Вы здесь

Вынужденные ипостаси колокольни Казанского собора

Вынужденные ипостаси колокольни Казанского собора

На днях довелось пройти по Крепостной горе, что в краевом центре. Вспомнилось детство, когда мы жили в одном из кирпичных особнячков здесь, на Соборной площади. До сих пор это место именуют Комсомольской горкой, в честь тех, кто разрушил величественный Казанский собор - храм и колокольню, возведенные здесь в середине Х1Х века. Напомним, речь пойдет не о религиозном понимании слова ипостась, а в другом, общепринятом в русском языке толковании. В первой ипостаси, задуманной при строительстве соборного ансамбля – оповещать колокольным звоном население о сборах в дни торжеств и скорби - колокольня служила городу верой и правдой около полувека, до вооруженного государственного переворота, устроенного большевиками в 1917 году. Далее речь пойдет о том, как использовала безбожная советская власть это самое высокое сооружение на Северном Кавказе в своих целях. Сама звонница при советской власти, после разрушения в 1932-34 годах церковного здания, все время стояла заброшенной. Почему не разрушили ее – остается загадкой. Скорее всего, не нашлось смельчаков, которые рискнули бы орудовать ломами и кирками на огромной высоте. Большой высокий зал первого этажа колокольни постоянно использовался как склад. В небольшом дворике с тенистым садом, раскинувшемся восточнее колокольни, малышом я бывал в гостях у сверстников. Там из открытого окна одного из домов раздавались музыка, слышались мужские и женские голоса, прерываемые треском и шипением. Здесь размещалась радиостанция, как потом я узнал, первая на Северном Кавказе. От нее вверх на колокольню тянулись провода, которые взрослые называли антенной. Негромкую музыку и человеческую речь я слышал и дома. Папа, учитель физики, был радиолюбителем. На одном из столов в комнате всегда клубились какие-то провода, лежали катушки и другие непонятные предметы, которыми он манипулировал, когда бывал дома. Иногда он надевал на мою голову неуклюжее приспособление с двумя круглыми коробочками. Они приставлялись к ушам. На детекторном радиоприемнике папа научил меня колдовать пружинкой с острым кончиком на конце. После удачного попадания острия пружинки на сверкающий кристаллик и несложных манипуляций какой то ручкой в наушниках тоже слышались человеческая речь или звучала музыка Простейший детекторный приемник казался чудом. А звуки, как объяснял папа, шли от тех проводов, которые тянулись от домика на колокольню. Так звонница служила советской власти в качестве мачты для передающей антенны ставропольской радиостанции. С высоты колокольни радиоволны вещали о коллективизации (разорении зажиточных крестьян), индустриализации (восстановлении разграбленных заводов) и других «достижениях» советской власти в ходе «построения социализма». Отсюда же шла антирелигиозная пропаганда.

В 1935 году мы переехали на Барятинскую улицу (совр. Комсомольская), и на Соборную площадь я приходил редко. Один из походов к колокольне запомнился. По городу прошел слух, что здесь с большой высоты смельчаки прыгают с парашютом, как с самолета. Поход к этому аттракциону завершился разочарованием. Не только потому, что лишь взрослые допускались к прыжкам. Парашют был похож на большой зонтик, а спуск был настолько медленным, что многие, стоя уже на земле, сетовали на то, что не получили острых ощущений. Нам, подросткам, все же удалось побывать наверху, у той платформы, которая высовывалась из окна колокольни, на которую надо было выйти, чтобы прыгнуть вниз. Механика аттракциона была, как на ладони. По блокам скользил трос. Один конец его был прикреплен к бутафорскому парашюту. Трос от него уходил сквозь отверстие в полу вниз, в большой зал колокольни, где к его второму концу был прикреплен груз. Служители аттракциона закрепляли очередного «парашютиста» на тросе, после чего он с криками или без них прыгал в бездну. Скорость спуска регулировалась посредством торможения барабана, вокруг которого обвивался трос. Она зависела как от веса «парашютиста», так и от действий обслуживающего персонала. Стало понятным, почему детей и подростков не обслуживали на аттракционе: их вес был недостаточен для того, чтобы превысить вес груза. Добровольно-принудительное общество ОСОАВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиации и химическому строительству) курировало аттракцион, призванный готовить молодежь к войне против «мирового империализма». Так колокольня служила советской власти в деле подготовки молодежи к службе в армии.
Последняя ипостась колокольни совершенно мифическая. Как объясняли населению руководители края в 1943 году, она состояла в том, что, колокольня могла служить ориентиром для наведения орудий на город отступающими немецкими войсками. К тому времени, когда Царь-звонница была взорвана (11 мая 1943 года), немецкие войска были уже у низовий Дона, и не существовало орудий, способных донести снаряд на такое расстояние. Большевикам был нужен повод для ликвидации последнего напоминания о существовании на горе величественного Казанского собора. Лишь со второй попытки удалось взорвать колокольню. Позже на месте собора был сооружен мавзолей для захоронения одного из активных участников большевистского террора на Ставрополье.
За высоким забором на Крепостной горе уже приобретает окончательные формы архитектурный ансамбль, который довелось видеть в далеком детстве. Большевики разрушили храм, сбросили колокола с уцелевшей от рук варваров величественной звонницы, надругались над ней и, в конце концов, взорвали. Их последователи и преемники не желают каяться в содеянном. А сама жизнь показывает, кто был прав в трагическом противостоянии в период гражданской войны 1918 – 1922 годов.

Владимир ИВАНОВСКИЙ.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет