Вы здесь

ЗАКОН КАК ДЫШЛО, КТО ПОВЕРНУЛ, ПОД ТОГО И ВЫШЛО

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

С БЕЗГРАМОТНОСТЬЮ, БЕЗДУШИЕМ И БЕЗЗАКОНИЕМ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ БОРЕТСЯ… СУДЬЯ!

14 августа прошлого года топ-новостью Интернета стало сообщение о ДТП в центре Ставрополя и фотографии «улетевшего «Мерседеса» в час пик на семь метров с перекрестка с улицы 8 Марта на пешеходный переход по улице Ломоносова в Ставрополе», перевернутого вверх колесами, и разбитой «морды» сбившего его «Ауди Q7» рядом.

К сожалению, интерес прессы к этому событию дальше не пошел, а зря. Потому что то, как расследовалось это ДТП, кто назначен виновным и какие последствия для него наступили - является сенсацией не меньшей.

Но обо всем по порядку.

 

На тебя наехали, и ты же виноват?

Участники ДТП оказались совсем не рядовые. За рулем «Мерседеса» сидела его собственник Гладских Надежда Васильевна, судья Арбитражного суда Ставропольского края. За рулем «Ауди Q7», как потом выяснилось, владевший им на правах лизинга Величко Василий Васильевич, состоятельный индивидуальный предприниматель, основной вид деятельности – строительство инженерных коммуникаций для водоснабжения и водоотведения, газоснабжения.

 События пятничного дня для Гладских начались как обычно, ехала утром по Ломоносова на работу. Светофор на перекрестке с ул. 8 Марта не работал уже несколько дней, хотя МБУ «Транссигнал» Ставрополя в официальном ответе потом напишет, что он не работал только 14 августа и то только с 9 до 10 часов (ну прямо в период аварии!) «в связи с отсутствием электроэнергии в районе».

Справа машин не было (по 8 Марта одностороннее движение), Гладских поехала через перекресток. С рядом идущим транспортом. Уже завершая проезд, на языке правил дорожного движения «маневр», почувствовала страшный удар справа. Ее автомобиль просто смело, как мячик, с перекрестка. Ударившись задним колесом о дорожный бордюр по Ломоносова, он отскочил рикошетом, перевернулся и упал на пешеходный переход.

Согласно технической характеристике, вес ее «Мерседеса» - 1,8 тонны, вес внедорожника «Ауди Q7» - до 2,3 тонны. Как покажут потом свидетели, бывшие на месте ДТП, двигался автомобиль Величко со скоростью не меньше 100 километров в час, при разрешенной в городе 60 километров.

В своих объяснениях он написал, что не видел «Мерседес» и не тормозил. На такой скорости «Ауди Q7» - это снаряд убойной силы. Даже без специальных познаний понятно, почему машина судьи от удара улетела, перевернулась и признана впоследствии страховой компанией металлоломом. Причины, по которым Величко ехал с такой скоростью при неработающем светофоре и наличии пешеходного перехода перед ним, что «не позволило» ему увидеть перед собой завершающий маневр автомобиль, он не указал. Написал только, что ехал по главной дороге, значит прав.

Прибывшие на место ДТП сотрудники Отдельного батальона дорожно-патрульной службы (ОБ ДПС) составили схему места ДТП. Из нее хорошо видно, что «Ауди Q7» стоит явно под углом, направленным к «Мерседесу», лежащему на пешеходном перекрестке по этой же улице. По фотографиям видно, что у «Ауди Q7» разбит и поднят капот справа.

При этом инспектор ОБ ДПС Р. Кошелкин в определении о возбуждении дела об административном правонарушении от 14 августа сформулировал явно противоположное случившемуся. По нему не «Ауди Q7» ударил «Мерседес», а, цитирую, «столкновение «Мерседеса», движущегося по улице Ломоносова, и «Ауди Q7», движущегося по улице 8 Марта, от которого «Мерседес» по инерции совершил опрокидывание». Это совершенно противоречило схеме ДТП, протоколу осмотра его места. Да и вообще инспекторы подошли к своей работе спустя рукава. Не был произведен полный осмотр и фотосъемка места ДТП, поврежденных автомобилей, не установлено наличие (отсутствие) видеорегистраторов в них, не произведено их изъятие в установленном законом порядке. В результате чего не получены, утрачены, а то и исключены из материалов административного расследования доказательства в полном объеме, влияющие на установление истины. А именно кто виноват в ДТП.

В результате полученных травм при ДТП Гладских была госпитализирована в больницу. После выписки продолжала лечение амбулаторно в поликлинике, в краевом реабилитационном центре.

Когда чуть поправилась, уже в сентябре, и убедилась, что каких-либо документов от ОБ ДПС по факту ДТП не пришло, обратилась к ведущему административное расследование инспектору И. Баранову. С заявлением об ознакомлении с его материалами. И поняла, что они не соответствуют произошедшему, документы или частично утрачены, или напротив, не истребованы в полном объеме. И процессуальные нарушения со стороны инспекторов были налицо, и их бездействие, и даже умысел на сокрытие вещественных доказательств просматривался. И самое главное, как говорится, невооруженным глазом было видно, что расследование всячески затягивают. Второй месяц пошел, а ничего не сделано. Чтобы прекратить его по срокам давности, которые максимально по закону составляют всего год?

Истина забрезжила, но тут же угасла

Надо знать Надежду Васильевну. Опытнейший арбитр по хозяйственным и экономическим спорам, и самое главное - принципиальный судья со стажем работы более 35 лет. Не всем нравится, но это удел судей. Главное - уважением и авторитетом пользуется, долгое время была членом квалификационной коллегии судей Ставропольского края, Совета судей. В общем, и закон знает, и добиться его торжества способна.

 30 сентября она обращается с жалобой на имя начальника ГУ МВД РФ по СК А. Олдака на бездействие должностных лиц ОБ ДПС и сокрытие ими доказательств по административному расследованию ДТП.

Жалоба для рассмотрения по существу перенаправлена полицейским главком… в ОБ ДПС. То есть, в нарушение Федерального закона о рассмотрении жалоб, главк направил ее тем должностным лицам, чьи действия и обжаловались. Немудрено, что ничего и не нашли. 16 октября командир батальона П. Захаров в коротком ответе сообщил заявителю: по результатам проверки нарушений не установлено. При несогласии можете обжаловать данное решение в суд. Похоже, даже не проверяли жалобу, прислали фактически отписку.

Обратим внимание на дату отписки - 16 октября, то есть уже третий месяц пошел с момента ДТП. Тогда как срок расследования такого рода административного правонарушения – всего один месяц. Который продлевается на месяц вышестоящим руководством. А потом при необходимости еще на месяц. Но не более чем на шесть месяцев.

15 сентября, когда представитель Гладских знакомился с делом и делал фотосъемку всех документов, ни соответствующего рапорта инспектора, ни определения о продлении срока расследования от 14 сентября не было. Получается, оно сделано задним числом.

Положительный результат от жалобы Гладских все же появился. В рамках административного расследования была назначена судебно-медицинская экспертиза по факту причинения ей вреда здоровью и комплексная автотехническая, трассологическая экспертиза по 8 вопросам, поставленным инспектором и участниками ДТП.

Медицинская экспертиза признала причинение Гладских вреда здоровью средней тяжести.

Согласно заключению эксперта Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД по Ставропольскому краю, «водитель Величко при возникновении опасности движения должен был принять все возможные меры к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства в соответствии с требованиями п.10.1абз.2 ПДД РФ.

При условии своевременного применения водителем «Ауди Q7» мер экстренного торможения, к моменту его достижения места столкновения «Мерседес» полностью бы выехал за пределы проезжей части улицы 8 Марта».

 Казалось бы, все. Уж теперь у инспекторов ДПС появились основания для пересмотра своих выводов о безусловной виновности только Гладских. Но не тут-то было. Истина угасла, чуть только забрезжив. Дальше инспекторы сделали все, чтобы искорку этой истины загасить наглухо. Причем самым бесцеремонным и неправовым способом.

Клин клином вышибают

Ознакомившись с заключением комплексной автотехнической, трассологической экспертизы, Величко пишет ходатайство о переназначении экспертизы и проведении новой в ФБУ «Северо-Кавказский РСЦЭ Минюста России». В качестве единственного основания для переназначения экспертизы указал, что он не согласен, поскольку «ехал по главной дороге, а Гладских по второстепенной». В обоснование ходатайства иных правовых доводов не привел, документы не приложил.

Гладских сразу же представила свое мотивированное возражение. «Проведенная экспертиза не имеет пороков ни в содержании, ни в оформлении, а доводы Величко не мотивированы, неосновательны и ничем не подтверждены», ходатайство Величко противоречит КоАП РФ, постановлению Пленума Верховного суда РФ №5».

В рамках здравого смысла назначение повторной автотехнической экспертизы в административном деле о ДТП, где ни серьезно раненых, ни тем более погибших нет, за пределами первоначальных сроков расследования - полная несуразица. Да и в рамках закона, при наличии уже проведенных указанных двух экспертиз, ходатайство Величко подлежало отклонению. Повторная экспертиза по закону должна проводиться, если у лица, производящего расследование (а не стороны конфликта!), возникли сомнения в правильности или обоснованности выводов первого эксперта.

В этом как раз проводящий расследование инспектор Баранов, судя по его звонку Гладских 12 ноября, нисколько и не сомневался.

 Он обнадеживающе рассказал, что ее заявление рассмотрено, им принято решение о признании ее потерпевшей по делу на основании заключения медицинской и автотехнической экспертиз и при наличии совокупности доказательств о наличии вины Величко. И предложил уже на следующий день, 13 ноября, прийти к нему и получить соответствующий документ.

Так сложилось, что Гладских тогда была в отъезде и не могла прийти. Попросила назначить новую дату. Но уже 16 числа узнала, что Баранова «ушли» в отпуск и указанных им процессуальных документов он не подписал. Чем вообще-то грубо нарушил требования КоАП, обязывающего немедленно рассматривать такого рода ходатайства.

Отпуск так отпуск. Гладских ждет месяц.

10 декабря звонок от старшего инспектора А. Потемкина: административное дело по расследованию ДТП передано ему для дальнейшего производства и решения вопроса о проведении повторной экспертизы. На все возражения, что Баранов уже принял решение, отказал в ее проведении и что любое новое решение незаконно и будет обжаловано, ответ был один и довольно-таки бесцеремонный: Баранов ничего не принимал, телефонный разговор к делу не пришьешь, а ваши жалобы все равно направят к нам, жалуйтесь! И это было близко к истине, ведь если читатель не забыл, жалоба на имя Олдака вернулась в батальон ДПС.

Очень было похоже на то, что Баранова, свернувшего, по мнению руководства, не туда, просто отодвинули в сторону и привлекли к расследованию того, кто более управляем и сделает не по закону, а так, как кому-то надо.

Запахло уголовщиной

21 декабря Гладских с представителями пришли к инспектору Потемкину, ознакомились с материалами дела, сделав их фотосъемку, заявили ряд ходатайств, в том числе о дополнительном осмотре поврежденных автомобилей, поскольку их повреждения не соответствовали описанию, сделанному на месте ДТП, об истребовании дополнительных доказательств, в частности договора лизинга у Величко для исследования добросовестности исполнения им обязательств по договору, а также наличия в договоре обязательного условия о видеорегистраторе. Ведь Величко отрицал, что он был, а карта памяти из видеорегистратора Гладских сразу после аварии куда-то исчезла. И все держалось только на его показаниях, а не на документальной основе.

Ходатайства были рассмотрены инспектором с нарушением срока их рассмотрения и отклонены.

При ознакомлении с материалами дела обнаружили много любопытного.

В частности, наличие того самого подложного рапорта Баранова и определение от 14 сентября о продлении срока расследования на месяц. А также недопустимые доказательства - комментарии из соцсетей. Относимые, субъективные доказательства - письменные объяснения двух новых свидетелей, опрошенных только в декабре (спустя четыре месяца), один из которых не помнил дату ДТП, но указал подробно действия Гладских на перекрестке, которые он не мог видеть в силу расстояния. Показания этих свидетелей явно в пользу Величко были похожи на вранье под чью-то диктовку.

 Сам же Потемкин уверял в их абсолютной достоверности, чем показал свою явную заинтересованность в выгораживании Величко и свою необъективность как должностного лица. При наличии информации, что Потемкин строит жилой дом в Северо-Западном районе Ставрополя (из его пояснений – «не он, это родители пенсионеры строят», что, собственно, полностью соответствует уже сложившейся практике должностных лиц ГИБДД записывать свои доходы на родственников). Судя по золотым унитазам в домах этих родственников, живут они явно не по доходам, что явно не соответствует их декларациям.

 Подозрения, что весь этот поворот на сто восемьдесят градусов в расследовании ДТП, с заменой инспектора затеян ради спасения Величко и перекладывания всей полноты вины на Гладских, подтверждались с пугающей очевидностью. Раньше были бездействие, сокрытие и уничтожение доказательств по делу. Теперь уже и фальсификация доказательств налицо.

 Обо всем этом Гладских написала в очередной жалобе на имя начальника Оперативно-розыскной части Управления собственной безопасности ГУ МВД России по Ставропольскому краю И. Капуста. Копию жалобы направила начальнику Департамента по обеспечению безопасности движения МВД России М. Черникову.

Увы, в ответе начальник управления ГИБДД по Ставропольскому краю А. Сафонов, теперь уже бывший, сообщил заявительнице, что все ее жалобы уже были рассмотрены, проверены в рамках Инструкций, Правил и Законов полковником Захаровым, о чем она была уведомлена. Не согласны – жалуйтесь дальше!

Веруя и надеясь, что мы все же живем в правовом государстве, в котором существует зоркое око прокурорского надзора, Гладских 19 декабря направляет жалобу прокурору Ставропольского края А. Лоренцу. Описала все: и утрату доказательств по ДТП, и небрежность в описании обстоятельств аварии, и нарушение процессуальных сроков, и подозрительные новые «доказательства», и отписки… Попросила в порядке прокурорского надзора провести проверку работы должностных лиц ОБ ДПС, принять меры прокурорского реагирования.

Прокурорские фактически никакой проверки не провели, все закончилось так же, формальной отпиской Ставропольской городской прокуратуры.

Но вернемся к ходатайству Величко о повторной экспертизе. Она все-таки была назначена Потемкиным. На основании показаний двух сомнительных свидетелей, без упоминания в определении о назначении об уже проведенной экспертизе, выводах и заключениях эксперта. И это при том, что они никем не оспорены, не признаны недопустимым доказательством по делу. Повторная экспертиза к тому же была назначена не в полном объеме и не по всем вопросам, а выборочно, как посчитал инспектор.

Заключение и выводы эксперта ФБУ «Северо-Кавказский РСЦЭ Минюста России» оказались, как и следовало ожидать, целиком в пользу Величко, который ехал по главной дороге, со скоростью 60 километров и не мог обнаружить возникшую опасность для движения - выезжающий со второстепенной дороги автомобиль «Мерседес». Это противоречит свидетельским показаниям о скорости «Ауди Q7» свыше 100 километров, фактическим обстоятельствам, поскольку «Мерседес» не въехал на перекресток, а уже завершал его проезд. Экспертом не установлено и не доказано, каким образом при скорости «Ауди Q7» 60 километров «Мерседес» улетел от удара, срикошетил задним колесом от бордюра по Ломоносова и, перевернувшись, упал на пешеходный переход по этой же улице.

Это заключение и положил в основу своего расследования инспектор Потемкин. С ним он Гладских даже не ознакомил, сложил неподшитые, без внутренней описи, нумерации листов документы расследования в папку скоросшивателя и отправил в Ленинскую прокуратуру Ставрополя.

И виновная, и потерпевшая

Почему в прокуратуру? Судья по российскому закону - специальный субъект права. Постановление об административном правонарушении в отношении судьи может быть принято только прокурором. Поэтому дальше начинается, так сказать, прокурорско-судебная часть всей этой истории.

 Отметим, что документы отправлены в прокуратуру 15 февраля уже текущего года. То есть ровно шесть месяцев спустя после ДТП, по истечении максимального срока продления административных расследований по ДТП. И отправлены с квалификацией по ч.1 ст.12.24 КоАП РФ, в части причинения Гладских вреда здоровью легкой степени, при наличии уже имевшегося заключения медицинской экспертизы о причинении ей вреда средней степени тяжести.

Прокуратура эту несуразность заметила, переквалифицировала степень причинения вреда здоровью, согласно заключению медицинской экспертизы, по ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ и вынесла постановление о прекращении производства по делу в части Гладских в связи с истечением срока давности. Указав в нем выводы о ее виновности в ДТП по ч.2 ст.12.13 КоАП РФ. Что вообще-то противоречит закону, так как при прекращении производства по делу в документе об этом не могут содержаться выводы о виновности лица, в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении.

Но несуразность еще и в том, что прокуратура, указав на наличие совокупности доказательств, не дала им оценки в полном объеме. При наличии двух противоречивых заключений экспертов немотивированно приняла за основу только второе заключение. Не дала оценки допущенным должностными лицами ОБ ДПС нарушениям. Ведь действия второго участника ДТП Величко вообще не рассматривались, и в отношении него не принято каких-либо процессуальных действий. Как будто его и не было в ДТП. Вот и вышло, что Гладских сама себе причинила вред здоровью, столкнувшись с чем-то виртуальным и перевернувшись в автомобиле.

Как тут еще не вспомнить жалобу Гладских от 2 февраля этого года в Ленинскую прокуратуру о нарушении материальных и процессуальных норм КоАП РФ в рамках административного расследования, допущенных сотрудниками ОБ ДПС ГИБДД. Она также не была рассмотрена по существу. А ведь одно то, что к материалам дела были приобщены не соответствующие действительности документы, являлось основанием для возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц.

 Ну а раз прокуратура бездействует, Гладских обратилась с иском в Ленинский районный суд, который решением от 2 июня признал это бездействие незаконным, возложил обязанность на прокуратуру Ленинского района устранить допущенные нарушения прав Гладских, уведомив ее о результатах рассмотрения ее жалобы. Несмотря на то, что решение суда вступило в законную силу, прокуратурой оно до настоящего времени не исполнено. Какое там реагирование ока государева на жалобы граждан? Оно не реагирует даже на судебный акт!

Был еще один административный иск в суд от Гладских, заявленный к ГУВД СК и старшему инспектору Потемкину. Решением суда от 11 июня ее требования удовлетворены, признано незаконным бездействие старшего инспектора ОБ ДПС ГИБДД Потемкина в части непринятия процессуального решения в отношении второго участника ДТП Величко. Инспектора суд обязал допущенное нарушение устранить, рассмотреть вопрос о вынесении процессуального решения в отношении второго участника ДТП. Но это решение осталось невыполнимым. Поскольку 14 августа истек годичный, предельный срок его рассмотрения. О чем Потемкин в сентябре и сообщил с радостью Гладских в своем определении.

И третий административный иск Гладских в тот же Ленинский суд - на прекращение прокуратурой Ленинского района дела о ДТП в отношении нее в связи с нарушением срока давности. Судья Т. Никитенко в удовлетворении иска отказала, посчитала постановление прокурора законным и обоснованным. Сейчас оно обжалуется в краевом суде.

Так что история еще не окончена.

Уж если судья бессилен, что можем мы?

Наверное, не все поймут, за что борется Надежда Васильевна. Производство по административному делу в части нее пусть и по сроку давности, но прекращено. Так ради чего столько усилий, нервотрепки? Не проще ли плюнуть на все и жить дальше?

Мне кажется, что она борется, как бы высоко это ни звучало, за справедливость, за правду, за то, чтобы его Величество Закон, которому она служила всю жизнь и с помощью которого утверждала эту самую правду и справедливость, сработал в ее защиту. А также в защиту других водителей, пешеходов. Величко, похоже, типичный «летчик» на наших дорогах. У него 16 административных штрафов за превышение скорости только на уже нам известном «Ауди Q7» (выписки из базы данных к материалам дела приобщены по заявлению Гладских). А ведь у него несколько машин, в том числе «Инфинити», «Киа СК». Он остался безнаказанным за прошлогоднее ДТП. Безнаказанность же ничему не учит, наоборот, утверждает в том, что «летать» на дорогах – это норма, о чем свидетельствуют штрафы. И вот результат: новые штрафы зарегистрированы на Величко уже после 14 августа прошлого года. Что крайне чревато и опасно для жизни и здоровья других участников дорожного движения.

Эта история – история борьбы не судьи, а человека, у которого такие же гражданские права, как и у каждого из нас, гарантированные Конституцией РФ, Законом. За свои и за наши права.

А по мне, так эта история наглядно показывает всю, не побоюсь этого слова, гнилость нашей правоохранительной системы. Ее безграмотность и беспомощность, граничащие с преступлениями, от рядового инспектора полиции до руководителя главка. От районной до краевой прокуратуры. Когда беззастенчиво перевираются обстоятельства дела, утаиваются , уничтожаются доказательства, отвергаются нежелательные и назначаются нужные экспертизы… А все жалобы в вышестоящие инстанции отправляются тем, на кого они и написаны, а то и вообще остаются без рассмотрения. Надзорный же прокурорский глаз этого в упор не видит и не реагирует.

После изучения всех обстоятельств расследования ДТП от 14 августа прошлого года так и просится грустный вывод: уж если к назначаемым самим Президентом страны, имеющим статус неприкосновенности, а также высокий уровень правовой грамотности судьям такое отношение у полиции и прокуратуры, то какое же оно у них к нам, рядовым гражданам?

И если даже судья уже год как рыба бьется, пишет во все инстанции, подает в суды и не может найти в этой жизни правды, отстоять свои гражданские права, то что можем мы?

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.