Вы здесь

ИГРА В ЖМУРКИ

ВОКРУГ УГОЛОВНОГО ДЕЛА УТКИНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ, ХОТЯ САМОГО ЕГО ВЫПУСТИЛИ НА СВОБОДУ

Очередное, в пятницу, заседание суда по уголовному делу бывшего полпреда губернатора Андрея Уткина закончилось настоящей сенсацией: его выпустили на свободу. Суд удовлетворил ходатайство защиты об изменении меры пресечения и заменил арест - а он длился 1 год 8 месяцев - на ограничение свободы. Уткин теперь даже не под домашним арестом, может передвигаться. Но только по городу, и не имеет права принимать участие в массовых мероприятиях.

На удивление, событие это почти не замечено прессой. Не в пример тому, как бурно освещался, а затем долгое время муссировался сам арест. Остается только предположить, почему. Наверное, того политического значения, которое имело уголовное дело и ради которого, похоже, оно и затевалось, уже нет. А именно: губернатора через это дело уже не утопить, он получил добро Президента страны на участие в выборах на второй срок, уверенно ведет избирательную кампанию, так какой смысл историю дальше раздувать?

Но заседание в пятницу было еще интересно и тем, что в процессе допрашивался секретный свидетель.

Напомню, Уткин обвиняется по пяти эпизодам. Четыре из них - это подстрекательство к преступлению, и пятый - мошенничество в отношении бизнесмена Игоря Ченцова организованной группой лиц. Вроде как против него возбудили уголовное дело об экономическом преступлении. Шустрые ребята, прикрываясь именем ФСБ, пообещали прекращение дела за 40 миллионов рублей. Ченцов, подозревая развод, пошел за защитой к полпреду. Но нарвался, по версии обвинения, опять же на вымогателей. Как раз в рамках этого эпизода и допрашивался секретный свидетель. Как человек, знающий обстоятельства, при которых как раз и совершено мошенничество.

В обвинительном заключении этот секретный свидетель указан под вымышленной фамилией - Сергиенко. И его показания представлены как подтверждающие виновность Уткина. Их суть. Вроде бы Сергиенко был на даче последнего 9 августа 2017 года - в день, когда туда съехались Ченцов и члены той самой организованной группы, сам Уткин, Бессонов и Пушкарев. Но в их разговоре не участвовал, о его содержании - развести бизнесмена на крупную сумму - ему вроде рассказал сам Уткин. О других обстоятельствах этого же дела тот же Уткин рассказал ему и в другом разговоре - в пивном баре в Ставрополе. При этом ни названия бара, ни дату, ни время не указал.

И это все, на чем обвинение строит свою версию о причастности Уткина к мошенничеству. Не густо, прямо скажем.

Защита заявляет ходатайство о раскрытии подлинных сведений о свидетеле. Практика Европейского суда по правам человека говорит о том, что засекречивание свидетелей допускается только в исключительных случаях, а именно когда имеется непосредственная угроза жизни. Такое заявление от нашего засекреченного свидетеля в органы вроде как было, но проверка никакой угрозы не установила. Далее. Если предположить, что показания свидетеля достоверны, то абсолютно невозможно представить, что личность свидетеля не известна подсудимому. Поэтому нет причин считать, что разглашение подлинного имени представляет для него опасность. И еще один аргумент защиты. По эпизоду в баре не указано ни место, ни время встречи. А ведь место и время преступления являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Вдруг в это время Уткин был в другом месте, у него алиби, тогда что?

Подсудимый и потерпевший Ченцов - а он доставлен в суд в наручниках, отбывает 9 лет наказания в колонии по своему экономическому преступлению - ходатайство поддерживают. Представитель обвинения - против. В итоге судья ходатайство отклоняет.

Начинается сам допрос. Секретного свидетеля никто не видит. Более того, он сам, как видно из его последующего ответа, не видит зала суда. Где находится - непонятно. С кем - тоже. Голос его искажен настолько, что ничего с непривычки не разобрать. Переспрашивают все - адвокаты, потерпевший и даже судья.

Адвокаты, потерпевший прямо засыпали секретного свидетеля вопросами. Очень частыми ответами были «не помню», «не знаю», «ответ на этот вопрос может помочь установить мою личность». Такие вопросы отводил и суд. Что в итоге допроса узнал суд? Нет, ни названия бара, где проходила встреча, ни дня, ни времени суток названо не было. Новых доказательств, раскрывающих детали преступления, также не прозвучало. Фактически свидетель повторил то, что указано в обвинительном заключении. Более того, на вопрос, чем закончилась встреча на даче, согласились ли Ченцову помочь, ответ был, что Уткин ему об этом ничего не сказал. И от кого лично Уткин получил миллион, который фигурирует в деле, он сам ничего свидетелю не сказал.

Если добавилось, то самое несущественное, и при этом укрепляющее сомнения в правдивости свидетельских показаний. Например, свидетель несколько раз повторил, что он много раз бывал на даче у Уткина, находится с ним в приятельских отношениях. Но сам Уткин его узнать не смог. Не правда ли, странно? Что много раз ходили вместе по барам, пили там - пиво, водку. После многократного повторения про пиво Уткин не выдержал и задал вопрос: «Знаете ли вы о том, что пиво я не пью уже многие годы, об этом знают все мои приятели?» А также спросил: «У вас там рядом есть кто-то, кто подсказывает ответы?» Судья вопрос отвел. Или вот такое. Свидетель утверждал опять же неоднократно, что на даче кроме него, Ченцова, Уткина, Пушкарева и Бессонова никого не было. А потерпевший называет еще двух человек. Свидетель в ответ на вопрос, как он попал на дачу, сказал, что его привезли. Кто? Тут он отвечать отказался. Но никто из участников той встречи на допросах не показал, что еще кого-то подвозил. Баба Яга на метле привезла?

И еще важный момент. Сам свидетель, как это ни странно, плохо разбирал задаваемые вопросы, постоянно переспрашивал. Такое плохое оборудование? Сомнительно. Заседание проходило в зале краевого суда, который соответствует стандартам. Уже после заседания адвокаты в один голос говорили, что создалось впечатление, что секретный свидетель всего лишь изображал непонимание. Не случайно же подсудимый спрашивал, есть кто-нибудь с ним рядом. Создалось устойчивое впечатление, что советовался с кем-то, что отвечать, потому и тянул. На каждый ответ уходило по две - три минуты. А еще создалось впечатление, что этот секретный свидетель - фантом. За которым прячется, и это вполне может быть, тот же следователь. И что сам он придуман, чтобы замкнуть цепочку доказательств, с которыми у следствия оказалось не густо.

Можно ли считать полученные таким странным образом доказательства допустимыми? Разумеется, это решит суд. Сейчас же у нас только впечатление. Того, что игра в жмурки вокруг дела Уткина продолжается.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Комментарии

Откупится !Вероятно как и знаменитая НАМ из МИНЗДРАВА - слишком много компрамата знает на министра и окружение !

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.