Вы здесь

ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВРАГ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Не обещайте дружбы вечной…
Почти семь лет назад два друга – А. Тимченко и С. Пасюра учредили ООО «СХП «Бурукшун» с равными, по 50 процентов, долями участия в уставном капитале у каждого. 
Предприятие по ставропольским масштабам небольшое, в обработке около 3 500 гектаров земли сельскохозяйственного назначения. Да еще и природно-климатические условия в Ипатовском округе не самые благоприятные. Поэтому особенно не жировали. Первые четыре года директорствовал Тимченко, два года назад его сменил Пасюра. Смена власти была по взаимному согласию. Формальная причина вроде как в том, что первый кроме доли в «Бурукшуне» имел еще три хозяйства в собственности. К тому же жил не в селе. Второй как раз местный, других интересов кроме своего хозяйства не имел. Всего себя отдавал работе на полях. Вот и сошлись на том, что Пасюре руководить сподручнее. Да и что делить, раз друзья.
Но реальная причина рокировки в руководстве, как дальше поймет читатель, была несколько иной. С дальним прицелом. Впрочем, все по порядку. 
Тимченко, поговаривали, жил в Ставрополе в роскошном 400 метровом доме, передвигался на представительском Мерседесе S класса и «Крузаке», ни в чём себе не отказывал, регулярно устраивал заграничные вояжи. В общем, на широкую ногу жил. И как-то так случилось, что влез по уши в долги, практически всё его имущество оказалось заложено кредиторам. Это опять же по слухам, но разворачивающиеся события их как раз подтвердили.
В 2022 году эти самые кредиторы активно, с напором начали требовать возврата долгов. А на ответ, что денег нет, предложили рассчитаться накопленными активами, в том числе и 50-процентной долей Тимченко в уставном капитале «Бурукшуна».
Как перехитрить кредиторов, не отдать им долю в хозяйстве? Подозреваю, что именно эта причина стала для Тимченко одной из главных, когда передавал руль управления товарищу. Чтобы сказать кредиторам: я, ребятушки, уже не директор, с меня взятки гладки. Новый руководитель не позволяет – и все такое. Хотя вслух об этом не говорил. Уж очень по времени все совпадает, чтобы поверить в эту версию.
Мнимая сделка
Но и это еще не все. Родилась идея переоформить долю Тимченко в уставном капитале на Пасюру. Формально это сделать, лишь на время, а когда все уляжется – вернуть назад. В гражданском праве это называется мнимой сделкой, то есть совершаемой только для вида, без реального перехода прав собственности. В нашем случае - для исключения возможности обращения взыскания на долю Тимченко его кредиторами. Мнимая сделка – не уголовное преступление. Если она признается судом таковой, то стороны лишь возвращаются в первоначальное состояние, и все.
Тимченко сегодня утверждает, что идею предложил Пасюра. Пасюра же – что ее автор Тимченко. В нашем деле это очень важно. Потому как оно дальше перерастет в дело уголовное, а умысел – сердцевина любого уголовного дела. То есть, кто придумал – тот и виноват.
Но инициатива в практической реализации идеи мнимой сделки была за Тимченко. Именно он обратился к нотариусу в Ставрополе, который составил договор купли-продажи 50-процентной доли. Сумма сделки – 27 миллионов рублей. Для страховки тот же Тимченко составил договор займа, по которому якобы предоставил Пасюре 27 миллионов рублей на покупку у себя доли в ООО «СХП «Бурукшун», с правом обратного выкупа.
Дружба дружбой, а табачок врозь? Именно так. 
Запомним: доля за 27 миллионов уходит Пасюре. Но он же теперь должен Тимченко те же самые 27 миллионов рублей. Банальная гражданская сделка. 
Оба договора – купли-продажи доли и займа – были подписаны сторонами 20 января 2023 года. 
В результате, для кредиторов Тимченко была создана видимость перехода прав на долю в ООО «СХП Бурукушун» к Пасюре. Пасюра же ни на минуту не забывал, что сделка мнимая, 27-миллионный долг не давал запамятовать.
В аренде у хозяйства было также больше двух тысяч гектаров земли. Опять же, чтобы не отдать ее кредиторам, по взаимной договоренности переоформили субаренду на Пасюру. 
Казалось, теперь и овцы останутся целы, и волки уйдут, не солоно хлебавши. Но не тут то было. 
Поручительство из ниоткуда
Кредиторы объявились уже через месяц, в феврале 2023 года,  после совершения сделки. Но с требованиями не к Тимченко, а к хозяйству. ООО «Зерно - Ресурс» выставило претензию, согласно которой «СХП Бурукшун» обязано было погасить задолженность подконтрольного Тимченко ООО «СХП Радуга» из Ростовской области по трем договорам поставки в общей сумме 129(!) миллионов рублей.
Тот самый случай, когда руководителю небо с овчинку вдруг кажется.
Еще будучи директором «Бурукшуна» Тимченко, оказывается, подписал договора поручительства на эти три сделки. «Радуга» обязательства не выполнила, так что по закону платить поручителю - «Бурукшуну».
Пасюра ничего не знал об этом поручительстве, своего согласия на крупную сделку не давал. Договора не были отражены в отчетности предприятия и их не было в папках. Тимченко при передаче дел ничего ему не сказал. В ответ на просьбу объяснить, что все это значит, высокомерно отмолчался. Более того, просил не оспаривать договора. Получается, хотел чтобы «Бурукшун» заплатил, и фактически ему? Не потому ли он так легко отдал свое директорское кресло и долю в уставном капитале?
Пасюра с таким поворотом дела не соглашается. Обращается в Арбитражный суд Ставропольского края (дело № А63-5952/2023) с заявлением о признании недействительными договоров поручительства по сделкам ООО «Зерно-Ресурс». С намерением подвергнуть договора экспертизе на подлинность. Тимченко в ответ – на дыбы. Потребовал отозвать иск: «Иначе – посажу, и еще возвращай долю». А судье заявил, что не помнит, подписывал он договора поручительства или нет. В общем, лично зубы показывает, а публично – моя хата с краю.
Пасюра не уступил. Пояснил партнеру, что готов переоформить долю ему назад, но только после разрешения истории с поручительством. 129 «лимонов» - не шутка. От них надо отбиться. Да у него и не было другого варианта. Выплата этой гигантской суммы фактически привела бы к банкротству «Бурукшуна». Хозяйство имеет активы всего на 57 миллионов рублей. Долгов – на 47 миллионов. Годовая же выручка не превышает 120 миллионов. 
Удивительно, но представитель «Зерно-Ресурс» не стал бороться в суде, добровольно согласился на расторжение договоров поручительства. Суд производство по делу прекратил. То, что противник так легко сдался, только укрепило Пасюру в мысли, что с договорами, что-то не так. 
Узнав обо всем этом, лично у меня, как автора этих строк, возникли сомнения: а против того ли из партнеров возбуждено уголовное дело? Или у нас кто первым написал «заяву», тот и в дамках?
Пронесло Пасюру? Не то слово. Но тучи над его головой не рассеялись, а только сгустились.
Задача – развал предприятия
Тимченко свою угрозу выполняет - пишет заявление в полицию с требованием возбудить против вчерашнего друга уголовное дело. Мол, Пасюра ввел меня в заблуждение, обманным путем убедил переоформить на себя долю, чем нанес ущерб аж на 27 миллионов рублей.
Казалось бы, какой обман, когда сделка проведена законно, через нотариуса, опять же законно зарегистрирована в налоговой инспекции. Более того, эти самые 27 миллионов не украдены, они оформлены как долг. Ты требуй назад или долю, или деньги, раз горшки побили, при чем здесь Уголовный кодекс?  
А при том, что, похоже, поставлена задача захватить предприятие. Такое еще называют рейдерством. При нем как раз и привлекают силовые структуры, которые первым делом убирают с пути рейдера руководителя. Что и последовало в нашем случае. Полиция заявление принимает, возбуждается уголовное дело по части 4 статьи 159 УК – мошенничество в особо крупных размерах. Очень популярная сегодня статья. Она всегда в деле, когда идет рейдерский захват.
Постановление о возбуждении уголовного дела невозможно воспринимать здравым умом. Цитирую: «Пасюра, действуя умышленно, из корыстных побуждений, имея умысел на хищение денежных средств путем злоупотребления доверием, ввел в заблуждение Тимченко и убедил последнего переоформить 50 процентов долей…». Давайте вдумаемся. Зрелого человека, руководителя и собственника нескольких предприятий, имеющего несколько вузовских дипломов и о котором пишут восторженные и похоже заказные статьи в прессе как об успешном предпринимателе, провели как мальчишку? Настолько задурили мозги, что он сам пошел к нотариусу, сам подписал договора, сам перерегистрировал долю в налоговой инспекции? Фантастическое эссе, а не следственный документ. Неужели сам следователь этого не понимает? Да нет, не может не понимать. Но возбуждает дело. Потому что так кому-то надо? 
Далее уголовное дело передается в Главное следственное управление ГУ МВД России по краю. Ведь преступление из особо тяжких. И раскручивается, что называется, по полной. Несмотря на очевидное и прямо-таки кричащее отсутствие не то, что состава преступления, но даже его события. 
Защита Пасюры представляет следователю более чем весомые доказательства невиновности обвиняемого и незаконности возбуждения уголовного дела. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.
В постановлении же следователя ничего этого нет. Из него невозможно установить эти самые существо обвинения и способ совершения преступления. То есть, каким образом «умысел обвиняемого на хищение денежных средств» связан с тем, что обвиняемый «путем злоупотребления доверием убедил потерпевшего переоформить долю в ИФНС № 11 России по Ставропольскому краю», при том, что оформление сделки проходило у нотариуса. Да и на основании чего следствием определен размер имущественного вреда, причиненного потерпевшему, в сумме именно 27 миллионов рублей? Тимченко, передав Пасюре по договору купли-продажи долю стоимостью 27 миллионов, одновременно получил права требования к обвиняемому возврата займа в сумме тех же 27 миллионов и даже уплаты процентов по договору. Здесь нет признака безвозмездности! И тем более нет хищения путем обмана, что составляет суть мошенничества. Потерпевший прекрасно понимал, что сделка носит мнимый характер, осознанно преследовал цель создания видимости переоформления доли перед третьими лицами. 
Защита также приобщает к делу заключение Уполномоченного по правам предпринимателей в Ставропольском крае К. Кузьмина, из которого следует, что рассматриваемые правоотношения возникли в предпринимательской сфере, основаны на заключенных сторонами гражданско-правовых договорах. Имеет место необоснованный перевод гражданско-правовых отношений в уголовно-правовую плоскость на фоне наличия внутрикорпоративного и личного конфликта между сторонами.  
Но следователь А. Белокопытов не обращает на это никакого внимания. Идет к цели изолировать Пасюру от хозяйства прямо и не сворачивая. Задерживает его и ведет в суд с ходатайством избрать меру пресечения арест в СИЗО. Мол, может скрыться. Какие к этому основания, следователь умалчивает. 
Судья Промышленного районного суда Ставрополя А. Бондаренко, к его чести, не повелся, поместил Пасюру под домашний арест.
Но и это уже на руку рейдерам. Руководитель под «замком», не на рабочем месте, ему запрещено общаться с коллективом. К тому же его следствие морально просто раздавило, навесив к 27 миллионам еще 312 миллионов. Да, да, именно на такую сумму следователь признал Тимченко гражданским истцом к Пасюре. Откуда она взялась? А ниоткуда, из воздуха. Основания  в постановлении следователя В. Белокопытова не прописаны.
После ареста Пасюры, хоть и домашнего, активность следствия заметно снизилась. Фактически всё предварительное расследование свелось к тому, чтобы максимально затруднить хозяйственную деятельность СХП. Да и зачем суетиться, цель достигнута.
Следователи изъяли всю бухгалтерскую и налоговую отчетность общества. Под предлогом обеспечения иска потерпевшего Тимченко следствие арестовало все имущество и Пасюры, и «Бурукшуна». Хозяйство теперь ни зарплату не может людям выдать, ни произвести расчеты с банком, другими кредиторами и бюджетом.
Но и это еще не все.
Если сделка мнимая, то где преступление?
Все рекорды беззакония побило ходатайство следователя ГСУ В. Попаденко в суд об аресте урожая зерновых этого года на площади 2300 гектаров, выращенного «СХП Бурукшун», с наделением потерпевшего Тимченко правами на его уборку и хранение. Основание - показания потерпевшего и рапорт опера, согласно которым Пасюра, якобы, планирует хищение урожая. То есть сам у себя хочет украсть, поскольку по версии следствия он уже присвоил все хозяйство. Причем, откуда появилась такая информация – не указано.
При этом следователь в ходатайстве в 29 раз завысил принадлежащую СХП долю в праве на земельный участок, что повлекло и вымышленное увеличение урожая. 
Судья того же Ленинского районного суда Е. Баскин, даже не вызвав представителя СХП, торопливо удовлетворил ходатайство следователя. Узаконив тем самым беззаконие.
Не знаю, понимал ли судья, как после его решения будет производиться учет убираемого потерпевшим арестованного урожая, выращенного «Бурукшуном», где он будет храниться. Вообще-то у арестованного имущества должны быть количественные и качественные показатели, о чём составляется протокол. В данном случае точно не известно, сколько будет намолочено зерна, какого оно будет класса и в какую сумму в итоге окажется оценено. А как зерно будет учитываться, где взвешиваться, в каком помещении храниться? Суд не дал на это ответа.
На все требования Пасюры и его адвокатов обеспечить учет убираемого урожая, путем его взвешивания, определения класса пшеницы и т.п., следователь Попаденко молчит, тем самым создавая условия для присвоения продукции, выращенной «Бурукшуном», не имеющему к ней никакого отношения Тимченко.
При этом кредиторы Тимченко уже сообщают, что пшеница будет отдана им в счет погашения его многомиллионных долгов. 
Понимая, что кредиторы с него не слезут, Тимченко выдал письменное согласие на подготовку продажи Бурукшуна, о чем уведомлён следователь. Однако, притворяясь «потерпевшем», Тимченко пытается в этом обвинить Пасюру. 
И еще один в этой связи важный момент. Две трети земли в хозяйстве – паевые. Рассчитываются с пайщиками за аренду новым урожаем. Надо отдать людям, ни много ни мало, 500 тонн зерна. В свежей публикации одного из интернет-сми Тимченко клятвенно пообещал пайщикам, что рассчитается с ними. Но как он это сделает технически? Ответа не дал. Да его и нет. 
А самое главное - какое отношение потерпевший, у которого Пасюра якобы украл на 27 миллионов рублей, имеет к урожаю, выращенному «СХП Бурукшун», ожидаемым объемом 10 тысяч тонн и стоимостью 100 миллионов рублей. Тимченко в настоящий момент формально не собственник, не руководитель предприятия, и даже не простой механизатор. Он там сейчас никто. Ни платежку не может подписать, ни доверенность, ни накладную. А если подмахнет, то ни банк, ни налоговая не примут. И вот этому «никто» суд доверяет убрать урожай? И реально управлять в эту пору хозяйством? На каком основании и как?
Судья аргументировал это свое решение тем, что раз сделка купли-продажи доли была мнимой, то у Тимченко сохранились права на управление и владение хозяйством. Но если суд соглашается с мнимостью сделки, прямо пишет об этом в постановлении от 13 июня, то какое же здесь мошенничество? И где уголовная составляющая? В этом случае уголовное дело надо прекращать!
 

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (4 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
6 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.