Вы здесь

ЖИВУЧЕСТЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО КОРАБЛЯ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

У флотских есть такое понятие - живучесть корабля. Это его способность выполнять свои основные функции, несмотря на полученные повреждения. Жаль, что такого точного термина не используется в отношении сельхозпредприятий. А ведь их «плавание» сегодня не менее рискованное, чем морские переходы. Те еще шторма. И повреждения такие, что мама не горюй. Особенно у нас на Ставрополье. Как природные - засухи, суховеи, градобои, потопы, болезни сельхозкультур, так и рукотворные, в числе которых драконовский рост цен, несовершенство правового поля и многое, многое другое.

Забытые богом места

Дербетовка - село на северо-востоке Ставропольского края, в Апанасенковском районе, в самой засушливой зоне. Прямо на трассе Элиста - Ставрополь. Хорошо и беспроблемно тут растет только горькая полынь. Сельскохозяйственные же культуры все под постоянной угрозой недорода. Здесь регулярные, чуть ли не через год, засухи. Усугубляемые двух - трехнедельными суховеями именно в пору налива колосьев зерновых культур. «Калмык пришел» - говорят в таких случаях местные. Имея в виду, что суховей дует от Калмыкии. Зимой же озимые зачастую вымерзают так, что приходится пересевать. Также регулярны градобои и другие, пусть и помельче, напасти от природы.

- Именно такие напасти свалились на нас в 2020 году, - рассказывает председатель СПК имени И.Р. Апанасенко Сергей Викторович Алексенко. - То осадков с самой зимы не было, то суховей в мае пришел. А в июне на то хилое и тощее, что выжило в полях, упал град. Несколько тысяч гектаров выбило. В итоге недобрали половину урожая. Довершило все нашествие мышей к осени, которые, как вы понимаете, уже подтачивали урожай нынешнего года. Еле справились.

Если знать, что и 2019 год был в хозяйстве не особо урожайным, то надо только удивляться, как оно выжило. Но это так. Не в последнюю очередь потому устояло, что имеет неплохие основные фонды в виде современной техники, оборудования, складских помещений. Отработанные технологии. И, естественно, финансовые накопления, которые помогли пережить трудное время. Без них бы была просто труба.

И еще - чисто крестьянское терпение спасло. Надежда, что завтра будет лучше, чем вчера. Что вслед за недородом будет щедрый урожайный год. Она, эта надежда, крестьянина всегда греет, помогает жить. Так и случилось. Текущий 2021 год оправдал надежды. Хозяйство намолотило 27 тысяч тонн зерна, получило по 43,6 центнера с гектара. Лучший результат во всем Апанасенковском районе, на первом месте по намолотам, разделило его с соседним СПК.

Опыт – сын ошибок трудных

Вся жизнь людей в этих местах - постоянное преодоление всяческих напастей. За годы жизни многих поколений выработались и механизмы выживания. Один из самых известных в растениеводстве - так называемая система сухого земледелия. Научно обоснованная, выверенная практиками, наиболее эффективная в условиях наших восточных районов. В ее основе - двухполка, черный пар, это когда земля целый год отдыхает, накапливает влагу. А потом засевается и дает вдвое больший урожай. Тут ей в помощь специальные агротехнические мероприятия.

Так вот, в девяностые годы прошлого столетия многие хозяйства востока Ставрополья отказались от системы сухого земледелия. Очень заманчивой была перспектива увеличить посевные площади вдвое. Самостоятельность же, свобода хозяйствования были дарованы, да и природа чуть обманула: дожди в тех местах вдруг стали перепадать чаще. Но руководство СПК имени Апанасенко той ошибки не сделало, и сейчас от паров не отступает. Рассуждает чисто по-крестьянски. Да, только половина пашни засевается, зато на этой половине урожаи двойные. Да и где гарантия, что погода не поменяется в худшую сторону? Так оно, кстати, в последнее пятилетие и случилось. Наверняка те, кто от паров отказались, кусали тогда в досаде локти. Но давно уже сказано, что опыт - сын ошибок трудных. Лучше, когда это чужие ошибки, на которых можно и подучиться.

Что еще помогает получать высокие урожаи? Семена. Именно те, которые подходят к здешним условиям - к почвам, погоде, агротехнике. Алексенко не отказывается поехать на очередной краевой день поля, где наука демонстрирует новые сорта. С урожайностью 70, а то и 80 центнеров с гектара. Но это же с опытных полей. С маленьких деляночек. А на большие площади да в их экстремальных условиях? Поэтому больше доверяет тем, которые уже проверены у себя. Закупают небольшие партии суперэлиты, высевают, получают элиту, из нее первую репродукцию, вторую. Такой подход только и помогает. Ежегодно хозяйство имеет отличные семена.

Орошение не мода, а суровая необходимость

В последние годы мы только и слышим о подъеме мелиорации в крае. Все бросились восстанавливать разрушенные поливные системы. Интерес появился: принята программа господдержки этой работы в крае, годовой объем которой превышает миллиард рублей. Поэтому затраты отдельных хозяйств на мелиорацию уже исчисляются сотнями миллионов.

Все это чисто по-житейски понятно и объяснимо. В девяностые годы прошлого века, годы бесхозяйственности и упадка аграрной отрасли, именно мелиоративные поля в первую очередь пострадали по краю чуть ли не повсеместно. Контроля над хозяйствами не стало, вот и растащили трубы на металлолом. Восстановить же - денег нет. Ну, а раз государство щедро протягивает их, компенсирует половину всех затрат, а то и больше, то почему и не воспользоваться?

В СПК имени Апанасенко разрухи на поливных полях не случилось. Уберегли. «Кости», таким образом, сохранились. А раз они есть, то «мясо» нарастить было нетрудно. Шаг за шагом в последние годы подремонтировали подводящие сети, заменили гидранты, закупили поливальные установки. В результате получили свыше 200 гектаров поливных земель. И что особенно важно, на все про все затратили всего 21 миллион рублей. Что несопоставимо с затратами на новое мелиоративное строительство. В разы меньше. И все потому, что развивали ранее созданное. Да еще и на свои деньги, которые всегда считают.

Поначалу думали использовать поливные земли для производства кормов. Но попробовали засеять пшеницей и получили по 70 центнеров с гектара, почти две тысячи тонн.

Алексенко сейчас приглашают воспользоваться условиями государственной поддержки в рамках программы развития мелиорации в крае. Заманчиво, условия хорошие, но он пока еще не принял решения. И главное, что сдерживает, это отсутствие гарантий на поставку воды. На Правоегорлыкский канал, причем выше по его течению, до полей СПК имени Апанасенко, уже «сели» десятки хозяйств. Забирают оттуда воду для полива. Но канал ведь не резиновый. И не получится ли так, что построит новые мелиоративные поля, а воды попросту не хватит? И повиснут капиталовложения на хозяйстве мертвым грузом?

В общем, заботит председателя та самая живучесть проекта и хозяйства в целом, с которой мы и начали этот разговор.

Животноводство как марка

Живучесть кораблю СПК имени Апанасенко придает и животноводческая отрасль. Вопреки общепринятому мнению, здесь она прибыльная. Потому как ее сердцевина - поголовье крупного рогатого скота казахской белоголовой породы. Самой природой приспособленной к экстремальным природным условиям. Хозяйство является племенным по этому направлению. Его животные побеждают на Российских сельскохозяйственных выставках. Еще бы, быки доходят в весе до тонны. Главное же - мраморное мясо. Да и содержание таких животных безопасное для людей, порода комолая, то есть безрогая.

Сейчас в СПК уже 1700 голов казахской белоголовой - самое большое стадо этой породы в крае. А сама порода - своего рода марка СПК. За племенными телятами приезжают со всего Северного Кавказа, да и не только. Отрасль рентабельная.

Такой скот в стойле долго не подержишь. Он должен гулять на выпасах. Пастбищ в хозяйстве достаточно. Но хватает и желающих ими воспользоваться. Местные фермеры, да и просто владельцы целых отар овец с личных подворий нередко считают эти пастбища ничейными, и выпускают на них своих животных. Это является источником постоянных напряжений.

Интересно, что животные здесь, как было в советском прошлом, распределены за бригадами. Так проще с кормовой базой, помогает избежать скученности и всех связанных с этим проблем.

Село - дом, в котором живет колхоз

- Милая, я тебя люблю, но если бригадир скажет в два часа ночи, что надо ехать в бригаду, я поеду!

Это местная шутка, но за ней - отношение колхозников к своей работе. Простая истина, что если надо - то человек обязан все оставить и включиться в работу. Ведь все в сельскохозяйственном производстве зависит от людей. От их квалификации, опыта, старания наконец.

Ответное движение СПК в сторону людей - забота о развитии социальной сферы не только хозяйства, но и всего села. Ведь оно - тот самый дом, в котором живет колхоз. За счет хозяйства реконструирован заброшенный было детский сад, оказана помощь в ремонте школы. Все улицы по селу одеты в асфальт. Такое, прямо скажем, сегодня даже в окрестностях Ставрополя не встретишь. И все для того, чтобы колхозники не чувствовали того самого разрыва между городом и селом, который сгоняет людей с насиженных мест в мегаполисы.

В общем, исходит коллектив СПК из имеющихся возможностей, думает о будущем, укрепляет устойчивость хозяйства и с этой стороны.

Работа - коллективная, инициатива - личная

Оптимисты от сельского хозяйства утверждают, что именно в последние годы наше российское село переживает свое второе рождение. В аграрный сектор вкладываются огромные инвестиции, прежде всего со стороны государства в виде господдержки по всем основным направлениям его развития. Причем, в сферу доступной, что очень важно, господдержки вовлечены все хозяйствующие субъекты. И крупные агрохолдинги, и средние предприятия типа СПК имени Апанасенко, и мелкие фермерские, и даже личные подсобные, хозяйства. Продукция АПК востребована, так как наш внутренний продовольственный рынок реально оказался защищен ответными санкциями против европейских стран.

Пессимисты же, наоборот, стращают, что село катится в тартарары. Прыгнули цены буквально на все: на технику, удобрения, средства защиты растений, горючее, металл, стройматериалы... А цена на зерно пока остается на уровне прошлого года. Как выжить в таких условиях? И что это за политика государства в аграрной отрасли, при которой ничего предсказать нельзя? Все пущено на самотек!

В какой-то степени правы и те, и другие. Рассудит же их только жизнь. И чем больше будет усилий по укреплению устойчивости корабля под названием СПК, тем оптимистичнее окажутся перспективы развития ставропольского села.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
19 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.