Вы здесь

РАЗБОЙ И ГРАБЕЖ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

ПО ВОЛЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ СОТНИ ПАЙЩИКОВ МОГЛИ ОСТАТЬСЯ БЕЗ ОПЛАТЫ

Меньше месяца назад, 4 августа, в самый разгар уборки зерновых в Андроповском округе, в село Солуно-Дмитриевское нагрянули следователи Главного следственного управления ГУМВД по Ставропольскому краю. И провели в офисных и складских помещениях местного ООО СП им. С.В. Луценко «Пролетарская воля Солуно-Дмитриевское» обыск.

Старший следователь ГСУ В. Соколов объяснил обыск следственными действиями по уголовному делу в отношении известного в крае предпринимателя и мецената, обвиняемого по части 3 статьи 163 УК РФ - вымогательство с целью присвоения собственности ООО «СХП «Меридиан». Поскольку ему же принадлежит и «Пролетарская воля». Еще несколько месяцев назад полиция рассказала всему краю об этом деле, как о громком и резонансном, якобы с множеством эпизодов. Хотя никаких подробностей обвинения не раскрыла. Что само по себе уже наводит на мысли о том, что дело сфабриковано. И что для предотвращения обвинений в фабрикации привлекается общественное мнение. Иначе, зачем тогда полиции нарушать охраняемую законом тайну следствия, фактически закон нарушать?

Произошедшее в Солуно-Дмитриевском, по сути, первая более-менее конкретная информация, приоткрывающая, похоже, один из эпизодов этого очень странного уголовного дела.

После обыска следователь якобы для обеспечения будущего приговора по уголовному делу с возможным материальным взысканием изъял в «Пролетарской воле» семь тракторов, в том числе два «Кировца», три автомобиля, девять комбайнов. В общем, весь машинно-тракторный парк, оставив хозяйство без техники. А также 400 тонн пшеницы и 800 тонн ячменя нового урожая. Предназначавшихся, между прочим, для натуральной оплаты аренды земельных паев. Изъятое имущество решением В. Соколова передали на ответственное хранение некоему никому не известному в Солуно-Дмитриевском В. Корабкину, чтобы хранил в этом же хозяйстве, по адресу село Солуно-Дмитриевское, улица Степная, 10 «А».

Корабкин свою функцию сторожа расценил как право держать и не пущать. И даже более того – как право беззастенчиво распоряжаться арестованным имуществом. Закрыл работникам доступ в контору и производственные помещения хозяйства, фактически остановил уборку зерновых. Да и всю деятельность сельхозпредприятия остановил. По большому счету, грубо нарушил конституционное право граждан на труд, поскольку людям осталось только потолкаться у ворот и вернуться домой. Фактически все они с 4 августа не работают. На что жить?

 

Разбой еще и с грабежом

А дальше вообще случилось трудно объяснимое: «сторож» Корабкин выдал доверенность некоему А. Нагаеву, судя по номеру его автомобиля - из Карачаево-Черкессии. А тот уже спустя две недели, 18 августа, начал вывозить зерно. На КамАЗах с государственными номерами той же Карачаево-Черкессии.

Внешне все это походило на банальный разбой с грабежом. Хотя и освященный участием полиции. Ясное дело, что сельчане всполошились. У них на глазах увозили зерно, предназначавшееся им на земельные паи. Чуть до бунта не дошло. Раздавались даже призывы перекрыть федеральную трассу «Кавказ», благо она рядом. Слава Богу, что нашлись холодные головы, стремящиеся перевести конфликт в правовое поле. Сообщили в местную полицию. Та вроде самоуправство остановила. Но только на время. Зерно новоявленные его «хранители» все же вывезли. По ночам.

- Если попустительство правоохранительных органов будет также продолжаться, то хозяйство останется  не только без зерна, но и без техники, - сокрушается один из его работников Р. Джудов.

...Забегая вперед, скажем, что хозяйство закупило зерно на стороне и все же выдало его на земельные паи. Справедливо рассудив, что простые люди не должны пострадать от полицейского наезда.

 

Вся надежда на генерального прокурора

Ошарашенный директор «Пролетарской воли», который вообще-то за все имущество вверенного ему хозяйства головой отвечает, да и за своевременное проведение уборки, как и расчеты с пайщиками, тоже отвечает, сразу после обыска пишет на имя старшего следователя Соколова ходатайство. Так положено по закону, следователь в таких случаях царь и Бог. В ходатайстве расценивает изъятие имущества как полностью незаконное и просит: а) возвратить все изъятое, включая зерно; б) разъяснить, правомерны ли действия Корабкина по ограничению доступа работников на свои места, и разрешено ли ему в данном случае вывозить зерно?

Соколов директору отказывает. Особо не затрудняя себя какой-либо аргументацией. Нет в моих действиях нарушений, и все. Отстань, мол.

Директор пишет жалобу на имя Генерального прокурора Российской Федерации И. Краснова. В ней сообщает, что изъятое имущество «Меридиану» не принадлежало, это собственность других юридических и физических лиц. Или принадлежит «Пролетарской воле», или взято в аренду у других лиц на период полевых работ. Следовательно, никакого отношения к расследуемому уголовному делу не имеет. Арест имущества, остановка работ приведет к срыву уборочной кампании, нанесет предприятию ущерб на сумму не менее 30 миллионов рублей.

 

Следователь возомнил себя судьей?

Но самое главное беззаконие, на которое указывает директор, это фактически самоуправство старшего следователя Соколова. Для обеспечения будущего приговора следователь не имеет права сам накладывать арест. Это право исключительно суда. В соответствии с частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество. И суд решает, накладывать или нет. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других, не состоящих под подозрением лиц (наш случай), если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления. Но ни о чем таком следователь Соколов при обыске не сообщал. Ничего такого ни в постановлении о проведении обыска, ни в протоколе обыска не сказано. Да и странно предполагать, что комбайн или только что обмолоченное зерно могут быть орудием вымогательства.

Ответа от Краснова на жалобу пока нет.

Странно, но следователь Соколов почему-то не наложил арест на храм Дмитрия Солунского (на снимке). А ведь он построен в Солуно-Дмитриевском на личные средства того самого мецената, в отношении которого сфабриковали дело. Наверное, не знал об этом Соколов…

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (8 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.