Вы здесь

«Я КАЗАЛСЯ СЕБЕ БОГОМ. ПОКА НЕ УПАЛ В ГРЯЗЬ»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

ИСПОВЕДЬ СТАВРОПОЛЬЦА, ДЕСЯТЬ ЛЕТ УПОТРЕБЛЯВШЕГО НАРКОТИКИ

Казалось бы, тема наркомании в нашем обществе изучена вдоль и поперек - тома медицинских трудов написаны, сотни фильмом сняты, тысячи откровений бывших наркоманов опубликованы. Но от этого зло не перестало быть рядом. Оно дышит в спину, приходит в виде незатейливых предложений о работе с высоким заработком, подстерегает на уличных задворках как «тест на взрослость», лечит разбитое сердце и подростковые комплексы, обещает цветные сны и море по колено, в котором по-прежнему тонет наша молодежь.

- Сегодня наркотики стали гораздо агрессивнее. Если раньше они в основном калечили тело и физиологическое здоровье человека, то с выходом на первый план синтетической составляющей теперь бал правит психологическая деградация. Химия полностью стирает личность человека, - бьет тревогу руководитель отдела мотивации реабилитационного центра «Здоровое Ставрополье» Олег Егоров.

Он уверен, что сейчас крайне важно не просто продолжать препарировать зло, но и показывать его глазами тех ребят и их семей, кто уже побывал на социальном дне. Для чего центром «Здоровое Ставрополье» и была организована встреча журналиста «Ставропольских ведомостей» со вчерашним наркозависимым, кто не понаслышке знает изнанку жизни под кайфом.

 

Как я провел это лето…

Коренастый, улыбчивый, с ясным и открытым взглядом. На первых минутах знакомства с Виктором В. мы, не сговариваясь, заводим неуклюжий разговор о погоде, пытаемся шутить. Но фразы рвутся, виснут в воздухе, показывая, что взрослым людям можно откинуть условности, коль разговор предстоит непростой. И осторожное «Вить, мы точно не будем менять имя и закрывать лицо?», как и решительное «А как иначе поверят мне, что все в прошлом?» - оказываются теми самыми фразами, которые вмиг разряжают нервную обстановку наравне с воспоминаниями о детстве, занятиях в спортивных секциях и даже первой «коммерческой» сделке.

- Была у него эта предпринимательская жилка, когда мог орехи бабушкам продать, где-то сорвать ландышей, накрутить их в пучок, привязаться к влюбленным парам, пока не купят цветы,- рассказывает Лариса, мама, как теплело на сердце при взгляде на 13-летнего шебутного паренька, не отходящего в выходные от мамы.

И как убеждала себя, что правильно делает, проводя время не с детьми, а впахивая на трех работах. Когда приходит со смены, сын и дочка уже спят, уходит - еще спят, зато все у них как у людей. В доме хороший ремонт, современная бытовая техника, забитый холодильник, модная одежда, кружки, секции. А то, что сын днями во дворе пропадает, так это отсутствие мужского воспитания сказывается. Когда отец в семье вроде и есть, но кроме выпивки того ничего не интересует. Вот и тянется мальчишка к компании постарше. И в городе. И в селе. Куда Витя уезжал каждое лето на каникулы к родственникам. Там же состоялось и его первое знакомство с марихуаной.

- Сначала просто прибился к компании ребят, которые варили манагу. Но сам не пробовал. Да и мне никто не предлагал. Уж больно все опасались сурового нрава моей бабушки, которая если бы застала нас за ее варевом, всем небо бы с овчинку показалось, - рассказывает Виктор, как однажды любопытство все-таки переселило инстинкт самосохранения.

И уже на следующее утро в резиновых сапогах, гремя ведром, он стучал в калитку старшего приятеля: пошли еще рвать траву, мне понравилось. В общем, лето перестало быть томным. Равно как и последующие два, минувшие в таком же употреблении.

- Если в обычной жизни мне всегда было сложно первому подойти и познакомиться с девушкой, я не знал, что спросить, сказать, куда деть руки, то после травки я такой раскрепощенный, свободный был, куда-то девались все комплексы, рушились барьеры, - с болью вспоминает ставрополец того неуверенного в себе мальчишку. Невысокого и щупленького, который так нуждался в отцовском плече и разговоре по душам. Однако их не было. Зато был сентябрь, 8-й класс, приятельские посиделки в подъезде, вечер, случайно брошенное слово о травке, такое же случайное предложение купить ее в Ставрополе и…

- Мы были уверены, что ничего противозаконного не совершаем. Ведь наркоманы - это те, кто в вену ширяются и словно тени по району бродят. А травка, как и спайсы, - всего лишь безобидное развлечение, от которого мозги проясняются, настроение улучшается, гениальные идеи рождаются. Да и как это может быть наркотиком, если те же спайсы легально в магазинах продаются? - рассказывает Виктор, какой обманчивой была эта кажущаяся легкость бытия.

 

В клетке…

 Их было пятеро друзей. И к концу 9 класса все пятеро основательно сидели на химических спайсах. Ловушка захлопнулась. Сдерживаться становилось все сложнее.

- Что такое ад?- переспрашивает мама Виктора Лариса. - Ад это расширенные зрачки твоего сына. Или когда ты приходишь домой, а там полуобрезанные бутылки валяются и по всей квартире воняет освежителем воздуха вперемешку с иным, незнакомым запахом. Когда на телефон раздаются непонятные звонки, после которых сын в ночь вылетает из подъезда. Когда грубит, оговаривается, тянет из дома золото, деньги, технику. Ад, когда ты в лоб спрашиваешь: «Скажи, ты наркоман», а в ответ звучит обиженное: «Мам, значит вот как ты обо мне думаешь? Это пацаны знакомые в гости заходили». Ад, это когда понимаешь, что он врет, прося деньги на подарок для девушки, но все равно даешь ему эти 500 рублей. Даешь, потому что стыдно признаться самой себе, что упустила ребенка. И страшно, что подумают люди, что осудят, что разберут по косточкам. Ад, это когда сыну назначают пять лет лишения свободы, а у тебя в голове только одна мысль крутиться: «Зато никуда не убежит, на месяц не пропадет и живой будет», - дрожит стакан с водой в руках Ларисы.

- Казалось бы, десять лет с тех пор прошло, а она до сих пор помнит звонок Виктора к ней на работу и просьбу срочно приехать в полицейский участок. Что натворил? Да ничего серьезного. Всего лишь подозревают в сбыте и распространении наркотиков. Мол, он недавно купил другу пакетик, и оказался участником контрольной закупки, проводимой сотрудниками наркоконтроля. Это был как раз 17-й день рождения Виктора, который парень решил отметить традиционным спайсом, набил трубку и хотел, было, покурить, как тут звонок в дверь и служебное удостоверение в лицо. Мол, ты Виктор? Поехали с нами в отделение для разговора.

В отделение полиции ему стало совсем не до смеха: в отношении него было возбуждено уголовное дело по статье 228 УК РФ за приобретение, хранение, изготовление и сбыт наркотиков.

- Боялся ли я тюрьмы? - переспрашивает Виктор. - На тот момент меня куда больше раздражало ограничение свободы. Когда ты привык, что птица вольная, а тут подписка о невыезде до самого решения суда крылья-то и пообломала. Я вообще был уверен, что на первый раз мне условный срок дадут. А тут вдруг нарисовали реальные пять лет. Думаешь, испугался? Да я чуть ли не гордость за себя испытал. Прокуренные мозги, что тут еще скажешь? - рассказывает молодой мужчина про того Витька, думавшего не о будущем, а о том, как вальяжно сядет в воронок, расскажет через губу сокамерникам о «судейском беспределе», станет «героем дня». Ну, чем не романтика? Закончившаяся слезами и просьбами «дяденьки отпустите, я больше не буду», когда уютную мамину квартиру сменил грязный изолятор. Откуда осужденный В. и был этапирован в Брянскую воспитательную колонию для несовершеннолетних.

- К слову, одну из лучших колоний в стране, которую еще называют «колонией будущего». Поскольку там созданы такие условия для проживания, которым может позавидовать любое учреждение социального или образовательного профиля на свободе. По большому счету, это не только исправительное учреждение, но и реабилитационный центр для оступившейся молодежи, где ребятам помогают найти себя, понять и начать жизнь с чистого листа. Особенно если на клочке бумаги вместо матерных слов вдруг появляется список художественной литературы, которую Виктор залпом поглощал в колонии и просил маму передать отсутствующие в библиотеке экземпляры.

 

Эх раз, еще раз…

 - Колония пошла на пользу? Как замечает сам Виктор, изменения к лучшему там определенно начались, он практический завязал с употреблением химических препаратов, но…

- Это сейчас я понимаю, что мне сразу нужно было в реабилитационный центр ехать, чтобы закрепить результат. Ведь на самом-то деле я выходил из тюрьмы незрелой личностью, знающей, по каким понятиям нужно жить на зоне, но не имеющей никакого представления о жизни в обществе. Младой юнец с амбициями умудренного жизнью старца. Типа я видел в жизни все, меня никто не обманет, буду людей как орешки щелкать. Тем более, что мама подарила квартиру, машину, познакомила с хорошей девушкой, - вспоминает Виктор, как в итоге жизнь по носу щелкнула опять. Когда бытовые трудности, не сложившиеся отношения с подругой, проблемы с работой из-за судимости, неусыпный контроль родителей привели к тому, что он сорвался и впервые попробовал соль.

- Это был такой приход, что до сих пор ночами сниться, и из головы не выходит та радужная эйфория. Когда ты первый после бога и можешь даже оттаскать его за бороду. В глазах все мерцает. Вспышки. Молнии, - рассказывает наш герой, как уже через месяц плотно сидел на игле. Еще через три снова загремел на зону. Где опять попытался бросить пагубное пристрастие. И снова ему это удалось. Конечно, не так легко как в первый раз…

Тогда он в первый раз взял в руки Библию. И нет, от физических болей она не спасала, но в качестве нравственного обезболивающего, помогающего выдержать тот непростой период, оказалась вполне эффективным средством.

- Именно тогда я для себя понял, что отказаться от соли можно, и можно потом с этим жить, не срываясь в рецидив. Но для этого у человека должна быть мотивация. И она бывает разной - от банального взять себя «на слабо» до понимания, что вот перед тобой дно жизни, и дальше опускаться некуда, когда у тебя всего два варианта: оставаться здесь и ждать пока умрешь, либо отталкиваться от него и пытаться подняться на поверхность, - рассказывает наш герой.

 Надо ли говорить, что выбрал он? И как корил себя после того, как по выходу из тюрьмы и после длительного перерыва снова сорвался. И, кстати, опять в личной драме фигурирует женский след, и что дело было вечером, делать было нечего, а тут девушка на асфальте мелком рисует. Немного странная и с черными линзами как у Элджея. Так чем не повод познакомиться? А после пойти гулять по площади 200-летия, правдиво отвечать на вопросы и о прошлом, и махнуть рукой на будущее, когда новая пассия эффектно вытянула из сумки пакетик с солью, мол, «сюрприииииз». Он и потом еще несколько раз пытался завязать, но с января по май 2021 года снова плотно сидел на солях.

 - Видела ли я, что происходит с моим сыном? Видела. Сложно не замечать длинные рукава и зимой и летом, замедленную речь, вспышки гнева и агрессии. Просила ли остановиться? Просила. Даже в Москву отправляла подальше от его компании. Но тут грянул коронавирус, в декабре Витя вернулся из столицы, и дружки тут как тут. Зимой однажды побитый пришел. Так они его и в больнице навещали! В итоге докололся до эпилептических припадков. Уже после клиники лежит как-то на диване, со мной через стенку разговаривает. Потом слышу шум. Забегаю к нему в комнату, а он глаза закатил, руки сжал, не дышит. Кричу мужу: «Витя умер. Скорую быстро вызывай». А сама сверху на грудь давлю, пальцами рот ему раскрываю, - смотрит мимо нас Лариса, снова и снова проживая самые ужасные минуты в жизни матери.

Впрочем, тогда скорая приехала быстро. Виктора спасли. На следующий день пока Лариса собиралась на работу, сын был дома. Вернувшись же вечером со смены домой, увидела лишь запертую дверь.

- Его не было три дня. А когда вернулся, я просто с ним не разговаривала. Вышла в подъезд, села на лавочку, тут он подходит, мол, мам поехали в больницу. Сначала даже вспылила: «Какая тебе больница, если все равно шырнешься». Но потом вижу что, другой он какой-то. Серьезный что ли. Будто решение какое-то для себя принял, - рассказывает Лариса, как в тот же день Виктор оказался в наркологическом диспансере. А тот ведет тесное сотрудничество со специалистами реабилитационного центра «Здоровое Ставрополье».

Вот уже на протяжении нескольких лет наркозависимым гражданам, проживающим на Ставрополье, предоставляются государственные сертификаты на прохождение бесплатной полугодовой реабилитации в специализированных учреждениях. Реабилитационный центр «Здоровое Ставрополье»  также есть в этом списке. По счастливому стечению обстоятельств в больнице оставалось два свободных сертификата, один из которых и был предложен Виктору.

- Что ж, усилия медиков и специалистов Центра не пропали даром. - С прошлым покончено,- уверенно говорит Виктор.

И нет в его словах ни тени сомнения. Мол, и так покуролесил достаточно. Ошибки прошлого будут присутствовать в его жизни новыми соблазнами, манить воспоминаниями о кайфе… Но на это все у него есть и другие воспоминания, о той изнанке жизни, о которой не говорится в сладких посулах, но которая обязательно настает. И нет там ничего хорошего. Поэтому стоит ли?

Марина Кандрашкина.

фото из открытого источника

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.