Вы здесь

ИЗ ПОПОВСКИХ КОНЮШЕН В АДМИНИСТРАТИВНЫЕ

А давайте-ка, читатель, поговорим с вами об ответственности. О том, что за птица это такая да с какой народной мудростью перекликается: гласящей - «кто заварил, тот и расхлебывает», или уверяющей - «кому поручают, тот и отвечает»? Нелегко выбрать из двух полярных мнений? Так ведь в жизни по-другому и не выходит. Наглядное доказательство чему - затянувшийся конфликт между жителями многоквартирного дома на Ленина, 137 и комитетом городского хозяйства администрации города Ставрополя. При физическом износе крыши, стен, фундамента строения более чем на семьдесят процентов власти уже второй год как не торопятся признавать жилье аварийным.

Но обо всем по порядку. Тем более что закономерную последовательность событий жильцы всегда принимали безропотно: даже когда их 140-летний дом по программе капитального ремонта был поставлен в очередь не в первых списках, а на 2016 год.

- Насколько нам известно, время постройки нашего дома датируется 1875 годом, - рассказывает одна из жительниц Галина Пальцева. - Раньше это была обитель священника с пристроенными к ней конюшнями. Но с приходом советской власти и «уплотнения» квартир вместо лошадей в хлеву стали селить людей.

Трухлявые саманные стены, обложенные кое-где керамическим кирпичом. Общая на все двадцать квартир кухня. Газо-печное отопление и удобства во дворе. На первых этажах устойчивый запах плесени и затхлости.

- Грибок? Конечно, боремся. Вон, каждый год, когда чуть потеплеет, стены обрабатываем в квартирах. Пробовали многое: от белизны и фурацилина до современных растворов. Но стоит чуть задождить - и все по-новому. Бесполезная трата сил, когда вместо фундамента под домом земля, досками и линолеумом укрытая, - разводят руками наши собеседники.

Впрочем, я не буду ужасаться и картинно всплескивать руками, мол, КАК такое может быть в 21 веке? Может. Причем встречается нередко, и бывают даже варианты похуже. Не просто же так программа капительного ремонта многоквартирных домов нашла такой масштабный отклик по стране и на Ставрополье в частности?

В числе первых вступили в нее и жители дома по Ленина, 137. По сути, для них это был единственный шанс навести порядок в обветшалом доме, от которого открещивалась одна управляющая компания за другой. Дескать, неперспективные: с вами не то что на ноль, в трубу можно вылететь. А благотворительность, красиво называемая «совместным партнерством», это пожалуйте к государству, которое в лице Фонда капремонта СК не стало отказываться от «плохишей», внеся дом в лист ожидания.

25 июня 2016 года началось для жильцов с жуткого грохота на крыше. Радуясь невесть откуда взявшимся строителям, люди тогда еще не подозревали, что крушится, выдергивается с изношенными листами шифера не прошлое, а настоящее. И пройдет совсем немного времени, прежде чем долгожданный ветер перемен превратится в сокрушительное цунами, грозящее погрести под собой и сам вроде как ремонтируемый дом.

Первый звоночек прозвенел, когда во время снятия кровли в отдельных квартирах стала отваливаться штукатурка. Но, недовольно пороптав между собой, люди все же скандалить не стали. Промолчали они, и когда строительное бедствие распространилось на общую кухню. Эка невидаль, отваливающаяся кусками побелка, которая прямиком падает на газовые плиты с кастрюльками, а то и в сами кастрюльки с готовящимся завтраком, обедом или ужином. Сегодня потерпим, а завтра проснемся не в бывшем поповьем хлеву, а в царских хоромах. Которые почему-то пошли трещинами по всему фасаду, стоило подрядчику затронуть стропила, скреплявшие потолки и стены в единую конструкцию, и начать долбить ветхие стены здания для замены инженерных сетей.

Дальше - больше: от сколоченного из корпусов дома откололся внешний угол, и владелица одной из квартир Ольга Морозова обнаружила, что ей больше не нужно выглядывать в окно, дабы посмотреть, какая погода царит на улице. Право, зачем? Если достаточно просто поднести руку к щели в стене, через которую заодно и саму улицу видно! Удобно - жуть! Вот только горького восторга от подобного барометра не разделили приехавшие на вызов газовики, стоявшие на том, что из-за реальной угрозы повреждения газопровода дом опасен для проживания.

Так день за днем банальный ремонт на глазах превращался в очередную мину с тлеющим фитилем. Что подрядчик? Довольно быстро сообразив, что, накрасив умирающему губы красной помадой, того не оживить, он тут же открестился от дома на Ленина, 137, напоследок посоветовав своим теперь уже бывшим клиентам бить во все колокола, пока не поздно. Собственно, что и было сделано. Обращения в прокуратуру города, администрацию Ставрополя, приемную губернатора СК, Президента РФ...

Я листаю ворох документов, предоставленный мне жителями дома, и понимаю: когда одна из жительниц дома Татьяна Синюкова говорит, что «обещание - это еще не действие»,

за этой убежденностью определенно скрыт горький опыт. Какой?

- После того как мы подняли шум, что наш дом из-за ремонта стал трещать по швам, сюда понаехало чиновников из всех ведомств. Ходят, охают, ахают, вздыхают. Вот знаете, прямо как в той детской поговорке, когда Иван кивает на Петра, а Петр на Ивана, так и здесь визитеры никак не могли назначить мальчика для битья. Проектировщики косо смотрели на строителей, строители - на проектировщиков, администрация на Фонд капремонта..., - рассказывает ставропольчанка.

Компромиссом же для всех сторон стало решение об исключении дома из региональной программы капитального ремонта общего имущества в связи с его ветхостью и признание жилья аварийным. Для чего владельцам квартир нужно было провести независимую экспертизу жилого строения на определение процента износа здания и, собрав необходимый перечень документов, предоставить их в межведомственную комиссию администрации города. Та же в свою очередь, в соответствии с пунктом 7 Положения о межведомственной комиссии, должна была в течение 30 дней с даты регистрации заявления рассмотреть его и вынести вердикт.

- Знаете, когда я первый раз вышла из комитета градостроительства администрации города Ставрополя после встречи с Андреем Уваровым, у меня словно крылья за плечами выросли. Нас так по-доброму встретили, от А до Я рассказали какие документы и в каком количестве нужно собрать, посетовали, что экспертиза - вещь дорогостоящая. Вы будете смеяться, но я искренне поверила, что в стране реально меняется ситуация к лучшему, что чиновники повернулись лицом к народу и вполне серьезно нам хотят помочь, - горько улыбается Галина Пальцева.

Но горько - это сейчас. А тогда... Ободренные таким живым участием со стороны муниципальной власти жильцы горы были готовы свернуть, не то что 60 тысяч рублей найти. В конце августа 2016 года ими был заключен контракт с судебно-экспертной лабораторией НП «НЭКС» на проведение необходимого исследования. В сентябре заключение было готово.

Честно говоря, читатель, я не из пугливых. И тем сильнее съеживается сердце, когда смотрю на процент физического износа дома и читаю описание, что представляют собой не на бумаге, а в реальности, казалось бы, сухие цифры. Впрочем, вечно я со своим эгоизмом. А давайте-ка с вами поиграем в «Страшно/нестрашно»? Для чего возьмем, к примеру, литер А жилого многоквартирного дома по Ленина, 137. Читаем: «Фундамент. Физический износ - 80 процентов. Стены - 85 процентов. Перекрытия - 80 процентов. Кровля - 50 процентов. Полы - 50 процентов. Общий физический износ объекта экспертизы составил - 71 процент». Полет нормальный? Давление в норме? А если так?

«... наблюдается разрушение цокольной части..., значительные массовые трещины и выучивания, признаки сверхнормативной осадки основания фундаментов и основания... Состояние наружных стен аварийное... Трещины в простенках и углах здания, глубина до 12 см, некоторые носят сквозной характер... Идет разрушение и расслоение кладки стен... Конструкция перекрытий на гране разрушения, которое уже началось местами... Обнаружены отдельные диагональные, продольные, поперечные трещины на потолке... Заметный сверхнормативный прогиб балок и неровности потолка, разрушение обрешетки... Наблюдаются массовые разрушения полов, поражение гнилью, просадки основания, проржавления трубопровода, течи, следы протечек, случаи коротких замыканий и нарушение изоляции электропроводки...».

Уже не так безобидно, правда? А если учесть, что таких флигелей в доме четыре и в некоторых их них износ и того больше, хочется схватить своих детей в охапку и бежать от этих развалин как можно дальше. Но стоп... Слава богу, для нас с вами это всего лишь игра, чтобы так, пощекотать себе нервы на досуге. А вот для двадцати семей - повседневная реальность, в которой они живут и по сей день.

Неужели недосуг документы было отнести? Конечно, нет. Увидев результаты исследования, уже 26 сентября 2016 года жильцами дома № 137 весь необходимый пакет документов был направлен в межведомственную комиссию для рассмотрения вопроса о признании указанного многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу либо аварийным и подлежащим реконструкции.

- Знаете, какая самая обидная форма отказа? Подумаем и посмотрим. Поскольку ты никогда не угадаешь, насколько затянутся эти два действия. Вот и нам стоило сдать документы, как тот же Уваров начал уговаривать нас забрать папку обратно. Мол, на самом деле это не в наших интересах, если дом признают аварийным. Два месяца нас брали измором, не давая никакой конкретики, что будет дальше, - с горечью в голосе замечает Галина Пальцева.

Познавать новое для себя чувство зависания во времени с десятипудовой гирей на сердце ставропольцы продолжили и в октябре 2016 года. Когда письмом комитета градостроительства им было сообщено, что вопрос о признании многоквартирного дома по улице Ленина, 137 в городе Ставрополе аварийным комиссией был недавно рассмотрен и по его результатам принято решение о проведении дополнительного обследования.

Что показала новая экспертиза? Если крыша дырявая, на нее смотри хоть сверху, хоть снизу, хоть с левого или правого боков - а дырки все равно будут зиять. Вот и «Конструкторское бюро Ивлева» в унисон с коллегами подтвердило, что износ дома высок. И вообще со стороны администрации было бы совсем не лишним для избегания всякого рода ЧП «установить ограничения по эксплуатации здания» и «закрыть тротуары общего пользования по улице Ленина и Р. Люксембург вдоль данных литеров». Особенно зимой вовремя снегопадов.

Однако не дом, а какой-то источник повышенной опасности. Причем крайне дорогостоящий. Если брать финансовые расклады обоих экспертов, то средняя цена отремонтированного квадратного метра здесь колеблется в пределах 25-29 тысяч рублей. Стоит ли овчинка выделки, когда квартиры с нуля обходятся дешевле? Не берусь судить. Тем более что и сама администрация города Ставрополя по-прежнему тянет с ответом, которого жилцы не услышали и на очередном заседании межведомственной комиссии, прошедшем 26 октября. Мол, еще думаем, смотрим...

Думы продолжились и в 2017 году. Когда в конце января Галине Пальцевой пришел очередной письменный привет от муниципальных чиновников, в котором сообщалось, что «в связи со штатными изменениями в составе межведомственной комиссии вопрос о признании многоквартирного дома по улице Ленина, 137 не рассмотрен, его рассмотрение планируется на первый квартал 2017 года».

Что ж, год скоро заканчивается, а вопрос так и не решен. Не помогло сдвинуть бюрократическую машину с места даже решение Ленинского районного суда, куда в начале июня 2017 года Г. Пальцева обратилась с иском к комитету градостроительства о признании незаконным бездействия чиновников. Учитывая, что месяц, данный государством межведомственной комиссии на рассмотрении вопроса о статусе проблемного жилья, уже не то что давно, а неприлично давно истек, неудивительно, что судья Е.А. Невечеря требования истицы удовлетворила, обязав властей рассмотреть пресловутый вопрос с домом. И?

Администрация города успешно обжаловала решение. Сейчас дело снова находится на повторном рассмотрении в Ленинском районном суде города Ставрополя. Дата слушаний еще не известна. Как и не понятно, как долго продлится очередная судебная волокита. Жильцы уверяют, как минимум полгода. Дескать, пока назначат слушание, пока вынесут вердикт, а потом последует обжалование, причем, как правило, возражения администрация предъявляет в последний день до даты Х.

- Нет, шесть... Не меньше точно, - обреченно замечают мои собеседницы. И в их глазах, помимо решимости отстоять свое право на достойные условия жизни, читается и какое-то дикое разочарование.

На вопрос «откуда оно взялось», слышу общий для всех ответ. Причем дается он спонтанно, на выдохе, когда нутром понимаешь, что все это продумано, оговорено, пережито десятки, если не сотни раз:

- Мы все можем понять, кроме одного: для чего нас звали в эту программу? Для чего говорили о честном партнерстве населения с государством? Очередное бла-бла-бла со скрещенными пальцами за спиной. А ведь поверили. И? Получилось точно как в народной поговорке, когда виноват не медведь, что корову задрал, а сама корова, что за поле ходила. Ведь мы изначально хотели как лучше, вовремя платя все взносы за капитальный ремонт, вовремя остановив его, когда стало понятно, что это пустая трата бюджетных средств. То есть играли по-честному. И не наша вина, что кто-то впопыхах подписал документы, пустив в ремонт заведомо ветхое строение. Не мы виноваты, что подрядчики начали ремонтные работы и бросили на полпути, но расплачиваться почему-то и жить в полуразрушенном доме приходится нам.

Комментировать не буду. Нечего.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.2 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.