Вы здесь

ОТ «КОВИДИОТА» ДО «СКОТОБАЗЫ»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Вместо апокалипсиса - коронапокалипсис. Вместо Армагеддона - коронагеддон. Это лишь малая толика тех новых слов, которые пришли в лексикон российского обывателя с начала коронавирусной инфекции. Обогатило ли подобное творчество русский язык? Во всяком случае, еще раз доказало его подвижность, способность чутко реагировать на любые социальные, экономические, политические изменения, происходящие в мире, после чего являть обществу абсолютно новые речевые обороты, давать жизнь старым и активно использовать термины, которые долгое время пылились на задворках великого и могучего за ненадобностью. А вот поди ж ты, теперь и «социальная дистанция» - это уже не просто психологическая отчужденность от остальных людей, а физическое дистанцирование во избежание заражения. Да и аббревиатура СИЗ (средства индивидуальной защиты) из сугубо внутренней медицинской лексики перешла в разряд обыденного словесного круговорота.

Что совсем не удивительно. Ведь пандемия COVID-19 - пока самое глобальное событие 2020 года. На протяжении последних четырех месяцев мы ежедневно слышим сводки о количестве заболевших, методах защиты, профилактики, способах лечения болезни. И поэтому бабушки, обсуждающие на лавочке преимущества МРТ-диагностики перед КТ-исследованием, стоимость тестов на коронавирус вместо героев из «Давай поженимся» или «Пусть говорят», уже не кажутся осколками интеллигенции. Они просто в теме. Просто смотрят телевизор. Просто понимают, что шашлычки - это не только те, кто готовит мясо на углях, но и лица, нарушающие режим самоизоляции и гуляющие в парках. Как и обсерватор - это не про звезды, а про специализированное учреждение, куда помещают зараженных людей под наблюдение. И корона - не только про головной убор монаршей особы.

«Уже в апреле составители Оксфордского словаря внесли в него такие определения, как «ковид» и «самоизоляция», - поясняют на кафедре источниковедения и литературы Гуманитарного института НГУ. Что же касается отечественных изданий, российские филологи и лингвисты пока не торопятся хвататься за перья и переписывать наспех словари, ожидая ту самую волну, которая смоет все ненужные слова-однодневки, оставив на берегу лишь истинные лингвистические «жемчужины».

Останется ли среди таковых звучащий сегодня из каждого утюга «перчаточно-масочный режим»? Найдется ли место словам, связанным с дистанционными технологиями, как «дистант» и «удаленка»? Время покажет. «Когда речь идет о развитии языка, делать какие-либо прогнозы сложно», - уверяют эксперты и приводят показательный пример. Нынешней весной в период первой нерабочей недели родилось яркое слово «карантикулы», однако почти сразу оно было вытеснено общеупотребительным «карантин» и в последнее время практически не встречается. Зато по-прежнему в каждом закоулке можно услышать прижившиеся от «ковида» словообразования «ковидный», «противоковидный», «ковидник», и есть даже «ковидиот». Так называют людей, которые провоцируют панику в обществе, сметая продукты с полок магазинов, и тех, кто не соблюдает требования безопасности во время пандемии.

Впрочем, справедливости ради все же стоит отметить, что сегодня не только COVID-2019 вносит особую лепту в образование россиян. Усердствуют в лингвистическом направлении и чиновники, чуть ли не ежемесячно пополняя и обновляя речевой этикет государственных мужей, обращенный в сторону своих избирателей. Думаете, что после «денег нет, но вы держитесь», «государство вам ничего не должно» и «чпокнуть дротиком», наш народ никакими красноречивыми эпитетами больше не удивить? Однако недооцениваете вы слуг народных. Или переоцениваете их словарный запас. Как не крути, они вам не Пушкин Александр Сергеевич, знавший более 20 тысяч уникальных слов при общем их количестве в 300 тысяч. Скорее уж речь идет о великом наследии Эллочки-людоедки из «12 стульев». Когда о, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух, и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг!

Вот и губернатор Архангельской области, отвечая на вопрос о разочаровавшихся в нем избирателях и о количестве горожан, недовольных проектом мусорного полигона, вдруг нежданно-негаданно разоткровеничался: «Да ну их на фиг, эти цифры! Если бы я ориентировался на цифры, мне нужно было бы повеситься 13 мая 2012 года. Черта с два! Не дождутся, чтобы я повесился!.. Я 20 лет прожил здесь, у меня здесь дети родились. А всякая шелупонь, которая здесь никто и звать их никак, пытаются назвать меня то калининградцем, то украинцем... Мне плевать на их рейтинги и на то, что они думают».

Право, прелесть же! В избирательные брошюры так и просится: «Уважаемая шелупонь, просим вас прийти на участки и поддержать нашего кандидата». А не понравится данный эпитет, можно взять на вооружение определение молодого и перспективного сотрудника Роскосмоса, окрестившего в прошлом году народ «скотобазами». Впрочем, уже экс-чиновника, поплатившегося креслом за неумение думать, прежде чем говорить. Так что лучше «шелупонь». Оно прошло как-то незамеченным. А коль душа требует пущего красноречия, от которого сердце уходит в пятки, по крайней мере у филологов и лингвистов, за консультацией можно обратиться к исполняющему обязанности губернатора Петербурга Александру Беглову. Он еще тот мастер каламбура. Во время его первомайского выступления в словах сами собой переставились буквы, когда чиновник назвал жителей города «активнутыми и противными» вместо «активных и позитивных». Что называется, оговорочка по Черномырдину, когда у нас никогда такого не было, и вот опять.

А между тем почти две трети россиян считают, что необходимо бороться за чистоту русского языка всеми доступными средствами, говорят данные Всероссийского центра изучения общественного мнения. Как уверяют аналитики, на сегодняшний день треть россиян (36 процентов) ежедневно используют в повседневной жизни профессиональный сленг, причем эта доля значительно выросла с 2008 г. (рост с 23 процентов). Четверть россиян (23 процента) каждый день употребляет в своей речи интернет-сленг и язык социальных сетей. Также наши сограждане стали чаще использовать в своей повседневной речи пословицы и крылатые выражения (21 процент против 13 процентов в 2008 г.), цитаты из литературных произведений, кино и песен.

В «почете» у россиян по-прежнему и ненормативная лексика. Любителей крепкого словца у нас 37 процентов, из 18 процентов опрошенных - используют мат каждый день, а 19 процентов - несколько раз в неделю.

По мнению 68 процентов россиян, язык необходимо оберегать и бороться за его чистоту всеми доступными средствами. Хотя четверть наших сограждан утверждают, что язык всегда отражает реальную ситуацию в обществе, и он должен развиваться самостоятельно, без вмешательств с чьей-либо стороны. Заимствования из других языков, жаргонизмы наносят ущерб русскому языку - отмечают две трети опрошенных (68 процентов). Четвертая часть респондентов (23 процента) полагает, что такие заимствования обогащают язык. Еще 46 процентов опрошенных утверждают, что язык не подлежит государственному регулированию, это дело общества и самих людей.

Марина АНДРЕЕВА

Фото из открытого источника

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.