистрированными в России. Что можно? Смотреть под ноги! И не просто можно, а нужно! Не ради же дешевого популизма в документе черным по-белому прописано, что «при передвижении по медицинской организации во избежание падения сотрудник обязан обращать внимание на состояние пола в помещениях. Передвигаться по мокрым (мытым) полам необходимо с повышенной осторожностью», заботливо наставляют чиновники.

Нет, хоккейную форму-броню или рыцарские доспехи надеть не предлагают, все же бюджет в государственных учреждениях не резиновый, дабы покупать подобные средства защиты, а вот «установить после влажной обработки предупреждающие таблички до полного высыхания пола», по их мнению, было бы вполне уместно. Как и освещать территорию в темное время суток, следить, чтобы во дворе не было ям, колдобин, открытых люков и колодцев, а в самом здании захламленных или загроможденных оборудованием помещений. Впрочем, это скорее наказы к руководству учреждения. Что же касается сотрудников…

Никаких посиделок на кровати пациента! - грозно предупреждает минтруд персонал, работающий в инфекционных отделениях. Медикам также рекомендовано носить волосы под шапочкой, манжеты на рукавах халата должны быть всегда завязаны, а ногти на руках коротко подстрижены.

Придется отказаться от дизайнерского маникюра и персоналу операционных блоков. Также им запрещается носить обувь на резиновой подошве и одежду из шерсти, шелка, нейлона, капрона и других синтетических материалов во избежание накопления статистических электрических зарядов. Плюс перед операцией каждый сотрудник бригады должен подержаться за край операционного стола или взять в руки что-то металлическое. Примета? Медики не суеверны, но осторожность лишней не бывает, уверены в минтруде. Мол, вдруг на теле накопился электрический заряд? А тут сложный пациент и дополнительные риски ни к чему. И, наверное, отсюда же требование к дамам во время дежурной смены обойтись без украшений и бижутерии, которые также имеют свойство «теряться» в организме пациента, как и салфетки, скальпели, пинцеты и прочие рабочие инструменты. И никакого крема для рук! «Руки персонала, обслуживающего наркозные аппараты, не должны иметь следов масел, мазей и губной помады», оговаривается в документе.

Для врачей диагностических отделений тоже целый список правил. Например,        рентгенолаборантам запрещается обслуживать одновременно два и более аппарата, работающих в разных кабинетах даже при общей комнате управления. При обнаружении свинцовой пыли на СИЗ работников или пациентов рентгенодиагностического отделения ее мало смахнуть. Нужно заменить «фартук» и провести влажную уборку помещения. А вот генеральная уборка с мытьем полов, стен, дверей, подоконников и внутренней стороны окон должна проводиться не менее одного раза в месяц. Тогда как «влажная дезинфекция элементов и принадлежностей рентгеновской установки» - и вовсе после каждой рабочей смены.

В кабинет магнитно-резонансной томографии документ запрещает вносить железные, стальные и другие ферромагнитные объекты (ножницы, скальпели, кольца, пинцеты и т.д.). Равно как и вблизи установки не допускается звонить по сотовому телефону или отлучаться на минуточку, оставляя оборудование включенным и без присмотра. И перед началом работы персонал должен убедиться в исправности системы водоснабжения, вентиляции, электроосвещения, не говоря уже о личных средствах защиты. А вот любые ультразвуковые исследования доктор должен выполнять в хлопчатобумажных перчатках.

Между тем, позаботились чиновники о зрении и малоподвижности стоматологов. Свет рабочей лампы должен быть ярче других источников освещения не более чем в 10 раз, говорится в документе. Также врачам запрещается закреплять электрические лампы с помощью веревок и ниток и подвешивать светильники на электрических проводах. «Во время работы стоматологу нужно быть внимательным, не отвлекаться от выполнения своих обязанностей», - напоминают чиновники. Мол, тогда будет проще соблюдать и следующую рекомендацию, в которой «работы в положении «сидя» следует выполнять не более 60 процентов рабочего времени, а остальное время - стоя или перемещаясь по кабинету». Вспомогательные же операции (консультирование, заполнение документов и.д.) и вовсе должны выполняться в «свободной» позе. Словом, хоть вниз головой, но вдали от рабочей установки и желательно, чтобы в это время следующим пациентом, спешащим на прием, не оказался… психиатр.

Хотя коллега вряд ли удивится. Разве что позавидует той «свободе нравов», потому как их братию документ держит в ежовых рукавицах! Рекомендации наркологам и психиатрам занимают увесистую часть сего документа и по объему написанного и насоветованного могут конкурировать разве что с рекомендациями, обращенными к сотрудникам скорой помощи. Но о бригадах позже. Пока же о психиатрической службе, где «с учетом специфики болезненного состояния пациентов необходимо принимать меры предосторожности при проведении лечебных или диагностических процедур». Какие? «Импульсивных пациентов нужно постоянно держать в поле зрения. Не следует поворачиваться к ним спиной. Рабочее место врача должно быть обеспечено сигнализацией», - говорится в документе.

Равно как и врачу не следует обижаться на оскорбления и угрозы, летящие в его сторону, и не воспринимать их как личное оскорбление. Ведь «проявления злобности, враждебности, агрессии со стороны пациентов - это клинические проявления их болезненного состояния», - увещевают врачей чиновники. Мол, терпите. А хотите жить - перед приемом внимательно осмотрите свой кабинет, дабы там не было ни одного предмета, который мог бы быть использован «для совершения агрессивных действий». Ножницы, вилки, остро заточенные карандаши, стационарные телефоны, горшки с цветами - все это не просто бытовые предметы, а «предметы повышенной опасности». Да и вообще при контакте с пациентом нужно находиться от него на безопасном расстоянии, например на расстоянии вытянутой руки, и нельзя допускать за спиной наличия окон, зеркал.

Отдельным параграфом в документе прописаны и требования к внешнему виду сотрудников. Макияж? Забудьте! Если только совсем легкий, без ярких акцентов на глаза или губы. Парфюм? Самый ненавязчивый, без шлейфа на все отделение. Шейные платки и галстуки, длинные сережки, кулоны и цепочки? Только если вам жить надоело! Шпилька? Вообще-то про предметы повышенной опасности уже было сказано и не раз. Обувь и одежда тоже должны быть невыразительными и не будоражить в мужчинах охотничьи инстинкты, а заглушать их. Поэтому каблук минимальный, никаких коротких юбок и верхней одежды с глубоким декольте! «Перед началом работы персонал должен переодеться в специальную одежду, застегнув ее на все пуговицы и завязки, волосы зачесать и убрать под головной убор».

Что же касается манеры общения, ей тоже в документе уделено особое внимание. «Обращаться к пациенту следует по имени отчеству, показывая ему свое уважение. Как и нельзя шутить с пациентом, подсмеиваться над ним, опровергать его суждения», - советуют медикам коллеги. В общем, обойтись без излишней инициативы.

Что, к слову, касается и сотрудников скорой помощи. Геройство у бригады неотложки тоже будет под запретом. Как и самообразование. Ибо документ строго запрещает бригадам отвлекать водителя разговорами, принуждать его ехать быстро, самостоятельно включать сирену или мигалку, чтобы проскочить на красный сигнал светофора или объехать пробку по встречной полосе. Курить в салоне, принимать пищу, спать и читать что-либо, кроме медицинской документации, тоже запрещено. Сопровождение пациента родными или близкими разрешат, если при этом число пассажиров скорой не превысит число мест в машине, установленных заводом-изготовителем. При возгорании автомобиля во время вызова медики обязаны эвакуироваться вместе с больным, отойти на 10-15 метров и вызвать экстренные службы.

Вот, собственно, и все основные моменты, регламентируемые документом. Как к новым правилам отнеслись сами медики? Равнодушно. Подобные указания появляются периодически раз в два-три года и ничего нового за собой не несут, пожимают плечами врачи.

«Это старая песня. Давно известно, что люди из министерства труда - не медики, они никогда не работали в скорой помощи, в больницах, поликлиниках и других медучреждениях. Как они могут запрещать то, что им изначально незнакомо?» - комментирует старые правила на новый лад профессиональное сообщество. Мол, никаких декольте в больницах уже давно нет. В медучреждениях весь медперсонал ходит в халатах и медицинских костюмах, как и никто не носит футболки кричащих расцветок. Да и «левые» препараты, как и указание не пробовать лекарства на вкус - это что-то на грани воспаленной чиновничьей фантазии. «Все, что находится у нас в больницах, зарегистрировано, мы ничего не придумываем, ничего не покупаем извне. Зачем эта болтология? Даже если пациент попросит уколоть свой препарат, вряд ли кто-то из бригады фельдшеров пойдет на это. Вдруг аллергия, анафилактический шок», - недоумевают медики, как и не понимают запрета на «перекусы».

 «Когда мы работаем сутками, у нас в лучшем случае обед - в 4-6 часов вечера, а ужин - ночью. Даже заступая с 9 утра, все равно хочется что-то поесть. Если у меня есть с собой бутерброд, термос с кофе или чаем, позволяют время и обстоятельства, почему не перекусить? Ведь далеко не факт, что потом будет время. И какое это имеет отношение к профессиональным навыкам? Это абсурдная ситуация», - ерничают врачи.

Мол, снова очередное «как всегда» вместо «хотели как лучше». Да и хотели ли? Ибо забота о врачах должна все-таки заключаться в другом. В укомплектованных рабочих бригадах, современном технопарке, достойной оплате и четко проработанном законе, защищающем тех же врачей скорой помощи от агрессивных пациентов или их пьяных родственников, с кем ежедневно сталкиваются и ежегодно просят как-то повлиять на поведение подобных пациентов, но воз и ныне там. Тогда как очередные круги на воде только множатся.

 Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
9 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.