Вы здесь

ЧУМОВОЙ ЯКОРЬ

ЧУМОВОЙ ЯКОРЬ
Галина Сергушина
Негативный имидж Ставропольского края как региона «чумовой заразы», похоже, до такой степени достал губернатора, что очередное заседание правительства, на котором центральным вопросом было обсуждение эпизоотической обстановки и мер для ее стабилизации, было проведено им в чрезвычайно жестком режиме.
НЕСДАННЫЙ ЭКЗАМЕН
- Наш край никак не может сдать экзамен на знание ветеринарной, противоэпидемической работы, - заявил Валерий Гаевский. - Если год назад это ассоциировалось с республиками Северного Кавказа, то сейчас сделали все, чтобы страна знала: Ставрополье - рассадник чрезвычайных ситуаций. Инвестиций не бывает там, где чума, хоть и свиней.
Глава региона назвал ситуацию с африканской чумой якорем, который тормозит движение вперед.
Похоже, последней каплей, переполнившей чашу терпения главы региона, которому вот уже более полугода приходится тратить силы, время и государственные деньги на борьбу с чумной проблемой, помогать не справляющимся с ситуацией ветеринарным и иным контрольным службам, и оправдываться перед федеральными властями, стала вспышка африканской чумы свиней в селе Надежда Шпаковского района в личном подсобном хозяйстве некоего Григоряна. До этого чума «прошлась» уже по пяти районам края и добралась до подступов к Ставрополю. Прокуратурой наказан ряд руководителей, ветеринарных врачей и зоотехников хозяйств, «проморгавших заразу». Главный ветврач Шпаковского района уволен за ненадлежащее исполнение обязанностей.
Начальник краевого управления ветеринарии Василий Сердюков в своем докладе сообщил о проводимом комплексе противоэпизоотических мероприятий, миллионах обработок животных, миллионах лабораторно-диагностических исследований и экспертиз. Очевидно, что у ветеринарной службы края сейчас такая тяжкая «страда», которой никому не пожелаешь. Но губернатор оценил работу службы как неудовлетворительную.
Однако на заседании правительства говорилось и о другом. Очевидно, что к каждой хрюшке ветеринара не приставишь. Держатель личного подсобного хозяйства Григорян разводил свинопоголовье не в голой степи, а в достаточно густонаселенном пригородном селе. Почему соседи терпели «ароматы», издаваемые свинофермой, где содержалось подчас до нескольких сотен животных, почему не жаловались главе своего муниципалитата?
Прозвучала информация, что предприниматель подкармливал соседей, отдавая им бесплатно субпродукты забитых животных. А мясо продавал в близлежащих городах. По информации главы Шпаковского района, к главе села Надежда с жалобами никто из жителей не обращался. А сам он, видимо, не счел нужным озаботиться, достаточен ли санитарный контроль за частной свинофермой, расположенной на территории его муниципалитета. У нас ведь пока над собственной головой гром не грянет, мужик не перекрестится.
Еще один вопиющий факт. Вроде бы в крае были приняты чрезвычайные карантинные меры. По официальным данным, на контрольных постах милиции и стационарных постах ДПС с 1 января 2008 года по 1 июня 2009 года более 500 раз задерживали перевозчиков животных и сельхозпродукции, которые не имели соответствующим образом оформленных ветеринарных сопроводительных документов. Но если «сито» действительно было таким густым и жестким, как удалось некоему Газаряну, пройдя через все милицейские кордоны Ставропольского края, вывезти более 2 тонн свинины из зараженного опасной инфекцией региона? Задержали его подмосковные гаишники на Каширском шоссе. Разве это не оплеуха ставропольским контрольным органам?
Дело не только в репутации края, в авторитете региональной власти, угрозе неполучения каких-то инвестиций. Из-за того, что кому-то чума, а кому - «мать родна», что кто-то торопится справить пир во время чумы, стремясь не упустить прибыль, страдают сотни тысяч простых жителей края. В очагах инфекций и первых угрожаемых зонах имелось более 28 тысяч голов свиней, из которых пало 420, отчуждено и сожжено более 20 тысяч, убито и переработано на мясоперерабатывающих предприятиях около полутора тысяч, самим населением убито и пущено на термообработку около 6 тысяч. В качестве возмещения ущерба за отчужденное в ходе карантинных мероприятий свинопоголовье физическим и юридическим лицам уже выплачено из казны около 23 миллионов рублей.
- А как быть с убытками в связи с запретом на вывоз сельхозпродукции из края нашими предприятиями? - гневно спрашивал губернатор. - Как быть с тем, что жители не могут вывезти на рынок и продать молоко из-за своих непутевых соседей?
По словам Валерия Гаевского, сегодня ситуация «на развилке»: или будет найдено решение, или придется делать серьезные кадровые выводы. Судя по всему, они прежде всего могут коснуться ветеринарной службы.
В ходе заседания не раз поминали сородичей домашних хрюшек - диких кабанов, которые, мигрируя в край из неблагополучных по «чумной заразе» Грузии и Северной Осетии, заражают ставропольское свинопоголовье. Сегодня из сотни с небольшим диких кабанов на Ставрополье по подсчетам осталось около тридцати. В то же время, в соседнем Краснодарском крае их несколько десятков тысяч. Тоже, вроде, мигрируют, тоже, видимо, общаются с домашними хрюшками. Но Краснодарский край не поразила африканская чума свиней.
Сегодня мы хотим жить, питаться и одеваться, как в цивилизованных западных странах. А вот по части соблюдения санитарных, ветеринарных правил и прочих нормативных и правовых регламентов, по-прежнему надеемся на русское «авось». В результате халатности зоотехников и ветеринаров в проблемных хозяйствах многие люди остались без работы и без зарплаты. В результате ложно понимаемого добрососедства в той же Надежде пострадал не только один предприниматель, но и другие жители, лишившиеся своих немногих хрюшек, которых рассчитывали вырастить на мясо для семьи.
На заседании правительства вновь был поднят вопрос о несакционированной торговле мясом вдоль автотрасс. Особо акцентировали внимание на такой торговле близ сел Татарка и Канглы. Канглы - около трассы, ведущей в наш особо охраняемый эколого-курортный регион. Поскольку десяток местных барыг ни на какие предупреждения и запреты не реагируют, из уст одного из чиновников даже прозвучало, что, может быть, пригрозить непослушным отсрочкой строительства социальных объектов. Но при чем здесь все селяне? Управу на барыг должны все же найти правоохранительные и контрольные органы. Губернатор предложил как разумный выход построить в селе рынок, т.е. не обижать жителей, а, напротив, помочь им.
Контролерам и правоохранителям глава региона пообещал, что информацию об их недостаточно эффективной работе по борьбе с опасной инфекцией доведет до их федерального руководства. В частности, речь идет о структурах Россельхознадзора, Роспотребнадзора и службе милицейского дорожного контроля (ГАИ, ДПС). Обращаясь к руководству аграрных ведомств, муниципальных образований, представителям ветеринарии, глава региона заявил, что уговаривать больше не будет, «целый год уговаривал, если у кого еще вспыхнет, не обессудьте».
КТО ПРИВАТИЗИРУЕТ БЫВШУЮ КОМСОМОЛЬСКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ?
Еще один вопрос, вызвавший неожиданную эмоциональную реакцию, касался приватизации нежилых помещений по проспекту Карла Маркса. В советские годы в них размещался крайком комсомола. Сейчас они в государственной собственности края, но сдаются в аренду. На предыдущем заседании правительства были внесены в перечень объектов приватизации на 2009 год. Арендаторы -продовольственный магазин «Звезда», стоматологическая клиника и еще одна предпринимательская структура, которая не была названа. В случае приватизации все они по закону имеют преимущественное право на выкуп. Независимые оценщики оценили квадратный метр в 62 тысячи рублей. В принципе, об объективности оценки речи не шло. Но губернатор «затормозился» на этом вопросе, видимо, не только из-за вдруг вспыхнувшей комсомольской ностальгии, скорее сработала хозяйская жилка главы региона: помещения в центре города всегда могут пригодиться казне.
В. Гаевский обратился к сидевшему в зале мэру Ставрополя, своему старому товарищу по работе в краевом комсомоле Н. Пальцеву: «Николай Иванович, может быть, вы купите? (имеется в виду для города). Пальцев не ответил, и тем не менее Гаевский резюмировал: «Если будут другие предложения, более политически правильные, рассмотрим в первую очередь».
А что? - взяли бы и купили под городской молодежный центр, вузов в Ставрополе много, еще больше колледжей, а клуба для общения нет. У школьников - Дворец детского творчества, бывший Дворец профсоюзов, в свое время выкупленный городом, предоставил площади в аренду разным структурам, здесь кинотеатр, концертный зал, кафешки. Краевая Дума создала Молодежную палату, городская, возможно, создаст свою, в городском парламенте немало молодых депутатов, в городе существуют формальные и неформальные молодежные объединения - вот и сделать бы им клуб для общения, площадку для дискуссий. Да только где городу взять деньги в период кризиса?

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет