Вы здесь

КРОКОДИЛОВЫ СЛЕЗЫ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Их льет судья, которому явно неловко за вынесенное решение. В нем всяческие реверансы в адрес проигравшей стороны, формулировки, оставляющие открытой форточку надежды. Но самим решением закон извращен, проигравший лишается собственности без всяких на то оснований.

Суд подыграл истице

В статьях «Из глубины девяностых» и «Привет из девяностых обрастает бумагами в стиле девяностых» за 6 ноября 2019 и 8 января 2020 г.г. мы довольно подробно рассказывали о тяжбе за землю сельхозназначения между З. Канаевой и М. Ярыковым в Нефтекумском районе. Напомним еще раз.

Еще в 2016 году Ярыков получил 200 гектаров сельскохозяйственных земель в подарок от отца. Которую тот в свою очередь купил у дольщиков. Земли бывшего СПКК «Мирный». Начал наводить в делах порядок, провел межевание земельных участков, зарегистрировал их границы в Госреестре, как и положено по закону. Увидел, что на его землях посеяно, попытался приструнить захватчиков вплоть до подачи заявления в прокуратуру. Но похоже, что за ними стояло КФХ «Кайасул». Само его название красноречиво говорит, что образовано на землях ОПХ «Каясулинское». Его руководитель З. Канаева вдруг обращается в Росреестр за регистрацией своих прав на земельный участок Ярыкова. Разумеется, получила отказ.

Но это ее не остановило. Обратилась в суд. С новым межевым планом, якобы выявившим пересечение границ ее участка с пятью участками Ярыкова. С заявлением о признании недействительными сведений из Госреестра о границах его пяти земельных участков. И со своей версией, что спорная земля действительно из «Мирного», но была отдана в фонд перераспределения района, оттуда - 22 фермерским хозяйствам, в том числе «УРАН - УРАН 11», и уж затем, в 1999 году их всех объединили в укрупненное КФХ «Койасыл». А ей земля досталась после того, как выкупила у фермеров все их доли.

Версия эта из тех, которую трудно проверить. Все же два десятилетия прошло. Да и свидетель И. Кулушов, работавший в то время землемером в районе, в своих показаниях адвокату не подтвердил ее. Никаких «Уранов» не помнит. Помнит же, что фермеры из «Каясулинского» никогда не получали землю «Мирного». Но суд, это мы забежали вперед, даже не рассмотрит этот адвокатский опрос. Мол, опрашиваемый не был предупрежден об ответственности. Но когда защита заявила ходатайство о приглашении Кулушова в процесс для дачи показаний свидетеля, отклонил его.

Все бы ничего, спор за землю, каких множество сегодня. И которые уже набили оскомину у читателя. Но сторона истицы предъявила в Нефтекумский районный суд подозрительные документы. Которые просто заставили ответчика и его представителей сомневаться в их подлинности и законном происхождении. А суд под председательством судьи А. Ходус (председатель Нефтекумского суда) вместо критической оценки доказательств начал откровенно подыгрывать истице. О чем мы и рассказали подробно читателям.

Две недели назад история получила свое завершение. Суд вынес решение в пользу Канаевой. Признал недействительными оспариваемые сведения из Росреестра, обязал их оттуда исключить. Встречный иск Ярыкова, которым тот требовал признать недействительным результаты межевания, проведенного по заказу истицы, отклонен.

В общем, полная победа Канаевой. И очевидное подыгрывание суда ей, стоит только вчитаться в текст решения.

Машинистки как стрелочники

В тех статьях мы писали, что Канаева для подтверждения своих прав на землю представила в суд копию свидетельства на право собственности на землю. В качестве документа основания в нем указано постановление главы Нефтекумской районной администрации № 87 от 10.03.1999 года, которым якобы создано фермерское хозяйство «Койасыл» на землях ОПХ «Каясулинское», площадью 460 гектаров, и Канаева (тогда еще Меналиева, до замужества) утверждена его руководителем. Сторона ответчика запросила оригинал, и оказалось, что постановлением за номером 87 создано совсем другое фермерское хозяйство «Зерно», в качестве его главы утверждена П. Алиева, и создано оно всего лишь на 32 гектарах земель СПК «Каратюбинский».

Подлог? И что суд? В подобных ситуациях судьи просто отвергают представленные доказательства как сомнительные. Или хотя бы предпринимают исчерпывающие меры, направленные на установление подлинности документа. Но в нашем случае суд признает это просто дикое разночтение, цитирую, «технической опиской при изготовлении свидетельства машинописным способом. Данная описка является несущественной и не ставящей под сомнение возникновение у истицы прав на земельный участок» (?!). Неправда ли, так можно объяснить любое, пусть даже чудовищное, противоречие в документах, любую подтасовку?

При этом никаких доказательств, что совершена именно эта самая описка, суд не приводит. В общем, безымянная машинистка виновата. В том, что вместо цифры 100 поставила почему-то 87. Хотя мне, например, как человеку, работавшему во власти, трудно даже представить, чтобы машинистка так вольно делала копии официальных документов, тем более постановлений главы. Такие важные документы, кстати, проверяют на выходе. И протокольный отдел, и юристы. Не говоря уж о том, что сам глава их не подписывает не глядя. Так что не надо.

Копия «умнее» оригинала

О странностях постановления главы государственной администрации района под номером 100 от 22 марта 1999 года мы тоже писали. Оно о регистрации КФХ «Койасыл». Были сомнения в его подлинности. Тем более что там имеются исправления в самом важном месте - подчищена цифра выделенных гектаров. Или вот такое: в нем указано, что КФХ «Язлык» ликвидировано и земля передана «Койасылу». Но сама ликвидация «Язлыка» произошла спустя неделю, 29 числа постановлением главы № 110. Суд эти сомнения проверил, по ходатайству ответчика назначил судебно-техническую экспертизу по установлению давности составления документов. Она, кстати, установила наличие подчисток. Но и подтвердила, что и постановление № 100, и свидетельство о праве собственности на землю изготовлены именно в 1999 году.
И подчистка сделана в то же время.

Экспертная организация из Краснодара выкатила за свою работу огромный счет - 688 тысяч рублей. Этим же решением суд обязывает заплатить их Ярыкова.

Но вот к копии постановления № 100, представленной самой Канаевой кадастровому инженеру при межевании в 2019 году, уже перед самым судом, да и с которой она обратилась и в суд, есть вопросы. В ней просто куча всяких несуразностей. Даже не верится, что в районной администрации были такие безграмотные кадры.

В копии, например, написано, что членами КФХ являются 17 человек. А в оригинале числится... 22 человека. И что же суд, которому указали на такое несоответствие как признак фальшивки?

Цитирую решение: «По мнению суда, указание в копии постановления (главы администрации) информации о 17 участниках КФХ, а в оригинале постановления - о 22, не влияет на существо принятого постановления».

На постановление, может быть, и не влияет, но ответчик ведь с этим и не спорит. Он не постановление оспаривает. Он утверждает, что сторона истицы принесла в суд фальшивку - копию постановления. И число членов КФХ - не первое разночтение, такое подозрение подтверждающее. Например, по пункту 7. Оригинал: «Обязать фермерское хозяйство обеспечить эффективное использование земель, сохранение и преумножение их плодородия, выполнение экологических требований и мер по охране земель». Копия: «Освободить фермерское хозяйство от уплаты земельного налога в течение 5 лет с момента организации хозяйства».

Но и здесь у судьи готово объяснение в пользу Канаевой: «Само по себе изложение п.7 в постановлении № 100 в разных редакциях не влечет искажение принятого по существу решения о создании укрупненного КФХ «Койасыл». Данные разночтения допущены при изготовлении самостоятельных копий постановления машинописным способом (как уверенно пишет, будто двадцать лет назад за плечами машинистки стоял! - А.Е.), а также с возможной целью использования постановления для освобождения от налогообложения в течение 5 лет с момента организации хозяйства, то есть порядка фиксирования освобождения хозяйства от уплаты налогов».

В общем, опять машинистка крайняя. Не знаю, действовало ли тогда, двадцать лет назад освобождение на 5 лет от налога на землю для вновь созданных предприятий. Сейчас уже трудно установить. Если нет - то тут не безобидная ошибка, а прямая подделка документа, несущая и немалую выгоду тому, кто подделал, и ущерб государству. Но даже если налоговая льгота действовала, то как можно грубое переписывание официального документа в интересах кого-то назвать «опиской»?

Еще раз задам вопрос: если постановление подлинное, и оно в пользу Канаевой, зачем было копию делать фальшивой? И не свидетельствует ли это о том, что копия была сделана раньше оригинала, а хваленая дорогостоящая экспертиза - пустой звук?

Единственное доказательство хромает

А вот еще момент, на который мы указывали в тех статьях и который нашел очень своеобразное толкование у суда. Единственным документом, подтверждающим местоположение границ земельных участков на местности, который Канаева представила кадастровому инженеру, стала выкопировка с агрохимической картограммы. На ней различными цветами показано, как обеспечен пахотный слой питательными веществами, а также его кислотность и щелочность. Уж чего-чего, а достоверных сведений о землях фонда перераспределения и коллективно-долевой собственности граждан там нет. Но эксперт при установлении границ участка исследует именно этот, с позволения сказать, документ. Больше похожий на приблизительный чертеж, чем на документ с координатами. Опять же, он подписан неустановленным лицом, без указания должности, а значит, и без полномочий. Круглая печать как пятно, не поддается расшифровке. И что суд? Он, оказывается, разглядел, что выкопировка скреплена печатью комитета по земельным ресурсам района, и на ней все прекрасно понятно. А требования к подобному документу, на которых настаивает защита Ярыкова, утверждены только в 2003 году. Хотя Ярыков приводил иную дату - 1994 год, и зачитывал выдержки из документа на заседании. А ведь выкопировка - единственный графический документ, который исследовался судом. Именно на его основе эксперт устанавливал границы.

В итоге суд признает выкопировку доказательством, потому как она «подтверждается» и тем самым постановлением № 100! На ней обозначены те самые 22 КФХ, в том числе «Ураны», которые затем объединили в одно «Койасыл» и о которых речь в постановлении. Одно сомнительное доказательство «подтверждается» еще более сомнительным.

Исключительно на этой выкопировке строят свои выводы в пользу Канаевой и эксперты. Их привлекли, чтобы доказать ошибочность координат границ земельных участков, которые зарегистрировал Ярыков. И они вроде как доказали.

Сторона защиты представила развернутые возражения на заключения экспертов. В том числе так называемую рецензию, подготовленную опытным кадастровым инженером А. Стасенко. Он нашел в предложенном для анализа экспертном заключении целых семь(!) несоответствий закону. В том числе то, что эксперту не представлены и не изучены чертежи границ земель коллективно-долевой собственности, фонда перераспределения земель района, земельного участка КФХ «Койасыл. Само постановление главы района № 100 оказалось в архиве без необходимого описания границ образуемого земельного участка КФХ. Кроме того, эксперт пишет в заключении, что оно образовано на землях ОПХ «Каясулинское», хотя спор о землях «Мирного». Эсперт делает вывод, что составленный в 2019 году по заказу Канаевой межевой план соответствует первичным правоустанавливающим документам для КФХ. Но их, этих первичных, ведь нет, они так и не найдены! Так на чем основан такой вывод?

В общем, суд реально ничего не представил эксперту для установления истины, а сам эксперт не воспользовался своим законным в таких случаях правом отказаться от работы и вернуть материалы в суд.

Вывод рецензента: заключение эксперта выполнено с нарушениями действующего законодательства, методик, не является допустимым доказательством и его выводы не могут использоваться при принятии юридически значимых и процессуальных решений.

Но самое интересное, как отнесся суд к цитируемой рецензии. Ее доводы он признал «несостоятельными, поскольку эксперт имеет необходимую квалификацию, образование и стаж работы, дважды предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. При этом выводы эксперта обоснованы документами, достаточно аргументированны, согласуются с материалами дела». А выводы рецензии - не опровергают достоверность сделанных экспертом выводов. К тому же ответчик не представил доказательств наличия необходимой квалификации автора рецензии». А вот уже совсем пренебрежительное от судьи: «...Указанную рецензию изготовил кадастровый инженер».

Фальшивые реверансы судьи

По прочтении решения суда складывается впечатление, что самому судье Ходусу неловко за его вынесение. Иначе бы он не обставлял его всяческими реверансами, формулировками, вроде как оставляющими ответчику надежду.

Посудите сами. Суд признает, что регистрацией земельного плана, составленного в 2016 году по заданию Ярыкова, допущена реестровая ошибка. И обязывает регистрирующий орган ее исправить в пользу Канаевой. Однако при этом считает необходимым отметить, что право собственности истицы и ответчика на принадлежащие им участки решением суда не оспаривается. Предметом спора является только местоположение на местности принадлежащего истице земельного участка. Исправление реестровой ошибки не влечет за собой изменение или прекращение прав на участки, а имеет целью внесение точных сведений о местоположении участков в государственный реестр недвижимости.

Ответчик, заботливо подчеркивает суд в решении, не лишен возможности определить границы принадлежащих ему на праве собственности земельных участков на местности, в том числе не лишен права на судебную защиту с предоставлением данных об их границах. При том, что материалами дела подтверждается факт соответствия местоположения границ участка Канаевой.

То есть, сказал суд, вы, Ярыков, можете и дальше спорить за свою землю. Право у вас такое никто не отнимал. И мы вам подсказываем дальнейшую дорожную карту.

Но вот беда: участки Ярыкова по признанному судом единственно верным межевому плану Канаевой почти полностью вошли в границы ее участка. И они теперь решением суда фактически узаконены. Другой свободной земли сельскохозяйственного назначения рядом нет. Так что его право собственности не имеет вещного содержания. Проще говоря: на бумаге земля у него есть, а на деле - ее суд забрал. Вся она теперь у Канаевой.

Наверняка плакал судья над текстом решения, когда его писал. Но слезы эти были крокодиловы. Поскольку он не мог не понимать, что творит.

Александр ЕМЦОВ.

Фото взято из открытого источника

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (3 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.