Вы здесь

ГРАБЕЖ ИМЕНЕМ ГОСУДАРСТВА

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Мы уже писали о громком судебном процессе, в ходе которого Генеральная прокуратура Российской Федерации пытается отобрать у 92 юридических и физических лиц более 700 объектов недвижимости на Кавказских Минеральных Водах. Это санаторно-курортные объекты, проданные за последние двадцать лет профсоюзами. Новые собственники в большинстве случаев их возродили, организовали на их базе бизнес, а теперь рискуют все потерять. Во всяком случае, прокуратура требует передать объекты государству без какой-либо компенсации. В случае удовлетворения иска санаторно-курортную отрасль нашего края ждет самый настоящий коллапс.

Продолжаем тему на примере еще одной сделки между профсоюзами и коммерческим предприятием.

 

ПО ВЫСШЕМУ КЛАССУ

Еще в 2000 году Пятигорские власти, резонно рассудив, что продукция АО «Прасковейское» является маркой края, пригласили его руководство открыть в городе фирменный магазин и кафе. Руководитель предприятия Борис Григорьевич Пахунов предложение принял. Подыскали подходящий вариант аренды -  два принадлежащих профсоюзам здания со двором на углу улиц Кирова и Красноармейской.

Наименование в документах большого здания санаторно-лечебным, а маленького – просто лечебным, только наименованием на тот момент и оставалось. На самом деле здесь размещались офисы под сдачу в аренду и хоздвор. С помещениями, гаражами, складами и прочим.

Пахунов известен в крае тем, что если он что-то делает, то делает очень хорошо. Не зря ему присвоено высокое звание Герой труда Ставропольского края. Так и в данном случае. На месте запущенного хоздвора появились не только кафе с магазином, как говорится, по высшему классу, стильно оформленные, но и уютный, благоустроенный дворик между ними с зеленой зоной, и даже гостевой дом для своего коллектива. Прямо скажем, одним уютным местом отдыха на курорте стало больше. На реконструкцию была потрачена немалая по тем временам сумма - 30 миллионов рублей.

Как было и что стало с объектом, хорошо видно на публикуемых на этой странице газеты снимках. Это как раз тот случай, когда все ясно без комментария.

Лет десять спустя у арендодателя, каковым на тот момент стало «Курортное управление (холдинг) Кисловодск» (ему ФНПР передал на баланс все свои санаторно-курортные объекты на Кавминводах), начались финансовые проблемы. То свет за неуплату отключат, то воду. Понятное дело, в таких условиях никакой бизнес успешно вести нельзя.

«Прасковейское» предложило выкупить помещения. Руководство холдинга согласилось. Перед тем провели независимую оценку стоимости. Сделка купли-продажи двух зданий общей площадью 1 220 квадратных метров была оформлена в 2014 году за 63 миллиона 659 тысяч рублей. Нетрудно подсчитать, что «квадрат» обошелся в 52 тысячи рублей. Более чем щедро. В это время в Пятигорске меньше стоили офисные метры в элитных новостройках. Добавьте сюда 30 миллионов, истраченные на реконструкцию. В итоге 93,6 миллиона рублей, то есть без малого стольник, инвестировало расположенное аж под Буденновском предприятие в развитие Пятигорского курорта.

Обратите внимание, читатель, на дату сделки. С того момента прошло уже восемь лет. Она давно за пределами срока давности, который по делам такого рода составляет три года, и только на этом основании в иске должно быть судом отказано.

После сделки АО «Прасковейское» провело государственную регистрацию права собственности. И спустя год передало на баланс вновь образованному АО «Торговое предприятие Прасковейское». Потом одно из зданий в целях оптимизации управления было продано ИП Пахунов Б.Г. То есть реально сегодняшние владельцы – уже третьи лица.

А теперь, уже зная предысторию сделки, постатейно рассмотрим на предмет состоятельности основные претензии Генеральной прокуратуры, послужившие в данном случае поводом для иска и требования передачи объекта в доход государства.

 

ПЕКУТСЯ ЗА ПРАВИТЕЛЬСТВО, А ЕГО И НЕ СПРОСИЛИ

Прокуратура утверждает, что купля-продажа этих двух зданий является грубейшим нарушением пункта 2 Постановления Правительства №112 от 18 февраля 2002 года, которым как раз и были разделены здравницы между государством и профсоюзами. В этом пункте зафиксировано, что профсоюзы обязаны использовать перечисленные в Приложении к Постановлению и переданные им в собственность объекты «исключительно для санаторно-курортной деятельности и отдыха, сохранения памятников истории и архитектуры». А в данном случае после продажи якобы изменилось целевое назначение объектов. Поэтому, раз Постановление нарушено, объекты должны быть возвращены государству.

Тут так и хочется спросить: профсоюзы нарушили, но при чем здесь покупатель? Почему он, добросовестный приобретатель, в числе ответчиков? И таких вопросов к прокуратуре в этой истории великое множество.

Вообще-то что касается объектов «Прасковейского», то Пятигорская прокуратура 21 декабря 2021 года проверяла и написала в акте обследования, что спорные здания «содержатся в удовлетворительном состоянии и используются по назначению». Так какие претензии?

Действительно, вышеназванный пункт 2 есть в указанном Постановлении Правительства. Но этим же документом зафиксировано, что санаторно-курортные объекты переданы профсоюзам в собственность. Право же собственности, и это написано в любом учебнике по праву, в полном объеме включает в себя право владения, распоряжения и отчуждения. Никаких обременений, в том числе в виде прямого запрета на отчуждение, Постановление не содержит. Более того, ФНПР провела государственную регистрацию всех этих объектов за собой, и в свидетельствах о праве собственности также нет обременений. Факт государственной регистрации имущества, и это опять же из учебника по праву, является актом признания государством права собственности на это имущество и открывает возможности реализации этого права. Таким образом, ФНПР по закону имела полное право на продажу своих объектов, самим фактом их продажи Постановление никаким образом ни профсоюзами, ни покупателями не нарушено.

Жизнь намного богаче любого документа, пусть и Постановления Правительства, тем более изданного два десятилетия назад. Совершенно очевидно, и это хорошо видно из уже выше сказанного нами, что на момент продажи «Прасковейскому» эти два здания уже два десятилетия не являлись санаторно-курортными. И еще не ясно, сохранились бы они вообще, если бы не усилия арендатора, а затем и собственника, по их реконструкции и возвращению к жизни.

С другой стороны, кто сказал, что кафе и магазин, гостевой дом не работают на курорт? Расположены в курортной зоне, и большинство их посетителей как раз курортники. Да и в городе, названном курортом, все заточено именно на санаторно-курортное обслуживание.

И еще один важный, и очень красноречивый, момент в этой связи. В судебном заседании ответчики заявляли ходатайство о привлечении Правительства Российской Федерации в качестве третьего лица. Ведь речь о его документе, и его позиция крайне важна для разрешения спора. Прокуратура категорически высказалась против. И суд ее поддержал, не удовлетворил ходатайство.

 

КОРРУПЦИЮ ПРИТЯНУЛИ ЗА УШИ

Но главное, на чем основывает свои требования Генеральная прокуратура, это что купля-продажа объектов, якобы, совершена по коррупционным схемам, и поэтому они должны быть возвращены государству.

В качестве юридической основы этого требования приводится статья 235 (пп.8, п.2) Гражданского кодекса. Эта  статья устанавливает прекращение права собственности и обращение по решению суда в доход государства имущества, в отношении которого его собственником, занимающим государственную или муниципальную должность физическим лицом, не представлены доказательства приобретения имущества на доходы, полученные законным путем. Доказательство – ежегодная декларация о доходах. Эту правовую норму конкретизирует федеральный закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности и иных лиц их доходам».

То есть, можно изъять имущество только по подозрению в коррупции. Но применима ли вышеуказанная статья 235 ГК к случаю с куплей продажей объектов «Прасковейскому»? Очень и очень сомнительно. И прежде всего потому, что подписавшие договор купли-продажи руководители курортного холдинга Н. Мурашко и «Прасковейского» Б. Пахунов не являются государственными или муниципальными служащими. И не обязаны представлять доказательства приобретения имущества законным путем. А значит, они и не могут быть ответчиками по искам об обращении в доход государства на основании статьи 235 ГК.

Более того, обращению в суд об изъятии имущества на этом основании должна предшествовать прокурорская проверка, предоставление подозреваемому лицу возможности дать объяснение. Ничего подобного в нашем случае сделано не было. Более того, никаких подозрений о коррупции в адрес покупателя никогда не высказывалось. Да и сам представитель Генеральной прокуратуры в судебном процессе заявляет, что его ведомство никого из покупателей не обвиняет в коррупции.

В то же время о коррупции со стороны профсоюзов говорил. Хотя ни одного зафиксированного законом факта такой коррупции не привел. Да их и нет в природе. В общем, не нормой закона обосновывал свои требования, а громкими словами.

Еще одно основание, по которому предъявлен иск – статья 169 ГК, ничтожность сделки, противной основам правопорядка и нравственности.

Именно на ее основании, опять же с нажимом на коррупцию, прокурор просит суд применить последствия недействительности сделки.

Но эта статья говорит о сделке, заведомо нарушающей закон, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. Никакой же заведомости прокуратура не доказала, и даже не потрудилась доказать. Так с какого тогда боку эта статья?

 Конституционный суд РФ в Постановлении от 29 ноября 2016 года указал, что даже при совершении сделки с имуществом, в отношении которого доказано его получение коррупционным путем, ответственность может нести только лицо, виновное в коррупции. А у нас даже не доказан сам факт коррупции. Какая же тут ответственность?

 

ЧЕРНЫЙ ПЕРЕДЕЛ?

Спор о законности купли-продажи профсоюзных санаторно-курортных объектов, что называется, с бородой. И с бородой большой.

Дело в том, что краевая прокуратура в 2019 году уже подавала иски в суды всех четырех городов-курортов о признании сделок купли-продажи профсоюзных санаторно-курортных объектов недействительными. И все четыре суда отказали оку государеву. В том числе и сделка между курортным холдингом и «Прасковейским» признана законной. Конкретно это подтверждено решением Пятигорского городского суда от 21 октября 2021 года. Таким образом, вступившим в законную силу судебным вердиктом зафиксировано, что АО «ТП «Прасковейское» и ИП Пахунов Б.Г. являются добросовестными приобретателями объектов. Доказанные в суде обстоятельства по вступившим в законную силу решениям судов в рамках других дел заново не пересматриваются. И уже на этом основании суд должен был отказать прокуратуре в принятии иска.

Но и это еще не все. Параллельно с судебным разбирательством, в том же 2019 году Следственный департамент МВД России провел проверку законности всех сделок с профсоюзной собственностью на курортах на предмет коррупционных нарушений. По итогам, прямо скажем масштабной, проверки в возбуждении уголовных дел в отношении руководства ФНПР и ФПСК отказано. Подтверждено, что деятельность курортного холдинга законна, соответствует уставу, сделки купли продажи совершались в соответствии с действующим законодательством, полученные деньги использовались правомерно. В частности, признана законной и сделка холдинга с «Прасковейским», никакого занижения стоимости объектов не выявлено.

И после всего этого Прокуратура не успокоилась, подает иск уже в Московский суд. Голословно рассуждает о порочности сделок, об их коррупционной составляющей. Также голословно утверждает, что Федеральная налоговая служба незаконно зарегистрировала «Курортное управление (холдинг) Кисловодск», и что Росреестр также незаконно зарегистрировал за новыми владельцами право собственности. И это при том, что такая незаконность устанавливается только судом.

Вся надуманность, вся незаконность требований прокуратуры видны, что называется, невооруженным взглядом. И сами прокурорские работники не могут этого не понимать. Но тем не менее пошли в суд. Требуют вернуть государству все проданные объекты.

Если всего лишь два небольших здания обошлись покупателю почти в сто миллионов рублей, то сколько средств вложил бизнес в 700 объектов? В иске прокуратуры ни слова нет о компенсации. Это значит, что имеется в виду безвозмездное изъятие.

Это что-то новое в нашей практике - освятить судебным решением то, что незаконно. Если иск будет удовлетворен, прокуратура наверняка захочет порыться и в других сферах народного хозяйства на предмет изъятия того, что плохо лежит. То есть этот иск может положить начало такому черному переделу, что мало не покажется.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.2 (5 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.