Вы здесь

ИНТЕРНЕТ ПРОТИВ ДЕТЕЙ

ИНТЕРНЕТ ПРОТИВ ДЕТЕЙ
Ольга ТЫШЛЯР

Однажды, помогая десятилетней племяннице найти в Интернете материал для реферата, случайно щелкнула не на ту ссылку. То, что открылось нам, просто потрясло. Картинки для взрослых появились совершенно неожиданно, и у ребенка не вызвали такой негодующей реакции, как у меня. Она по полдня просиживает в глобальной сети и привыкла ко всему. Следующим моим потрясением стал язык, которым, оказывается, принято общаться на сайтах школьников, - как говорится, мат на мате. На вопрос, кто скрывается за анонимками и ведет такой разговор, ответом было - Интернет-пользователь. Стало страшно. Никакие программы-ограничители, установленные родителями, не спасут от информации, которую ребенку видеть еще рано. Тем более не уберегут от маньяков, которые запросто могут войти к детям в доверие.
Сегодня эта проблема волнует многих. На рынке появляется даже специальное программное обеспечение, которое позволяет родителям дистанционно отслеживать, чем занимается их ребенок в сети, а при выходе на не разрешенный родителями сайт, требует разрешение, которое можно отправить по электронной почте. Но не у всех работа связана с постоянным нахождением у компьютера. Так что вряд ли получится установить реальный контроль за действиями ребенка в глобальной паутине.
Западные страны уже давно озаботились этой проблемой. У них и законы строже, чем у нас, и борьба идет реальная. Например, они могут отследить человека, размещающего на сайтах детскую порнографию, и не просто отследить, но и привлечь к уголовной ответственности. У нас, наверное, тоже могут, но никто этим не занимается. Однако первый шаг сделан. В феврале в России было проведено заседание подгруппы по защите прав детей российско-американской президентской комиссии. Мероприятие собрало омбудсменов со всей России, в том числе ставропольского уполномоченного по правам ребенка Светлану Адаменко. Со стороны США участвовали эксперты в области защиты прав детей, в том числе руководитель Управления по борьбе с непристойными явлениями и эксплуатацией несовершеннолетних, программный директор управления ювенальной юстиции и защиты от преступности. Заметьте, какие структуры созданы за рубежом для защиты несовершеннолетних. У нас же пока даже законы об ужесточении наказания за насилие над несовершеннолетними принимаются со скрипом.
На заседании прозвучали страшные цифры. За последние семь лет число преступлений, совершенных против детей, увеличилось на 37%, преступлений же сексуального характера - более чем в два раза. Россия занимает второе место после США по распространению детской порнографии в Интернете. При этом треть ее мирового объема поставляется нашей страной.
Большое значение эксперты и российские правозащитники уделили профилактике. Говорилось о необходимости фильтрации Интернет-трафика, блокирования сайтов, содержащих противоправную информацию, усиления уголовной ответственности за организацию порнографических контентов. Одновременно предлагается вести профилактическую работу с подростками и родителями.
В Америке существует система демонстрационных центров, цель которых - повысить информированность граждан о проблеме, так как многие за рубежом, как впрочем и у нас, склонны считать, что детская порнография - это что-то абстрактное. На деле же речь идет о судьбах вполне конкретных детей, которые подвергаются насилию и вынуждены всю оставшуюся жизнь переживать произошедшее. Травмы, пережитые в детстве, ведут к проблемам социальной адаптации, усиливают склонность к алкоголизму или наркопотреблению.
В нашей же стране только планируется создать центр помощи пропавшим и пострадавшим детям. У нас не отработана реабилитация жертв, нет экспертов, способных распознать насилие над детьми, если им не были нанесены серьезные увечья. По словам выступавших экспертов, Россия - страна, комфортная для педофилов. Осужденных за страшные преступления даже досрочно отпускают на свободу. Показателен один из последних примеров омского насильника. Тридцатилетний маньяк, убивавший детей, получил пятнадцать лет лишения свободы. Он выйдет на свободу в 45 лет и запросто сможет продолжить свои злодеяния.
Уполномоченный по правам ребенка П. Астахов заметил, что преступления против детей должны считаться особо опасными, и сроки наказания должны быть соответствующими - 20-25 лет.
Однако все знают, что маньяка нельзя перевоспитать, выйдя из тюрьмы, он не сможет не убивать, не насиловать. Какая поэтому разница, через какое время он выйдет на свободу? Все равно на площадке во дворе будут играть чьи-то дети. Да, сейчас законодательно запретили людям, совершившим преступления против детей, устраиваться на работу в детские сады и школы. Однако что мешает им встретить жертву на пути в магазин или, того проще, договориться о встрече на Интернет-сайте? Да мало ли где еще.... В России насильники получают мизерные сроки за насилование детей. При этом чем старше ребенок, тем меньше срок. Сейчас вносятся изменения в уголовный кодекс, предполагающие увеличение до 20 лет лишения свободы за подобные преступления, если они совершены против детей, не достигших четырнадцатилетнего возраста. «Чем младше ребенок, тем суровее наказание», - заявляют руководители нашего государства. А детей старше 14 лет можно использовать практически безнаказанно. Госдеятели лоббируют принятие действительно суровых законов, некоторые из них открыто заявляют при этом, что если родители не смогли уберечь своего ребенка, объяснить ему, что можно, что нельзя, то это они сами и виноваты. О детях по-прежнему никто не думает. Вряд ли создание центра помощи пострадавшим детям сможет кардинально изменить ситуацию, как и небольшое ужесточение уголовной ответственности.
Остается радоваться тому, что проблемой начали заниматься. Ставрополье не отстает от других регионов. В апреле в крае пройдет межведомственая научно-практическая конференция по проблемам безопасного Интернета, в которой примут участие педагоги, ученые и представители ведущих провайдеров.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет