Вы здесь

Я УСТАЛА БЫТЬ ЦЫГАНКОЙ!

Я УСТАЛА БЫТЬ ЦЫГАНКОЙ!

Угораздило же меня добираться домой через «Людмилу»! Автовокзал переполнен людьми, люди, в свою очередь, багажом. Автобуса не было, и я, чтобы себя чем-нибудь занять, стала рассматривать людей - поскольку нет ничего интересней, чем людские судьбы. «Никакая пьеса не переиграет режиссера по имени Жизнь», - думала я, не ожидая, что так быстро попаду своими словами прямо в цель.

Автобус подъехал, и толпа ожидавших ринулась на его штурм. Я уже рассталась с мыслью уехать этим рейсом, как водитель вдруг открыл заднюю дверь и я, стоявшая в хвосте очереди, неожиданно оказалась сидящей в видавшем виды кресле. Не успела присесть, как до моих ушей донесся визгливый голос. Девушка на переднем сидении ни в какую не хотела подвинуться к окну, чтобы с краю села молодая цыганка со своим неудобным багажом. Цыганочка пошла по салону и вдруг приостановилась у моего сидения - место у окна здесь тоже было пока свободно. Я подвинулась, и та, благодарно заглянув мне в глаза, быстро заняла место с краю.
Что-то в ее облике не давало мне покоя - я вновь и вновь разглядывала юную фигурку, копошащуюся у своих сумок. Очевидно, мой интерес был ею замечен, потому что она неожиданно распрямившись, спросила: «Что, гадаете, цыганка я или нет? Так вот, цыганка. Теперь цыганка». После этих слов я, наконец, поняла, чем была так любопытна мне эта девушка. Одета она была, безусловно, по-цыгански: длинная юбка, косынка на голове, в ушах большие «цыганские» серьги, длинная кожаная жилетка.... Но вот лицо! Лицо девушки было типично славянским - с курносым носиком и голубыми глазками. Я невольно взглянула на волосы, выбивающиеся из-под косынки. Черны как воронье крыло. Перехватив мой взгляд, она, как бы оправдываясь, произнесла: «Крашеные, а так - русые были. Когда-то...»
«Зачем же ...» - начала было я, но осеклась. Кажется, я бесцеремонно лезу в чужое пространство. Но девушке, видимо, очень хотелось поговорить по душам. Поэтому мне, случайной попутчице, она и рассказала свою историю.
Жила девочка, ну, скажем, Света с мамой. Ходила в школу, гуляла с подружками и очень любила кино. Особенно индийское - про любовь. Да не такую, как в наших фильмах, что от жизни многих семей не отличишь, а со страстями, интригами и невиданной любовью. В последнее время, правда, и у нас хорошие сериалы появились. Особенно нравился «Кармелита». Ух, и здорово все показано: и страсти роковые, и злодеи подлые, и любовь неземная. Что раньше Света про цыган знала? Что на базаре майками да тапочками торгуют? А они, оказывается, вон какие! И появилась у Светы мечта - встретить своего единственного, непременно цыгана, выйти за него замуж, вырваться из своих «серых будней» и зажить яркой и интересной цыганской жизнью!
И надо же было так случиться - ни одна мечта девушки не сбылась так скоро, как эта.
Как-то летом поехала Света с девчонками из своей станицы в Георгиевск, в парк на танцы. И познакомилась там с симпатичным цыганским пареньком. Познакомились, влюбились. Парень оказался решительный, потому что уже в сентябре сыграли свадьбу.
Жить молодые стали в семье новоиспеченного мужа. Свекровь через несколько дней после свадьбы Светлану переименовала, жестко сказав: «Теперь ты - Роза».
Скоро Света поняла, что жизнь и сериал далеко не одно и то же. В доме, кроме родителей и молодых, жили две сестры, брат мужа, бабушка и куча непонятно откуда берущихся ребятишек. Много людей, естественно, много и забот. И хотя нельзя сказать, что свекровь относилась к невестке как злая мачеха из сказки, но основную работу по дому приходилось делать Розе.
Вся женская половина семьи, кроме бабушки, занималась торговлей. Розу на торговлю не брали, предоставляя ей хлопотать по хозяйству. Утром дом пустел и Роза оставалась наедине с бабушкой, которая упорно говорила по-цыгански, хотя Роза не раз слышала, как она великолепно изъяснялась по-русски с соседями. Неземной любви тоже не наблюдалось - любимый муж исчезал с утра и появлялся только поздно вечером. Домой к маме Розу за три месяца отвезли только раз, по пути: ехали на оптовый рынок - привезли, ехали обратно - увезли.
Мать Светы, увидев дочь, похудевшую за это время килограмм на двадцать, зарыдала в голос. Если сначала Света и хотела пожаловаться на свое житье-бытье, то теперь, чтобы окончательно не расстраивать мать, стала всячески расхваливать новую семью. Успокоив маму, Света вернулась назад.
Некоторое облегчение в ее жизнь внесла женитьба деверя. Теперь по хозяйству крутились уже две невестки. Вторую - веселую молодую цыганочку, по иронии судьбы, тоже звали Розой. Вскоре Розе-первой стали доверять возить с рынка сумки с товаром. Поедет она со свекровью на «Людмилу», та закупит товар и сажает Розу на автобус, а сама идет опять на рынок...
Тут автобус остановился. Прервав свой рассказ, Роза, наклонившись ко мне, быстро прошептала: «Вы не поверите, как я устала быть цыганкой!». Забрала свои сумки и направилась к выходу.
Вскоре автобус двинулся дальше. А я, прильнув к окну, еще долго провожала взглядом хрупкую фигурку, тащившую на себе две больших клетчатых сумки.

Лилия ЯЦЫК, г. Георгиевск.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет