Вы здесь

САСИН ПРОТИВ САСИНА

Николай Сасин известен у нас как общественный деятель на ниве защиты бизнеса. Был даже несколько месяцев уполномоченным по правам предпринимателей при губернаторе Ставропольского края. В настоящее время - председатель Ставропольского краевого отделения «Опоры России», председатель регионального отделения «Партии РОСТа», член общественных советов при прокуратуре края и при управлении Росреестра по краю.

Однако в истории, которую мы дальше расскажем, Сасин выступает уж точно не как защитник бизнеса. А скорее - как человек, покушающийся на права и собственность граждан. И в этом деле, похоже, его общественный статус и связи играют не последнюю роль.

Прыжок из засады

Сначала немного, так сказать, банкротной хронологии. Скучной, но если вчитаться - то очень и очень занимательной.

Банкротство нависло над СПК «Горячеводский» из станицы Константиновской, под Пятигорском, еще в 2014 году. Но тогда один из бывших работников предприятия Владимир Котов погасил требования кредиторов на 7,4 миллиона рублей, и процедура была прекращена.

В 2016 году он же, Котов, и еще один кредитор обратились в Арбитражный суд СК с новым заявлением о возбуждении дела о банкротстве «Горячеводского», поскольку он и не оплатил долг, и наделал новых. Производство возбуждается, запомним это число, 29 августа.

Но уже через три месяца, 19 октября, суд отказывает во введении процедуры наблюдения, поскольку на стадии проверки обоснованности требований их частично погасило неизвестно откуда взявшееся ООО «Маркет Лайн» из Ставрополя. Такая же судьба постигла аналогичные заявления еще двух кредиторов, поданные соответственно 16 ноября и 20 января.

Как нетрудно заметить, «Маркет Лайн», частично погашая задолженность других кредиторов, по какой-то причине отодвигал введение процедуры наблюдения. Теперь понятно, что до того момента отодвигал, пока сам смог стать основным кредитором.

Момент этот наступил 29 ноября 2016 года, когда вступило в законную силу решение Арбитражного суда Ставропольского края. Им с «Горячеводского» в пользу «Маркет Лайн» взыскана огромная для давно уже не работающего сельхозпредприятия сумма - свыше 20,2 миллиона рублей.

Далее последовало заявление самого «Маркет Лайна» о признании «Горячеводского» банкротом. В апреле 2017 года оно было признано судом обоснованным, введена процедура наблюдения.

У остальных кредиторов всех вместе потом наберется всего лишь 11 миллионов. Теперь понятно, кто оказался на собрании кредиторов главным? И кто и с помощью каких действий отодвинул Котова и других из числа главных кредиторов и, как говорится, начал править бал в процедуре банкротства предприятия.

Междусобойчик

Иск этот был подан «Маркет Лайном» к «Горячеводскому» 29 августа 2016 года. Именно в тот самый день, когда было возбуждено производство по делу о его банкротстве. Удивительное совпадение, правда? Такое впечатление, что узнали руководители о начале процедуры и сломя голову бросились вдогонку. Более того, сами кредиты - а задолженность возникла из них - были выданы «Горячеводскому» уже после подачи Котовым заявления о банкротстве.

Но дальше, по мере изучения решения Арбитражного суда, нам придется удивляться еще больше.

Как следует из решения суда, обе(!) стороны процесса в суд не явились. Ответчик письменно послушно признал исковые требования в полном объеме, несмотря на то, что основной долг был 14,6 миллиона, а все остальное - неустойка 3,5 миллиона рублей и вознаграждение(!) за пользование займом в сумме 2,1 миллиона. Более того, ответчик даже не заявлял ходатайство о снижении неустойки, что делается в таких случаях сплошь и рядом, и суды обычно идут навстречу ответчикам.

Тут же суд вынужден был сделать вывод, что в отсутствии такого ходатайства нет правовых оснований для снижения ее размера.

И самое большое удивление - ответчик не обжаловал решение суда. Спустя месяц, 29 ноября 2016 года оно вступило в законную силу.

Подобного рода хозяйственные споры, когда ответчик не возражает и все скопом признает, только по форме являются таковыми. На самом же деле очень часто это так называемый договорняк, или междусобойчик между руководителями предприятий. Как правило - в корыстных целях. В этой связи очень странно, что суд даже не пытается критически взглянуть на спор, без присутствия сторон выносится решение на такую большую сумму.

Не знали? Ваша вина!

Котов узнал об этом только спустя восемь месяцев, в августе 2017 года, когда был включен в реестр требований кредиторов должника и получил право знакомиться с материалами банкротного производства. Прочитал решение суда в пользу «Маркет Лайна». И более чем удивился.

«Горячеводский» давно уже предприятие не работающее. Но тогда на какие цели взяты у «Маркет Лайна» эти займы - в июне и ноябре 2015 года по 5 миллионов рублей и в апреле 2016 - на 4 миллиона? Не для того ли, чтобы получить права на хозяйство? Ведь у него остались и просторный хоздвор с постройками, и земля, и сельскохозяйственная техника.

Еще больше оказалось вопросов в адрес суда. В решении написано, что в случае признания иска ответчиком - а это в данном случае было, - в судебном акте не указываются материально-правовые основания удовлетворения требований и судом не устанавливаются фактические обстоятельства дела. Но в деле о банкротстве суд обязан вне зависимости от доводов участников процесса оценить действительность заявленного требования о включении в реестр и соответствие его закону. На момент вынесения решения банкротное производство уже было открыто. Почему же этот иск рассматривался без учета этого обстоятельства? Да и вообще так, будто не существует банкротного дела. Без привлечения иных кредиторов.

Как лицо, участвующее в деле о банкротстве, Котов подает апелляционную жалобу. Считает, что его права и законные интересы нарушены. Одновременно с жалобой подает и заявление о восстановлении пропущенных процессуальных сроков. Однако Шестнадцатый апелляционный суд в восстановлении сроков отказывает. На том основании, что пропущен предельный шестимесячный срок. И что «апеллянту было известно о тяжелом финансовом положении кооператива» и о двадцатимиллионном долге еще 7 апреля 2017 года, когда временному управляющему было предписано включить этот долг в реестр. А значит - срок обжалования пропущен без уважительной причины, по собственной вине.

Но если даже 7 апреля я узнал, делает вывод Котов, то предельный шестимесячный срок не пропущен. Ведь апелляционная жалоба подана в сентябре, то есть через пять месяцев. Меня не извещали о процессе, я в нем не участвовал, так что налицо все юридические основания для восстановления срока обжалования. И обращается далее с кассационной жалобой.

Увы, она осталась без удовлетворения. Арбитражный суд Северо-Кавказского округа лишь повторил доводы апелляционной инстанции. Не знал? Твоя вина, должен был знать.

Объективно вышло так, что лицу, права которого судебным решением серьезно нарушены, даже не дали возможность ни присутствовать на процессе и представить свои доказательства, ни оспорить само решение. И это - правосудие?

Злоупотребление правом?

Но пора вывести на арену того самого Николая Сасина, с представления общественных регалий которого мы начали эту статью. И еще раз сильно удивиться.

Николай Сасин, именно он является учредителем «Маркет Лайна», причем со ста процентами долей. И именно он ссужал 14 с лишним миллионов банкротному хозяйству. Но даже не это главное. Николай Сасин одновременно числится еще и... директором по инвестициям «Горячеводского»! Того самого, хорошо нам уже известного банкротного предприятия. Странная должность, не правда ли, если знать, что реально предприятие давно уже только на бумаге, коллектива нет, производственная деятельность не ведется? Что за инвестиции и куда он их вкладывает? Куда вообще ушли эти 14 миллионов?

Но и это еще не все. Его родной брат Александр Сасин директорствует(!) в этом же «Горячеводском». Аффилированность юридических лиц, таким образом, стопроцентная. И получается, что в деле «Маркет Лайн» против «Горячеводского» Сасин выступал против Сасина. И даже - против Сасиных. Междусобойчик, о котором мы писали выше, еще и семейный.

Кстати, в настоящее время в СПК «Горячеводский» введено уже внешнее управление, назначен внешний управляющий. Но директор Александр Сасин так и не уволен. Брат-кредитор не позволяет?

Тут надо сделать одно необходимое юридическое отступление. Признак аффилированности, или взаимозависимости, играет очень важное значение в делах о банкротстве. Известно множество случаев, когда в них недобросовестные участники пытаются создать искусственную задолженность (преднамеренное банкротство). Чтобы затем включить ее в реестр требований кредиторов и получить деньги за счет конкурсной массы в ущерб интересам остальных кредиторов. Выявление аффилированности дает суду достаточные основания для отклонения поданного требования со ссылкой на недопустимость злоупотребления правом.

Конкурсные кредиторы подозревают, что в данном случае за требованием «Маркет Лайна» о двадцати миллионах к зависимому лицу как раз и имеет место быть создание искусственной задолженности «Горячеводского». Видят здесь признаки злоупотребления правом. И у них есть на то основания, о которых чуть позже.

Суд озадачен

Понятное дело, что в Арбитражный суд СК в рамках дела о банкротстве следует заявление о признании «Горячеводского» и «Маркет Лайна» взаимозависимыми, аффилированными лицами. В деле имеется справка из ЗАГСа, где кровное родство братьев Сасиных подтверждается. Суд 22 января этого года удовлетворяет требования кредиторов.

По закону определение суда в окончательном виде должно быть вынесено и появиться на сайте суда не позднее, чем через 10 рабочих дней, то есть крайний срок в нашем случае - 6 февраля. Но странное дело, его не было там и 11 марта, за день до выхода настоящей статьи! Не потому ли, что юридическое установление факта аффилированности ставит под сомнение решение суда о двадцати миллионах?

И самое главное - теперь решение суда может быть оспорено по вновь открывшимся обстоятельствам.

В займы «не доложили» треть

Как могут быть признаны таковыми и другие факты.

В частности, подлинность самого размера задолженности. Кредиторы, которым теперь доступна документация банкрота, внимательно проанализировали бухгалтерию «Горячеводского». И нашли кое-что такое, что заставило написать заявление в полицию.

В частности, по июньскому 2015 года договору займа от «Маркет Лайна» «Горячеводскому» поступило всего лишь 3 миллиона 962 тысячи 275 рублей, а не 5 миллионов 31 тысяча 400 рублей, как фигурирует в иске. То есть «не доложили» хозяйству аж 1 миллион 69 тысяч 125 рублей. По второму, ноябрьскому, пятимиллионному договору, наоборот, «переложили» 421 тысячу 567 рублей. По третьему, апрельскому 2016 года четырехмиллионному договору, в хозяйство вообще не поступило ни копейки. Платежные поручения под номерами 243 и 244 от 1 июля 2016 года, ссылка на которые есть в решении суда, в бухучете предприятия не отражены.

Возникли подозрения, что из 14,6 якобы ссуженных «Горячеводскому» миллиона рублей более чем 4,6 миллиона - липовые. Чуть ли не треть? Тут уже пахнет уголовным преступлением.

Глухое молчание органов

Дальше все попытки достучаться до истины упираются в наглухо закрытую дверь силовых органов.

Заявление Котова с просьбой провести проверку этого факта и, если подтвердится, привлечь к уголовной ответственности лиц, причастных к совершению преступления по факту причинения вреда в крупном размере членам СПК «Горячеводский» и кредиторам, поступает начальнику отдела МВД по Предгорному району Сергею Поминову еще в декабре 2017 года. Никаких движений по нему нет. В июле прошлого года Котов и ассоциированный член кооператива Сергей Челапко пишут новое такое же заявление. Поминов в августе отвечает, что оно приобщено к первому. Инспектор Ю. Данцева пишет также Челапко, что о результатах будет сообщено дополнительно.

Никаких сообщений о дальнейшей работе по заявлению до сих пор нет.

Челапко пишет в июле 2018 года аналогичное обращение в прокуратуру Ставропольского края. Начальник отдела И. Терешкин сообщает, что во исполнение инструкции переслал его в прокуратуру Предгорного района. И до сих пор все тихо. Реально заявления Котова и Челапко лежат без движения уже восьмой(!) месяц.

Эту бы энергию да на другие цели

Ну, а пока органы безмолвствуют, небывалую активность развивает хорошо нам уже знакомый Николай Сасин. Пытается всяческими способами выжить временного управляющего Ковальчука, заменить его более сговорчивым. Похоже, не может простить, что внутренняя информация о предприятии ушла кредиторам. Благо, оба Сасины работали в свое время арбитражными управляющими, так что реально в теме.

Начал жаловаться на бездействие управляющего, требовать привлечь его к административной ответственности. Но в судах ничего не подтверждается, административка, как в таких случаях говорят, не проходит.

Понимая, что Николай Сасин является учредителем основного кредитора, заинтересованным лицом, и плетью обуха не перешибешь, Ковальчук в конце прошлого года пишет заявление об освобождении по собственному желанию. Суд его удовлетворяет и 23 октября освобождает. Но и после этого Сасин не успокаивается: следует заявление его представителя в суд о лишении бывшего временного управляющего права на получение фиксированной части вознаграждения.

Эту бы энергию да на другие цели.

Да и взглянуть бы на все эти факты органам по-другому, без оглядки на общественные регалии Николая Сасина.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.7 (6 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
9 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.