Вы здесь

ОБЕЗДОЛЕННЫЙ

Как в Арзгирском районе решается проблема с невостребованными паями
Тринадцать лет прошло с тех пор, как в стране вступил в силу ФЗ «Об обороте земель сельхозназначения», закрепивший в обиходе юристов и повседневной жизни ставропольских хозяйств такое понятие, как «невостребованные доли». И если для обычных селян данный термин по сути ничего не изменил, то в районных муниципалитетах еще одной головной болью прибавилось.
Ведь что такое невостребованные доли? С одной стороны, это тысячи гектаров возделываемой земли, которая простаивает из-за того, что ее владельцы по каким-то причинам не получили в срок свидетельства о праве собственности на участки и не распорядились ими. С другой - это недополученные налоги и прибыль и в без того скудные районные бюджеты. Чтобы исправить ситуацию, в 2010 году государство обязало региональных чиновников решить эту аграрную головоломку: паи собрать в единое целое, участки размежевать, поставить на кадастровый учет и отыскать законных владельцев.
Между тем, как показывает практика, на местах далеко не все районные власти готовы скинуть со своих плеч земельное бремя и вернуть забытые паи их хозяевам. Взять хотя бы недавнее судебное разбирательство Тимофея Жишко с администрацией Новоромановского сельсовета Арзгирского района.
С любовью от мамы
Воспитываясь после смерти мамы в доме у тети, Тима с детства привык рассчитывать только на себя и свои силы. Хорошо учился в школе, поступил в строительный техникум, устроился на работу и... очень удивился, когда однажды ему позвонили с Пенсионного фонда.
- Вы Тимофей? Почему не приезжаете писать заявление на сиротский капитал? Государство вам выделило 420 тысяч рублей на решение квартирного вопроса. Подыскивайте себе жилье на эту сумму, и просим к нам, оформлять документы, - приглашала сотрудник отдела.
- В тот момент я даже не нашелся, что сказать. Я вообще не знал, что мне полагаются какие-то деньги, никто об этом не говорил, а тут такой подарок судьбы, - вспоминает юноша.
Впрочем, 21-летний парень быстро нашел ему разумное применение, внеся в качестве первого взноса по ипотеке за квартиру в Ставрополе. Потом устроился еще на одну работу, чтобы быстрее погасить банковский кредит, и так в трудах и заботах жил до октября 2014 года, пока ему снова не позвонили. Теперь уже знакомые из Новоромановки.
- Тим, мы тут вчера получили районную газету, в которой опубликовано объявление районной администрации о невостребованных землях, мол, просьба их хозяев откликнуться. В списках пайщиков есть и тетя Ира, твоя мама. Ты же ее единственный сын, а значит, наследник. Приезжай, оформи пай, он-то денег стоит, - настаивали друзья.
- Может, опечатка? - усомнился поначалу Тимофей, но на всякий случай справки решил навести.
Вскоре на его запрос в администрацию Новоромановского сельсовета пожаловал ответ от главы поселения А. Понтюхина, дескать, никакой опечатки нет, и земельная доля у Ирины Васильевны Жишко действительно имеется. Откуда она взялась? Тоже подарок из прошлого. В 1992 году большевистский лозунг «Земля - крестьянам!» был воплощен в жизнь в натуральном, так сказать, виде, когда по спущенной сверху директиве в коллективных сельхозпредприятиях проводился дележ и приватизация земельных угодий - так называемое распаевывание. Исключением не стал и новоромановский СПК «Родина», где была создана межведомственная комиссия, в задачи которой входило создание списка лиц на получение земельного пая. Под 117 номером в этом документе числилась и Ирина Жижко. В дальнейшем список был утвержден на общем собрании трудового коллектива и направлен главе района на подпись, после чего 29 декабря 1994 года местным земкомом на ее имя было изготовлено свидетельство на право собственности на землю площадью 15 гектаров.
Собственно, с этой заверенной в Росреестре копией свидетельства и двумя постановлениями главы администрации Арзгирского района от 07.10.1994 г. и от 30.11.1994 г. Тимофей обратился в Арзгирский районный суд с иском к администрации муниципального образования Новоромановского сельсовета о восстановлении срока для принятия наследства.
- Честно говоря, я был уверен, что судебное разбирательство - это пустая формальность и никаких препонов не возникнет. Власти же сами дали объявление, что просят владельцев земель отозваться, - рассказывает молодой человек.
Наивность - это редкий дар смотреть на мир невооруженным взглядом. Слышали, читатель, такую поговорку? Вскоре в ее правоте убедился и Тимофей Жишко. Так как с первых же минут судебного процесса стало ясно, что без боя никто сироте землю отдавать не собирается. Ответчики по иску в лице Новоромановской администрации с требованиями не согласились.
Ж и Ш сидели на трубе...
«А был ли мальчик», - так можно вкратце резюмировать позицию главы муниципального образования Новоромановского сельсовета. Мол, земля-то есть, но кто сказал, что Тимофей может претендовать на нее. Во-первых, в свидетельстве о праве на пай стоит фамилия ЖиЖко, в то время как сам истец ЖиШко. Во-вторых, даже если предположить, что между этими лицами родственная связь имеется, почему тогда сыном сразу не было принято материнское наследство, и малолетний возраст - отнюдь не уважительная причина для пропуска срока.
Ну, не знаю... ...Может, в Новоромановке это вполне обыденное дело, что восьмилетний мальчик вместо рассказов о Чуке и Геке и приключениях Тома Сойера с упоением читает Конституцию РФ и без проблем разбирается в юридических тонкостях российского законодательства, но требованиями школьной программы такие познания все же не предусмотрены. Да и в самом Гражданском Кодексе РФ имеются некоторые особенности вступления ребенком в права наследования.
Начну с того, что самостоятельно принять наследство могут только дееспособные лица. А ребенок, которому еще не исполнилось 14-ти лет, дееспособностью не обладает, поскольку в силу малолетнего возраста не может в полном объеме понимать и выполнять установленные требования. Как гласит закон, все сделки от имени юного наследника совершаются его родителями, опекунами или попечителями. Если же те по каким-то причинам не обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства, это вовсе не значит, что оно безвозвратно утеряно.
Словом, возраст наследника, вопреки доводам ответчиков, - основание все-таки веское и весомое. Остается только разобраться с путаницей в фамилиях? Хотя причем тут путаница, когда речь идет о самой обычной безалаберности, с которой в нашей стране вот уже на протяжении многих лет относятся к документам. Из поднятых архивов стало ясно, что в свидетельстве о праве на землю произошла опечатка. Никакой ЖиЖко Ирины в Новоромановке отродясь не было, зато на протяжении долгих лет на благо СПК «Родина» усердно трудилась, получала зарплату и расписывалась в ведомостях ЖиШко Ирина, у которой был один сын - истец Тимофей.
Думаете, повествование на этом можно завершать? Ох, не бежите, читатель, впереди паровоза, ибо им может оказаться локомотив с бюрократическими заковырками, который при желании заживо погребет вас под кипой отписок, заявлений, постановлений, рекомендаций. Мастер-класс, как это происходит на практике, был продемонстрирован представителями Арзгирской районной администрации, приглашенными на слушания в качестве третьих лиц. Они тоже требовали в иске сироте отказать, ибо все случившееся не что иное, как сплошная цепь чудовищных недоразумений, начало которым положило ошибочное объявление в районной газете «Заря». Почему ошибочное?
Кесарю - кесарево, а мертвому шиш?
Да потому, что невостребованные земельные доли нашли своих хозяев давным-давно, последний пай площадью сорок гектаров был отдан законному владельцу еще в 2004 году, о чем в районной газете выходило соответствующее объявление. И вот хотите верьте - хотите нет, но недавно, пролистывая на досуге подшивки десятилетней давности, любуясь версткой, наслаждаясь слогом написания этого текста, редактор «Зари» взял, да и решил его повторить. Просто так, без всякого умысла, исключительно как назидание коллегам, вот, канальи, как писать нужно! Кто ж знал, что такая шумиха поднимется!
Что вы там говорите, независимо от того, было объявление или нет, земля-то все равно у Ирины Жишко имеется? И опять неувязочка. Как уверяла в зале суда И. Лисовина, претендовать-то на участок Жишко Ирина Юрьевна претендовала, но имела неосторожность умереть 15.10. 1994 г. за два месяца до выдачи свидетельства на право собственности на землю. И вместе с оборвавшейся жизнью исчезли и все основания для выдачи пая.
- Но постойте, - возмутится кто-то из читателей. - Если у меня есть квартира, и я ушел в мир иной, не успев приватизировать ее, она вместе с нервотрепкой и беготней по разным инстанциям, но переходит наследникам. В чем разница между двумя видами недвижимого имущества, где логика?
Ответ на этот почти что риторический вопрос в своем решении дал судья Арзгирского районного суда Д. Рыжов, который постановил в иске Тимофею отказать, поскольку никакого наследства нет. «В соответствии с Указом президента РФ «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» документом, удостоверяющим право собственности на земельный участок, является свидетельство, выдаваемое комитетом по земельным ресурсам и землеустройству и подлежащее регистрации в регистрационной книге. Представленное же истцом постановление главы администрации не может являться основанием для включения земельного пая в состав наследственного имущества». Другими словами, документ не тот!
Вот такие бюрократические вилы, на которые, кстати, Тимофей наткнулся далеко не первым. В 90-е годы между двумя ключевыми точками аграрной реформы - утверждением проекта перераспределения земель и выдачей правоподтверждающих документов - действительно, возникла определенная пауза. Несмотря на то, что собрания пайщиков проходили в 92-93 годах, свидетельства на право собственности на землю колхозники начали получать только после издания Указа Президента РФ «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России», т.е. в основном в 1994-1995 годы. И далеко нередки были случаи, когда участник долевой собственности умирал, так и не дождавшись документов.
Тогда оставшиеся не у дел наследники стали обращаться за правдой в суд. А коль прецедент был уже создан, есть исчерпывающие рекомендации Верховного суда по делам о наследовании, как действовать в подобных случаях. Судьи высшей инстанции советуют коллегам внимательнее изучить Федеральный закон от 24 июля 2002 г. «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Согласно статье 18 свидетельства о праве на земельные доли, выданные до вступления в силу ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а при их отсутствии выписки из принятых решений органов местного самоуправления о приватизации сельскохозяйственных угодий имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Выходит, если в списках, подписанных главой администрации, фамилия значится, то земельный пай положен либо самому претенденту, либо его наследникам при любых жизненных перипетиях. Поскольку именно общее решение пайщиков о выдаче надела является фундаментом, основой всех основ для получения земли. На главу же администрации и прочих кабинетных чиновников государством были возложены чисто технические функции по сопровождению этих сделок, и ни они, ни суд не имели никакого права видоизменять и корректировать списки.
Почему на этот закон и рекомендации Верховного суда не обратил внимания при вынесении решения судья Рыжов, остается загадкой. Равно как и то, почему так рьяно муниципальные и районные власти не хотели отдать эти злосчастные 15 гектаров сироте.
Где кончается бдительность и начинается лукавство
Уж не вступившие ли в силу в 2010 году поправки к ФЗ «Об обороте земель», разрешившие оформлять невостребованные доли через суд во владение муниципалитетов, стали причиной такой ретивой бдительности чиновников? Да, процесс оформления этих наделов долгий, хлопотный и весьма затратный. Ибо нужно сформировать список невостребованных долей, опубликовать его в районной газете, потом созвать общее собрание собственников земельного участка для утверждения списка, вынести судебные тяжбы о признании права собственности на паи, и только потом участки поступят в Фонд перераспределения земель, и начнется то, ради чего эти мытарства стоило претерпеть.
Как там бишь у нас в законе? После государственной регистрации права муниципальной собственности на невостребованные земельные доли орган местного самоуправления обязан в течение месяца опубликовать извещение о возможности приобретения в собственность земельных долей по цене 15 процентов от кадастровой стоимости? А вот это уже весьма заманчивое предложение.
Но, повторюсь, это всего лишь мнение. А как оно есть на самом деле, покажет только время. Тем более что Тимофей Жишко подал в Краевой суд апелляцию на решение Арзгирского районного суда. «Ведомости» будут следить за развитием событий.
Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет